издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Диплом уничтожить

В суде рассматривается скандальное дело с участием экс-мэра и представителей двух вузов

Везёт известной иркутской предпринимательнице Татьяне Казаковой на заботливое и пристальное внимание правоохранительных органов. Богатые тоже плачут – очередная серия проблем началась для Татьяны Васильевны в конце этого лета, когда Кировский районный суд города Иркутска приступил к рассмотрению искового заявления по признанию недействительным её диплома о высшем юридическом образовании. На судебном заседании, прошедшем в минувшую среду, 7 сентября, побывал «Иркутский репортёр» и попытался разобраться, что инкриминируют известной предпринимательнице и чем будет крыть козыри прокуратуры сторона защиты.

«Боевое братство» просит разобраться

Эта история началась в первых числах 2016 года, когда в Генеральную прокуратуру РФ поступило  заявление. Подписано оно было грозно и внушительно – от лица совета Иркутского областного отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое Брат­ство» за справедливостью обращался его председатель Александр Токарев. Организация работает в 85 субъектах РФ, в состав её региональных филиалов входит полторы тысячи местных и первичных отделений. «Боевое братство» объединяет ветеранов всех горячих точек СССР и современной России и занимается военно-патриотическим воспитанием молодёжи.  

«Иркутскому репортёру» удалось найти Александра Токарева и вернуться к самым истокам этого разбирательства. Как он вспомнил, в конце прошлого года в одной из газет вышла большая статья о деятельности Татьяны Казаковой – деятельности, как утверждал автор, исключительно коррупционной. 

– Вы, наверное, помните, что в прошлом году у Казаковой шёл скандал с переделом собственности, её война с Матвеевым. Статью принес­ли на Совет ветеранов, а люди ведь все грамотные, обсудили и решили послать статью в несколько инстанций с просьбой разобраться в изложенных фактах. 

К тому времени у ветеранов иркутского «Боевого братства» уже был накоплен собственный печальный опыт общения с некоторыми структурами, относимыми к бизнес-империи Татьяны Васильевны. Как объяснил Александр Николаевич, незадолго до выхода статьи у «чеченцев», членов «Боевого братства», прошедших чеченские войны, которые занимались по договору охраной «Торгового комплекса», начались проблемы с одной из охранных фирм Казаковой. «Казаковцы» отчего-то решили, что справятся с охраной главного торгового центра города лучше всех прочих, и на этом основании начали вытеснять «чеченцев» с подведомственной до того им территории. 

В итоге выяснились две исходные точки, из которых постепенно выросло идущее сейчас судебное разбирательство. Во-первых, у «Боевого братства» не было никаких собственных фактов коррупционной деятельности предпринимателя Казаковой – они послали в Генпрокуратуру только вырезку из некой газеты с просьбой разобраться. А во-вторых,  Александр Токарев точно помнит, что в этой статье не было упоминаний о незаконности получения Казаковой высшего образования. Видимо, прокуратура выявила этот факт в ходе последовавшей проверки… 

Прокурорская проверка 

К обращению ветеранов в Генпрокуратуре отнеслись с вниманием – оно поступило в начале января, а уже в феврале ему быстро дали ход, спустив по инстанции в прокуратуру Иркутской области. Там тоже не стали долго тянуть, отправили его по инстанции дальше. И в течение весны направление проверки обрело осязаемые и законченные формы: «прокуратурой Кировского района города Иркутска во исполнение поручения прокуратуры Иркутской области была проведена проверка по вопросу законности получения Казаковой Т.В. в 2005 году диплома юриста ГОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права».

Исковое заявление от городской прокуратуры в суд поступило уже в июле этого года. Помощник прокурора Кировского района Наталья Коростилёва прокомментировала, что все обвинения, изложенные на шести листах обращения ветеранов в Генпрокуратуру, в которых были перечислены имущественные и многие другие прегрешения Татьяны Казаковой, были разделены по направлениям и проверены в разных инстанциях, а ей было поручено провести проверку только того, что указанное лицо никогда не обучалась в БГУЭП. И, тем не менее, имеет диплом юриста по специальности «Юриспруденция».  

В результате прокурорской проверки выяснилось, что с 1998-го по 2002 год Татьяна Васильевна обучалась в Иркутском заочном технологическом техникуме, где получила образование по специальности «Правоведение». При этом она практически одновременно – в том же 1998 году – поступила в Восточно-Сибирский институт экономики и права, где якобы проучилась до 2003 года и по неизвестной причине бросила институт. Об этом ей впоследствии выдали справку. Академическая справка гласила, что Казакова действительно в указанный период обучалась во ВСИЭП, за это время освоила около сорока дисциплин, но не сдала итоговые госэкзамены и не выполнила выпускную квалификационную работу – говоря проще, не стала защищать диплом.  

– Когда мы запросили документы, сначала казалось всё правильным, сомнений не возникало: она перешла учиться в БГУЭП, где ей были перезачтены те предметы, которые она не сдала во ВСИЭП, о чём в материалах дела имелась академическая справка, – объясняет помощник прокурора Кировского района Коростилёва. 

– На основании этого она сдала госэкзамены и получила диплом государственного образца. Но впоследствии при более полной проверке мы получили информацию от администрации ВСИЭП, что Казакова у них никогда не обучалась и, соответственно, академическая справка ей не выдавалась.

«В результате проверки всей учебной документации, относящейся к периоду 1998–2003 годов, установлено, что Казакова в Восточно-Сибирской институт экономики и права не поступала и никогда в нём не обучалась», – говорилось в ответе института на прокурорский запрос. С этого момента академическая справка становится краеугольным камнем обвинения – сторона обвинения настаивала, что речь идёт о подложном документе, на основании которого Татьяна Казакова не имела никаких прав на ускоренном обучении за несколько месяцев получить диплом о высшем образовании.

Также у прокуратуры были неприятные вопросы и к самому вузу. Бросила институт Татьяна Казакова 18 октября 2003 года – эта дата стоит на академической справке. А уже третьего декабря она подаёт заявление, в котором просит принять её на платную форму обучения в БГУЭП с целью завершения получения высшего образования. Согласно предоставленным администрацией БГУЭП сведениям, Казакова была приказом от 30 августа 2004 года зачислена в студенты только с 1 ноября – то есть практически спустя год после подачи заявления в декабре 2003-го. При этом она, фактически не являясь студентом, каким-то образом с декабря по ноябрь обучалась в университете и даже сдавала экзамены за третий курс. Приключения необычного студента продолжились и после официально поступления в Байкальский университет: уже 17 января 2005 года она была официально отчислена за невыполнение условий договора – проще говоря, за то, что не внесла оплату за учёбу. Восстановили её только 8 сентября.

А уже через одиннадцать дней, 19 сентября, Татьяна Казакова в результате успешного прохождения итоговой государственной аттестации получила диплом – ей была присвоена квалификация «юрист» по специальности «Юриспруденция». То есть, по подсчётам прокуратуры, официально Татьяна Васильевна проучилась в университете около трёх месяцев.  

Суд да дело 

Первое судебное заседание было назначено на 11 августа, но его отложили сразу после объявления начала процесса – адвокат Казаковой получила доверенность только накануне и не успела подготовиться. Так что основные бои развернулись 30 августа и 7 сентября. При этом нельзя не восхититься способностями Татьяны Васильевны в области кадровой политики – её представителем стала доцент кафедры гражданского права Олеся Плеханова, преподаватель семейного и наследственного права, работающая в том же БГУЭП (сейчас он называется просто БГУ). 

Обвинение настаивало на том, что академическая справка подложная, в приказах на зачисление студентов в 1998 году и их отчислениях в 2003 в документах ВСИЭП фамилия Казаковой не значится. Также на академической справке подписи декана и ректора не соответствовали подписям тех лиц, которые в указанную на справке дату занимали эти должности.     

– Более того, в тот период, когда якобы была выдана справка Казаковой, в тетради учёта выдачи академических справок их номера заканчиваются на 600 – с сентября 2003-го по июнь 2005 года. Тогда как номер справки, предоставленной Казаковой, заканчивается на 900, – веско добавляет ещё один аргумент Наталья Коростилёва. – Понятно, что сотрудники БГУ не обязаны проверять, истинная справка или подложная, мы их ни в чём и не обвиняем. Но диплом, если справка не действительна, не мог быть выдан ни в коем случае, потому что тогда около половины дисциплин она не изучала вообще, а вторую половину прослушала недостаточное количество часов.     

Вызванные в суд в качестве свидетелей сотрудники ВСИЭП также не подтвердили того, что Казакова училась в институте. Например, заведующая учебной части по работе со студентами Ольга Олесова, которая, собственно, и выдавала академические справки, заявила, что никогда не видела такой студентки. Однако вызванная стороной защиты Светлана Корнакова, заместитель декана кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора БГУ, была полна решимости отстаивать права своей маститой студентки на диплом. 

По её словам, не запомнить Казакову в стенах БГУ было невозможно – хотя бы потому, что она приходила на занятия с охраной. Зачисление Казаковой в студенты БГУ она считает полностью обоснованным, так как у неё было среднее профильное образование и академическая справка о незаконченном высшем образовании, не вызывающая сомнений, на бланке государственного образца строгой отчётности – любого из этих документов было достаточно. 

Также Светлана Викторовна настаивала, что, хотя в зачётной книжке Казаковой стояла отметка «перезачёт», на самом деле она прошла полную переаттестацию по спорным дисциплинам и показала в них уверенные знания. «Она ходила с охраной, это сразу вызывало у нас неприятие, но знания у неё были, и это широко обсуждалось преподавателями», – заявила замдекана Корнакова, сообщив, что по своей специализации Татьяна Васильевна мог­ла дать фору молодым преподавателям. 

– Все наши преподаватели готовы подтвердить – да, она не сидела на всех лекциях, но у неё есть знания, она прекрасно знает гражданское и уголовное право и ещё учит своих юристов, лично проверяет все документы и договоры – в этом я убедилась сама, – горячо поддержала коллегу по БГУ Олеся Плеханова. – Мы её запомнили по её знаниям, нас это удивило. Она отвечала на все вопросы. 

В результате сторона защиты твёрдо остановилась на одном – диплом, выданный БГУ, является действительным. Даже если справка подложная, диплом мог быть выдан на базе законченного Казаковой техникума и перезачтения дисциплин уже во время учёбы в БГУ. При этом сторона защиты настаивает на том, что обучалась Казакова на факультете не три, а восемь месяцев, утверждая, что она продолжала учиться даже после отчисления за неуплату долга за образовательные услуги – просто потом оплатила и была документально восстановлена, фактически же не прерывая обучение и на этот период. 

Обвинение с этим не могло согласиться категорически, заявляя, что за время обучения в БГУ Казакова никак не могла освоить полный объём знаний для получения квалификации. Поэтому прокуратура просит судью Светлану Кулакову признать диплом недействительным, а Татьяну Казакову обязать в течение пяти дней после вступления решения суда в законную силу возвратить этот диплом в БГУ для его последующего уничтожения. А пока разбирательство продолжается. Следующее судебное заседание назначено на начало октября.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector