издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мыс доброй надежды

  • Автор: Татьяна Постникова

Лунка почти метровой глубины, несколько вёдер песка, двухлетняя лиственница, по половине мешка опилок и опавшей лесной хвои, ведро воды и пара рук. Это всё, что нужно, чтобы посадить одно дерево на берегу Байкала. В мае этого года иркутянин Олег Зубко и его единомышленники высадили на участке возле ольхонского мыса Бурхан первые 120 лиственниц. Так начался проект по восстановлению Шаманского леса, в котором за лето приняли участие добровольцы со всего мира. Все вместе они посадили 750 деревьев и помогли укрепить ограждение возле мыса. Кто и почему высаживает лиственницы на берегу Байкала, на месте событий выяснял «Иркутский репортер».

Посадить дерево

Сейчас на участке возле знаменитого байкальского мыса Бурхан на Ольхоне растёт около 750 лиственниц. Всё лето их сажали люди из разных уголков мира – из Украины и Белоруссии, со всей Европы, из Питера, Москвы, Иркутска и других стран и городов. 13-летняя датчанка Эрика поливает только что посаженную лиственницу. Её родители снимают весь процесс на камеру.  С собой они увезут сертификат, на котором будут указаны точные координаты их дерева, а также надежду, что когда-то они увидят его снова.

Семья из Красноярска ищет последнюю свободную лунку. Накануне бур сломался, а копать ямы вручную в глинистой и каменистой ольхонской почве непросто. В результате лунок резко стало меньше, чем желающих посадить дерево. Хотя были и те, что соглашался копать сам. А накануне рекорд по количест­ву деревьев поставила москвичка Вероника Джиоева. Сначала она высадила на берегу Байкала четыре дерева. Потом рассказала о проекте своим родным в Москве, они её поддержали и попросили посадить ещё. Получился семейный лес – 29 лиственниц. Большая часть деревьев посвящена членам семьи Вероники, остальные – разным историческим личностям (от Жанны д’Арк до советских вождей). На Байкале Вероника впервые. «Но теперь я навсегда связана с этой землёй, – говорит она. – Корнями этих деревьев».

Экономика восстановления леса простая и сложная одновременно. На первые сто лиственниц ушло три машины песка, 50 мешков опилок и 50 мешков опада – лесной подстилки, состоящей из шишек и хвои. Саженцы организаторы заказывали из Красноярска. Там находится ближайший к нам питомник лиственниц с закрытой корневой системой. А только такие деревья можно высаживать круглый год. 

Почву готовят очень продуманно и тщательно. Для каждого растения делают лунку глубиной 80 сантиметров – с помощью специального бура. В процессе бурения земля становится рыхлой, обогащается кислородом. Песок вперемешку с камнями создаёт необходимый дренаж, благодаря чему молодому дереву будет проще укорениться. После того как молодая лиственница оказалась в земле, следует обязательный пятисантиметровый слой опилок. Он нужен, чтобы задержать влагу. Далее слой лесного опада, который не даёт опилкам высохнуть под палящим байкальским солнцем. Завершают всё микоризные грибы. Они вступают в симбиоз с корнями дерева и позволяют растению получить необходимые для роста микроэлементы.

Пришлось следить за деревьями и после высадки – поливать в периоды, когда нет дождей, беречь от животных и диких туристов. Впрочем, результат этих усилий оказался хорошим: к осени прижилось более 95% деревьев. К зиме они наберут силу и продолжат расти здесь уже следующей весной.

Мечты о лесе

Идея восстановления леса в одном из главных сакральных мест на Байкале принадлежит иркутянину Олегу Зубко, его жене Наталье и группе их друзей-единомышленников. У Олега есть личная история, связанная с островом. Своё первое дерево на Ольхоне он посадил три года назад – на месте бывшей свалки за Хужиром. «После этого моя жизнь очень сильно изменилась», – говорит он, не вдаваясь в подробности. Часть этих деревьев растёт там до сих пор, часть – погибла под колёсами квадроциклов и была съеде­на коровами. Однако тот опыт в любом случае оказался полезен. 

После этого Олег Зубко прошёл обучение, узнал про технологию лес­ного фермера и агролесовода Гусмана Минлебаева, который рекомендует использовать микоризные грибы, тем самым заново создавая единую экосистему. 

У семьи Зубко есть красивая мечта – вырастить свой широколиственный лес или лес-сад на большой территории. 

– Это возможность создать свою маленькую экосистему, – рассказывают  супруги Зубко. – Сделать это можно на любой земле при наличии водоёма и грамотного к ней отношения. Это такой оазис, который не будет зависеть от окружающего мира. Причём создать эту экосистему можно всего за 20 лет.

А пока они возрождают лес у мыса Бурхан. Сегодня лишь старожилы помнят, что когда-то здесь была лиственничная роща. По рассказам местных жителей, раньше люди не селились вблизи этого места, а только шаманы проводили тут обряды. Роща считалась священной и звалась Шаманской (второе название мыса Бурхан – «Скала Шаманка». – «Конкурент»). В 30-х годах прошлого века недалеко от мыса началось строительство рыбзавода. В его основу были заложены камни знаменитых курыканских стен на острове, затем срубили и лиственницы священной шаманской рощи. 

Экономика восстановления леса простая и сложная одновременно. На первые сто лиственниц ушло три машины песка,
50 мешков опилок и 50 мешков опада – лесной подстилки, состоящей из шишек и хвои

Менее чем за сто лет отношение к этой земле изменилось кардинально. Сейчас её вытаптывают ноги тысяч туристов со всего мира. Поэтому основная цель проекта – остановить эрозию и удержать в земле влагу. Сделать это можно, только восстановив лесной и травяной покров. Сейчас в обе стороны от мыса Бурхан расходятся два глубоких оврага. Есть мнение, что если процесс размывания почвы не остановить, то через несколько лет эти овраги сойдутся – и территория мыса в буквальном смысле окажется отделена от острова. Кроме того, когда начинаются дожди, весь плодородный слой смывается, поэтому влагу так важно удержать. «Ведь где вода – там жизнь», – объясняет Зубко. 

Несмотря на это, когда возникла идея восстановить лес у мыса Бурхан, оставалось много вопросов и сомнений, надо ли это делать, вмешиваться в ход событий в сакральном центре Байкала. 

– Точки зрения были разные, – рассказывает Олег Зубко. – Поэтому, прежде чем начать, мы изучали фотографии и собирали информацию,  расспрашивали старожилов острова, а перед тем как тронуть землю, попросили шамана провести обряд. Сделали подношение духам, попросили разрешения – всё в соответствии с традициями места. 

Духи места сказали «да». Шаманы идею поддержали. И тоже посадили здесь несколько лиственниц. Потом потянулись другие люди, которые тоже захотели внести свой вклад в проект. В какой-то момент стало понятно, что существующий забор не может остановить животных и автомобилистов. Тогда начали искать спонсора, который бы помог добавить второе бревно к ограж­дению, – и нашли. Им оказался такой же доброволец, который сначала посадил на территории возле мыса дерево, а потом решил, что может помочь проекту ещё.

Однако главное открытие ждало всех позже. Сейчас, глядя на засаженную молодой лиственничной порослью землю возле мыса Бурхан, Олег Зубко говорит, что был уверен: если они всё делают правильно – от природы придёт ответ. И ответ пришёл: после прошлогодней засухи на Ольхоне пошли дожди. Этим летом Хужир несколько дней заливало дождем. 

– Мы говорили об этом ещё про­шлой осенью, когда на острове начали сажать деревья волонтёры фонда «Подари планете жизнь», – вспоминает он. – Тогда первый год остров завалило снегом. Этой весной, когда мы посадили здесь первое дерево, выпал снег. Сейчас тоже идут дожди. Так что сейчас уже ничего никому не надо доказывать. Я делаю это для себя, потому что мне это нравится. А ещё потому, что благодарен этому месту за те изменения в моей жизни, которые произошли на этой земле. И я рад, когда люди тоже принимают в этом участие.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector