издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С ярлыком уголовника

За неуплату алиментов можно запросто схлопотать судимость

Риск, говорят, дело благородное. Но только не в случае уклонения от содержания собственного ребёнка. За неуплату алиментов можно запросто схлопотать судимость и «украсить» себя ярлыком уголовника. В прошлом году в категорию преступников, осуждённых за злостное уклонение от родительской обязанности, попали 2038 жителей региона.

Принцип неоднократности

В нынешнем, правда, число «свеженьких» должников-уголовников значительно сократилось. Но отнюдь не по причине их возросшей сознательности, считает заместитель начальника отдела организации дознания Управления ФССП России по Иркутской области Наталья Поскрёбышева. Всё дело в том, что недавно изменилось федеральное законодательство, предусматривающее ответственность за неуплату алиментов. И службе судебных приставов пришлось какое-то время ожидать, пока не вступят в законную силу новые поправки.  

А поправки оказались значительными. Прежде всего, начал действовать механизм, предложенный в декабре прошлого года президентом страны в послании Федеральному Собранию РФ: в состав объективной стороны преступления по уклонению от содержания ребёнка теперь включена так называемая административная преюдиция. Это значит, уголовное преследование родителя-должника начинается лишь после применения к нему административного наказания. Кодекс об административных правонарушениях пополнился новой нормой 5.35.1 ч.1, в соответствии с которой за неуплату алиментов без уважительных причин в течение двух и более месяцев со дня возбуж­дения исполнительного производства должнику грозит либо 10–15 суток административного ареста, либо до 150 часов обязательных работ, либо штраф в размере 20 тысяч рублей. Это своего рода предупреждение: пора вспомнить о своём брошенном ребёнке и вернуть ему хотя бы материальный долг. Ну а тот, кто на подобные предупредительные меры не реагирует, уже без вариантов попадает на скамью подсудимых, чтобы выслушать обвинительный приговор по статье 157 Уголовного кодекса РФ. Её санкция осталась прежней – принудительные либо обязательные работы до года, а то и реальное лишение свободы на тот же срок. 

Новшество действует с 15 июля нынешнего года, а уже 31 августа возбуждены первые уголовные дела с учётом «принципа неоднократности» уклонения от уплаты алиментов – в отношении папаш, прошедших через административное наказание. И пионерами в России по применению нового механизма воздействия на должников-алиментщиков стали иркутские дознаватели из отдела по исполнению документов о взыскании алиментных платежей, расположенного по улице Киевской, 24, областного центра. Благодаря их усилиям двое несознательных отцов уже успели отбыть назначенное мировыми судьями наказание в виде административного ареста на 10 суток и превратиться в фигурантов уголовных дел за  неуплату средств на содержание детей по неуважительным причинам. 

«Деньги если и есть, то их, считай, сразу уже и нет»

С одним из подозреваемых в преступлении против собственного ребёнка мне довелось познакомиться в отделе по исполнению документов о взыскании алиментных платежей по городу Иркутску и Иркутскому району. Дмитрий П. как раз явился на первый допрос к дознавателю и был не против пообщаться заодно и с журналистом. Обещал быть откровенным при условии, что в газете не прозвучит его фамилия. Встреча наша состоялась утром, но Дмитрий явно успел к этому времени похмелиться после состоявшегося накануне гульбища. «Имею право отдохнуть», – выдал он мне «повод» для попойки. От чего парень отдыхал, правда, осталось непонятным: постоянной работы он не имеет, живёт, как сам выразился, «с огорода». Трудится на котором, ясное дело, бабушка. Вот с пенсии старушки 26-летний алиментщик и кормится вместе с очередной сожительницей. Про восьмилетнюю дочку Веронику папаша помнит, однако ни копейки на её содержание не даёт. Хотя признался: иногда ему удаётся заработать на стройке. Бывало, и по 30 тысяч рублей получал на руки. «Вот если бы в этот момент судебный пристав за алиментами явился, мне ведь ничего не жалко для родной дочери. А то деньги если и есть, то их, считай, сразу уже и нет». Кончаются тут же, вот незадача, никак до ребёнка не донести. Долг по алиментам превысил 135 тысяч рублей.

Про свой арест Дмитрию рассказывать неприятно: «Закрыли меня в спецприёмнике, который рядом с тюрьмой в предместье Рабочее. Вчетвером в камере сидели: двое пьяными за рулём попались, ну и мы тут с алиментами. Жуть прямо, вспоминать неохота. Раньше приставы такого не устраивали. Ну, приходили телевизор арестовывать, так бабушка его сразу выкупала. А тут за решётку отправили». 

Однако после «этой жути» про­шло больше месяца, но трудоустраиваться «настрадавшийся» Дмитрий не спешит. За это время он успел потерять паспорт и лишиться в пьяной драке зубов. «Вы, прямо как моя бабушка, мораль читаете, – возмущается молодой человек. – Какая работа! Не до того мне сейчас! Раньше хоть с гитарой на улице выступал, на сигареты зарабатывал, а теперь кто мне, беззубому, подаст!»

Дмитрий П. упустил в разговоре, что в отношении него уже возбуждалось уголовное дело, но в июле нынешнего года расследование пришлось прекратить из-за изменения законодательства. Дознаватель Кристина Денисова вернулась к уголовному преследованию, дав пропившему совесть отцу месячный срок после отбытия административного наказания. По её мнению, при желании этого времени достаточно, чтобы трудоустроиться и начать погашать задолженность. В папке с материалами дела уже лежит подписанное Дмитрием П. предупреждение об уголовной ответственности, где он заверяет: «Статья 157 УК РФ разъяснена и понятна». Ему, в принципе, понятно, что впереди светит лишение свободы уже не на 10 дней, которые показались «жутью». После приговора суда, возможно, придётся на зоне, среди преступников, провести целый год. Но, как я убедилась, парень с затуманенной алкоголем головой предпочитает на будущих неприятностях не зацикливаться.  

Разночтения исключаются  

Но если санкция статьи 157 УК РФ осталась прежней, и должник по алиментам сегодня может «рассчитывать» на такое же наказание, как и до вступления в силу поправок к законам, то условия привлечения его к уголовной ответственности изменились очень существенно. 

– Прежде, чтобы направить уголовное дело в суд,  требовалось доказать злостность уклонения от уплаты алиментов. Однако легального определения понятия «злостность» не существовало, оно носило оценочный характер. Естественно, возникало немало трудностей при применении статьи 157 УК на практике. Не зря же говорят, сколько людей, столько и мнений. Только в Иркутске пять районных прокуроров, каждый имел возможность по-своему толковать пресловутую «злостность». Доходило до того, что при одинаковых условиях один должник оказывался на скамье подсудимых и выслушивал обвинительный приговор, а другой оставался без наказания, – рассказывает заместитель начальника отдела организации дознания Управления ФССП России по Иркутской области Наталья Поскрёбышева. 

Об изменении законодательства, связанного с долгами по алиментам, было много споров. Поначалу даже речь шла о том, чтобы этот состав вообще декриминализировать, убрать статью 157 из Уголовного кодекса, ограничившись мерами административного наказания. Но рассудили, что без уголовного преследования добиться защиты законных прав и интересов детей будет всё-таки сложно, и норму оставили. Теперь её диспозиция звучит так: «Неуплата родителем без уважительных причин в нарушение решения суда или нотариально удостоверенного соглашения средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, если это деяние совершено неоднократно». Разночтения исключаются: если долж­ник без уважительных причин два месяца не платит деньги на содержание ребёнка, он подвергается административному наказанию. Если эта превентивная мера не помогает, возбуждается уголовное дело. 

Наталья Поскрёбышева назвала отдел по взысканию алиментных платежей по Иркутску и Иркутскому району «продвинутым», а заместителя начальника этого подразделения по дознанию Антона Леонть­ева – «умеющим отстаивать свою позицию». Не случайно именно он возбудил первое в стране уголовное дело по обновлённой статье 157 УК РФ. В подчинении Леонтьева 13 дознавателей, и сразу после вступления в силу поправок приставы стали направлять в мировые суды протоколы об административном правонарушении, касающемся папаш-должников.  

– По-вашему, введённая в КоАП норма способна пробудить в недобросовестных родителях желание рассчитаться с долгами перед детьми? – спрашиваю у Антона Леонтьева. 

Он не склонен гадать – практику применения нового законодательства предстоит ещё наработать и оценить. С уверенностью может лишь говорить о недостаточной эффективности законодательства, которое применялось до недавнего времени. Так, около 70% злостных должников областного центра и его окрестностей приходилось привлекать к уголовной ответственности повторно. Более 5% имеют в результате по три и даже четыре судимости за уклонение от содержания детей. Иные успевали сходить под суд по 157-й статье УК дважды за один календарный год. 

Наталья Поскрёбышева приводит статистику по региону. В про­шлом году полностью рассчитались по алиментам в связи с уголовным преследованием порядка 7% уклонистов – те, у кого задолженность была относительно небольшая, до 100 тысяч рублей. Но каждый четвёртый фигурант уголовного дела предпринимал попытки к частичному погашению долга: некоторые на время трудоустраивались, другим помогали бабушки–дедушки, сёстры–братья. Проблема в том, что среди родителей, бросивших своих ребятишек на произвол судьбы, много так называемых маргиналов – людей пьющих, наркозависимых, не желающих трудиться.  

Сработает ли административное наказание должника как профилактическая мера, сократится ли число судимых по 157-й статье УК, пока говорить рано. «Мы внесли предложение рассмотреть на Координационном совете Службы по СФО правоприменительную практику по статье 5.35.1 КоАП и обновлённой статье 157 УК за год», – говорит Наталья Поскрёбышева. 

Мифы об алиментах

Наталья Поскрёбышва: «Проблема в том, что среди родителей, бросивших своих ребятишек на произвол судьбы, много так называемых маргиналов»

Уголовное преследование – крайняя мера воздействия на должников по алиментам. Прежде чем её применить, судебный пристав долго «возится» с несознательным родителем, пытаясь добиться от него исполнения обязательства по содержанию ребёнка, что называется, по-хорошему. Но некоторые по-хорошему не понимают, при этом упорно верят в возможности избежать уголовного наказания. Наталья Поскрёбышева уверенно развенчивает бытующие среди них мифы. 

Миф №1: обезопасить себя от уголовного преследования за долги по алиментам можно с помощью незначительных разовых выплат.  

– Что такое алименты по смыслу гражданского права? Это ежемесячная регулярная фиксированная денежная сумма, которую родитель обязан выплачивать на содержание своих несовершеннолетних детей, – поясняет Наталья Поскрёбышева. – Бывает, что мы направляем в суд обвиняемых, которые, накопив миллион рублей задолженности, выплачивают ребёнку по 500 рублей в месяц. И в отношении них выносятся обвинительные приговоры. Всё зависит от того, имеет ли алимент­щик реальную возможность платить больше. Одно дело, если он инвалид и в состоянии работать только вахтёром. И совсем другое, когда ездит на «Лэнд Круизере», имеет загородный коттедж по Байкальскому тракту и совершает прогулки на собственном катере. В таком случае он пятисотрублёвой купюрой в месяц не отделается. К тому же теперь, когда понятие злостности уклонения от содержания детей ушло в прошлое, прикрываться разовыми подачками алиментщик в принципе не сможет. Это раньше некоторые пытались защищаться, доказывая, что если папа одел сына к 1 сентября или купил ему сотовый телефон, в его действиях уже нет злостности. В прошлом году, например, Аларский районный суд поначалу оправдал гражданку Ш., которая «навещала сына в детском доме, привозила ему вещи и продукты питания, общалась с ним по телефону». Однако после апелляции и дополнительных следственных действий Ш. была признана виновной, ей назначено наказание в виде пяти месяцев исправительных работ. 

Кстати, больше всего привлечённых к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ в Иркутске (257 человек за 8 месяцев нынешнего года), Ангарске (166) и Братске (114).  

Миф №2: если отбыл уголовное наказание по 157-й статье УК РФ, долг отдавать не обязан.  

– Пусть не обольщаются, – говорит Наталья Поскрёбышева. – Назначение уголовного наказания не освобождает должников от исполнения алиментных обязательств. Пока родитель не погасит всю задолженность до копеечки, он будет находиться в поле зрения службы судебных приставов. 

Миф №3: от уголовного преследования можно убежать, скрыться.

Вряд ли. По словам собеседницы, ежегодно порядка 20–30 должников, в отношении которых возбуждены уголовные дела, ударяются в бега. Их объявляют в розыск и, конечно, находят. Иногда, чтобы не платить алименты, должник идёт на совершение другого преступления. Мошенничества, например. В прошлом году был такой случай: отец принёс справочку, что работает на хлебокомбинате, с указанием небольшой зарплаты. Когда судебный пристав-исполнитель направил на предприятие исполнительный лист, выяснилось, что справка липовая. Было  возбуждено уголовное дело по статье 159 (мошенничество). 

Некоторые должники пытаются уклониться от ответственности, уйдя в отказ: мол, не мой ребёнок. Как-то пару лет назад обвиняемый, задолжавший по алиментам порядка 100 тысяч рублей, сделал в суде такое заявление. Его бывшая жена была настолько глубоко этим оскорб­лена, что от обиды сказала: «Да, ребёнок не его». Уголовное дело возвратили для производства дополнительного дознания. Провели геноскопическую экспертизу – и отцовство подтвердилось. Обычно раз в два–три года случаются ситуации, когда алиментщики в суде отказываются признать сына или дочку. Эта уловка ничего  им не даёт. Зато нам приходится идти на проведение дорогостоящих экспертиз, нарушать разумные сроки уголовного судопроизводства.  

Другое дело, что должник может пойти на контакт со взыскательницей алиментов, бывшей женой, и решить дело миром. Это выгодно всем: ведь судимость отца способна подпортить анкетные данные ребёнка, негативно отразиться на его будущем. Недавно был такой случай в Братске: к судебному приставу пришла на приём женщина и просила не привлекать бывшего супруга к уголовной ответственности. Оказалось, их сын собирается поступать в институт МВД, и судимость отца для него нежелательна. Однако согласия родителей для возбуждения уголовного дела по ст. 157 УК РФ не требуется – достаточно рапорта судебного пристава-исполнителя об обнаружении в действиях алиментщика признаков состава преступления. У взыскательницы в таком случае остаётся лишь право отозвать исполнительный лист. 

Миф№4: уголовные дела возбуждаются, только когда сумма долга по алиментам очень большая. (Правда, одни считают «большим» долгом миллион рублей, для других уже сто тысяч – деньги запредельные).  

– Сумма вообще в расчёт не идёт, важны только сроки уклонения от содержания ребёнка. Через два месяца после возбуждения исполнительного производства наступает административная ответственность, после чего в случае неуплаты начинается уголовное преследование, – ещё раз напоминает Наталья Поскрёбышева. – Хотя в суде, конечно, наказание назначается с учётом всех обстоятельств, в том числе и на сумму долга обращается внимание. 

Миф №5: если мать или отца лишили родительских прав, государство обязано полностью обеспечивать их детей. 

Как поясняет замначальника отдела дознания регионального управления ФССП, тот факт, что государство содержит и воспитывает детей, ставших социальными сиротами, не избавляет женщин-«кукушек» от обязанности платить алименты на брошенных ребятишек до их совершеннолетия.

Миф №6: за такой пустяк, как уклонение от уплаты алиментов, реального лишения свободы не дают. 

– Наказание в виде лишения свободы для должников по алиментам введено около пяти лет назад. Конечно, применяется эта мера нечас­то, обычно родители-уклонисты приговариваются к исправительным работам. К тому же, если суд и назначает по 157-й статье УК лишение свободы, то, как правило, условно. Но в случае, если условник не исполняет предписаний суда, мера наказания по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции заменяется реальным сроком в колонии-поселении. В Иркутске в этом году трое алиментщиков пошли таким путём и оказались в исправительном учреждении ГУ ФСИН. 

Так что в управлении ФССП по Иркутской области не советуют папам и мамам, бросившим своих детей, рисковать. За неуплату алиментов можно заплатить высокую цену.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector