издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Байкальская муза Николая Житкова

  • Автор: Ирина Прищепова

Николай Житков любил Байкал и хорошо его знал. В начале 1970-х художник купил дом в маленьком тихом посёлке Порт Байкал. Дом находится в самом конце улицы Байкальской, которая тянется по горному распадку вдоль ручья Баранчик. И пусть хоромы оказались небогаты: кухня и комнатка, но зато из одного окна и с крыльца дома был виден синий кусочек Байкала. По душе пришлись и просторные сени, напоминающие салон корабля. Художник занял их под мастерскую, которая получилась очень светлой, уютной. В её большие окна глазами черёмух, высоких трав и лесных цветов заглядывала байкальская природа.

Открытый, жизнерадостный, добрый человек сразу стал в посёлке своим. Житкова часто можно было видеть стоящим на высокой железной лестнице своего дома. Он возвышался на ней, как капитан на мостике корабля, и  наблюдал за тем, что происходит в природе и в посёлке. Много гостей побывало в доме Житкова. Некоторых местных жителей Николай Ефимович рисовал. 

На картине «Женщины Байкала», ставшей визитной карточкой художника, изображена соседка Житкова Феодосья Дмитриевна Бологова, которую в посёлке просто называли баба Феня. Жизнь её была нелёгкой, счастья в ней было значительно меньше, чем горя. Детство пришлось на первую мировую войну и Октябрьскую революцию, юность – на тяжёлые послереволюционные годы, молодость – на голодные тридцатые, зрелость – на вторую мировую войну. Её жилистые загорелые руки знали всякую работу, даже самую тяжёлую. «Есть женщины в русских селеньях», – говорил Николай Некрасов о таких людях. Прожив 84 года, ушла из жизни баба Феня. Но осталась она стоять на фоне Байкала в скромном наряде, задумавшись, вспоминая пережитое на сибирской земле. 

Вот что художник рассказывал о  том, как он находил своих героев: «Я свою натуру всё больше среди портовских искал. Там же замечательные старики проживали. Взять того же Мишу Королёева. Душевный мужик. Он ко мне на дачу частенько заглядывал. Придёт: «Ефимович, тебе чего помочь?» Мигом – топор в руки, забор подправит, навес залатает. Его рисовать – одно удовольствие, сам на полотно просится. Или взять бабу Дуню. Хлопотунья, каких свет не видел. Пирожки напечёт – бежит: накось, угостись, пока горяченькие. Я так и назвал её портрет: «Байкалочка». А ещё был такой Политыкин. С одной ногой, совсем уже слепой, а лицом ну чистый морской волк – такой про­смолённый. Говорю, Степан, или Степаныч, сейчас уж и не помню, не откажи, попозируй мне. Он отнекивается: «Помилуй, что я за цаца, чтобы краску на меня переводить». Едва уговорил… У меня портовских целая серия, с десяток, пожалуй, портретов наберётся. Я их так и окрестил: «Сибиряки Байкала». Четыре из них иркутский музей приобрёл».

Николай Ефимович жил с этими людьми в одном посёлке, общался с ними, дружил, понимал их, знал их жизнь.  Они стали для него своими, близкими, любимыми. И не мог он их нарисовать плохо… 

Многие художники и писатели приобрели дачи в Порту Байкал в семидесятых-восьмидесятых годах. В посёлке, на байкальской земле, сложилась настоящая творческая группа. Здесь творили Валентин Распутин, Владимир Жемчужников, Глеб Пакулов, Борис Лапин, Сергей Иоффе, живописцы Галина Новикова, Анатолий Аносов, Лев Гимов и другие. И Николай Ефимович с удовольствием общался на байкальской земле с коллегами-мастерами.  

Байкал. Утро. 1996 г.

Последние дни своей жизни провёл в посёлке драматург Александр Вампилов. И много лет стояла на «портовской» земле лодка с погнутым днищем, которая в роковой день 17 августа 1972 года на полном ходу налетела на бревно-топляк. С болью в сердце написал Николай Житков картину «Байкал. Лодка А. Вампилова».

Николая Ефимовича тянуло на Байкал в любое время года. Много раз рисовал он свою небогатую любимую усадьбу. На картине «Байкал. Моя дача зимой» мы видим заснеженную баньку Николая Ефимовича, из-за которой немного виднеется дом-дача, а на заднем плане виден Байкал. На картине «Март» художник изобразил свой двор ранней весной.

В лес – набрать грибков и ягод, подышать живительным воздухом – Николай Ефимович ходил постоянно. Лишённый в детстве родительской заботы, не избалованный вниманием и в зрелые годы, Николай Ефимович прекрасно готовил. А как хороши были его маринованные опята, за которыми поднимался он на ближайшую к участку гору в самом начале сентября. Он умел так вкусно рассказать о том, какие замечательные у него грибки, как здорово их есть зимой, что любой соблазнялся отведать эти заготовки художника.

Необъятной вселенной, полной тайн и чудес, стал для Николая Житкова Байкал. Он присматривался к этой «свободной стихии», путешествовал, изучал её, наслаждался ею, по-детски восторгался, много и вдохновенно рисовал. На его картинах в основном изображён Байкал седой,  штормовой, ревущий и катящий грозные волны, легко играющий судами, но есть и спокойный, умиротворённый Байкал. Много раз встречал и провожал байкальское солнце художник. С восхищением наблюдал он горящее, переливающееся вечернее небо, радовали его взор утренние краски, свежие, чистые. Две его картины разных лет названы одинаково – «Байкал. Утро».

Байкал. Шторм. 1997 г.

Николай Житков не раз наблюдал, как зимой Байкал долго не поддаётся  холодам, не позволяет сковать льдами свои свободные воды. Борьба продолжается до середины, а иногда до конца января, а потом озеро засыпает до весны крепким сном. И в природе, привыкшей к шуму волны, сразу наступает зимняя тишина. А просыпается Байкал только в конце апреля или начале мая. И это всегда событие, особенно для художника.

Много картин создано на берегах Байкала, знакомого Житкову от северной оконечности до южной: жажда познания озера-моря влекла к путешествиям. Он рисовал Листвянку, Порт Байкал, Кругобайкалку, мыс Бакланий, Малое море, Хакусы, первый байкальский снег и весеннее пробуждение озера. На его картинах изображены байкальская зима и лето. И в каждой картине чувствуются вдумчивый взгляд художника, восхищёние красотой и мощью озера. 

«Женщины Байкала». 1978 г.

Николай Житков оставил большое наследие: более 250 живопис­ных полотен и огромное количество графических работ. В них – широкая душа художника, его огромный мир, его понимание жизни, его правда. На этих картинах продолжает бушевать Байкал, навсегда вошедший в жизнь и творчество художника. В его работах всегда будут жить интересные люди, с которыми он встречался на байкальских берегах.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector