издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дачные претензии

Наследников Героя Советского Союза могут лишить земельного участка

В притихших дачных посёлках разгораются нешуточные страсти. Росимущество в массовом порядке инициирует иски об изъятии земельных участков у граждан в пользу государства. Например, в СНТ «Сосновое» стражи закона выдвинули претензии к владельцам девяти участков, и среди них – наследница Героя Советского Союза Бориса Пискунова, в честь которого названа улица в Иркутске. Зато к соседнему участку, владелец которого перегородил шлагбаумом общественную дорогу, ведомство не имеет никаких претензий.

В конце сентября на улочках дачного посёлка тихо и безлюдно. Тишина стоит, только листья шуршат под ногами да стрекочут сороки. От крайнего дома на улице Восточной до воды просто рукой подать. Сквозь редкие стволики берёз стальным блеском отливает ангарская тихая вода. Летом, наверное, здесь и вовсе райский уголок, мечта поэта. Только не всем в этом раю одинаково хорошо живётся. 

Крайний дом на улице Восточной обнесён двухметровым глухим забором. По всему периметру таблички: «Ведётся видеонаблюдение». Поневоле почувствуешь себя  непрошеным гостем и обойдёшь усадьбу стороной. Для особо одарённых, которые не понимают, что чужие здесь не ходят и не ездят, свой кусок улицы владелец усадьбы  просто взял и перекрыл шлагбаумом. Теперь улица Восточная заканчивается тупиком, потому что так решил хозяин шлагбаума. Точно таким же шлагбаумом заканчивается соседняя Центральная улица. 

А когда-то давно, ещё до 1994 года, здесь была объездная дорога, которая сбегала с Восточной, шла вдоль берега и выходила на Центральную улицу. Это было не просто другое время, а другая эпоха. Тогда основным населением садоводства были педагоги. Оно и понятно, ведь садоводство «Сосновое» было образовано по ходатайству Института усовершенствования учителей. В 1969 году исполкомом райсовета Иркутского района было выделено 2 гектара земли, на которых учителя и начали обустраивать свои участки. 

В ту пору, когда люди могли свободно проехать с Восточной на Центральную, авторитетом здесь пользовались не хозяева шлагбаума, а такие люди, как Герой Советского Союза Борис Пискунов, в честь которого названа улица в Иркутске. В 1980 году герою войны выделили маленький участок в 4,32 сотки по улице Восточной, 47.  Коричневый бревенчатый домик, обнесённый лёгким штакетником, и сегодня стоит рядом с усадьбой, подъезд к которой теперь перекрыт шлагбаумом.

Но речь не о том, что перегораживать улицы – это как-то неблагородно. Сегодня у территориального управления Росимущества возникли претензии к маленькой усадьбе Бориса Андреевича Пискунова, в которой сегодня живёт его дочь и наследница. Участок, выделенный много-много лет назад, по документам министерства лесного хозяйства вдруг оказался в границах лесного фонда. 

Но вот какая штука – крайний участок, владелец которого установил шлагбаум и перекрыл дорогу, а забор вообще поставил в лесу, не входит в границы лесного фонда. Остаётся только порадоваться за человека, которому так повезло. А вот наследникам Бориса Андреевича Пискунова, Героя Советского Союза, наоборот, не повезло и никакие заслуги перед Родиной не были приняты во внимание. 

В лесном квартале 

– Для нас всё это было полной неожиданностью, – говорит  председатель СНТ «Сосновое» Лилия Толстова. – Тем более что 2015-й был годом юбилея Великой Победы. И вдруг такая новость. Мы вообще почти случайно узнали, что агентство лесного хозяйства имеет к нам претензии. Наши садоводы делали межевание своих участков, и в Восточно-Сибирском геодезическом предприятии им объяснили, что все работы придётся приостановить. 

Сначала дачники хотели решить недоразумение в досудебном порядке, рассказывает Лилия Толстова. Обратились за разъяснениями в территориальное отделение агентства лесного хозяйства Иркутской области по Ангарскому лесничеству. 

– Приехал главный специалист-эксперт, составил акт осмотра территории, – рассказывает Лилия Захаровна. – В ходе осмотра установил: «Границы СНТ накладываются на лесной квартал». А какой там лесной квартал, если это старое садоводство и начиналось оно как раз с этих улочек на берегу? Участки, по которым возникли проблемы, были выделены в 60–70-е годы прошлого века. Кроме того, в земли лесного фонда почему-то вошла наша дорога. Очевидно же, что это какая-то ошибка. 

Но агентство лесного хозяйства продолжало настаивать, что участки садоводов находятся в лесу. Следующим шагом в подобной ситуации обычно становится иск территориального управления Росимущества с требованием вернуть землю Российской Федерации.   Словом, решить дело мирным путём не удалось, и СНТ «Сосновое» в лице председателя Лилии Толстовой обратилось в суд. Граждане сочли, что их права нарушены и у них хотят отнять землю.

Суд да дело

Последняя инвентаризация земель проходила в «Сосновом» в 1994 году, после постановления тогдашнего главы администрации Иркутского района Зубарева. После инвентаризации оказалось, что к садоводству относится 5,76 гектара земли, в него входит 91 участок. Новая улица из десяти участков появилась в 90-х годах, но даже с тех пор минуло 20 лет. В прошлом году Восточно-Сибирское геодезическое предприятие  провело землеустроительные работы по заказу садоводства. 

Все документы были представлены в Иркутский районный суд. Нужно отдать должное, суд сразу встал на сторону граждан и вынес решение в их пользу. Однако ТУ Росимущества направило апелляцию, и дело перенесли в областной суд. По ходатайству районного суда дело было возвращено на дополнительное расследование. Таким образом дело затянулось. Садоводы ждут, когда будет назначено новое рассмотрение. 

– Судебные перспективы у дела хорошие, – считает представитель Восточно-Сибирского геодезического предприятия Наталья Рудковская. – Фактически сейчас речь идёт об исправлении геодезической ошибки и уточнении корректного расположения лесного фонда. На­деюсь, к новому году положительное решение будет принято. Всё могло решиться быстрее, но суды сейчас переполнены подобными делами, как поликлиники во время эпидемии гриппа. 

Лилия Толстова, которая представляет садоводов в суде, всё-таки беспокоится. Женщина написала письма во все возможные инстанции, побывала на личном приёме у заместителя председателя правительства Иркутской области Руслана Болотова. «От приёмов толку мало, но дело и так идёт, – говорит Лилия Захаровна. – Я же не сижу, я действую. Но мои соседи всё-таки очень волнуются, переживают. Все люди пожилые, чуть что, и гипертонический криз». 

Действительно, для дочери героя большим ударом было узнать, что отцовская земля вдруг оказалась под угрозой. Свой участок Любовь Борисовна получила по наследству в 2002 году, после смерти отца. Ни на участке, ни в доме ничего менять не стала. Можно не сомневаться, что все документы были оформлены как положено. Делать межевание и кадастровую съёмку участка женщина не спешила, как и многие другие садоводы. 

За шлагбаумом как за каменной стеной

Пенсионеры и не думали, что могут попасть в такую неприятную ситуацию. Зато владельцы двух крайних усадеб, те самые, которые поставили шлагбаумы, проявили осторожность и предусмотрительность – провели межевание своих участков уже давно. Теперь Росимущество не имеет к ним претензий. Вот и получается, что крайние участки, примыкающие к лесополосе, не входят в границы лесного фонда, а соседние участки, расположенные в глубине садоводства, – входят.  

«С этими участками – отдельная история, – говорит Лилия Толстова. – Собираемся даже в суд подавать. Старожилы рассказывают, что до 90-х годов можно было спокойно проехать с Восточной на Центральную улицу по объездной дороге. А потом, когда после инвентаризации 1994 года сделали новый план, оказалось, что участок № 46 «вырос» с 7 до 11 соток и при этом  «проглотил» общественную дорогу и вылез в лес. На современном межевом плане это отчётливо видно. 

Мы уже консультировались с юристами, и нам объяснили: если владелец участка «съел» общественную дорогу, истцом должно выступать СНТ, поскольку нарушены права садоводов. Если участок влез на территорию леса – меры принимает  министерство лесного хозяйства, это его зона ответственности. Мы с одной улицы подписи уже собрали, сейчас соберём со второй и будем подавать иск. Если у министерства лесного хозяйства нет претензий к такому поведению собственников, то у наших садоводов – есть. Люди считают, что это несправедливо. Да и по технике пожарной безопасности тут должен быть проезд, никто не имеет права перегораживать общественную дорогу». 

Дремучий лес

Иркутский районный суд в буквальном смысле слова завален делами подобного рода. Территориальное управление Росимущества требует изъять участки, несмотря на то что садоводы имеют свидетельства о собственности на землю. Есть реальные случаи, когда   приговор приведён в исполнение. Например, Александр Рудаков честно купил участок в СНТ «Колобок», документы не подделывал. Однако все суды проиграны, участок изъят, поскольку по документам находился на землях лесного фонда. Александр хочет обращаться в Верховный суд, но даже сам мало верит в положительный исход этой акции. Дом он давно уже разобрал, с участком мысленно распрощался. На митинге, который прошёл 28 сентября, он демонстрировал всем желающим свидетельство о собственности с красным штемпелем «изъято». 

Людям хотелось бы видеть в действиях министерства лесного хозяйства и ТУ Росимущества, как представителя государственных интересов, хоть какую-то логику. Но логика здесь просматривается с трудом. В СНТ «Сосновое» крайний участок оказывается вне границ лесного фонда, потому что он поставлен на кадастр, а в СНТ «Колобок» ситуация точно такая же, но участок изымается. При этом незамеченными остаются явные нарушения природоохранного законодательства, когда люди в самом деле захватывают земли у залива, перекрывают доступ к воде для всех. Однако надзорные органы ничего не могут сделать. 

– Лесной кодекс в первоначальной редакции предписывал органам исполнительной  власти к 1 января 2010 года сделать инвентаризацию земель лесного фонда путём проведения в том числе государственного кадастрового учёта, – говорят в администрации Иркутского района. – Однако это не было сделано, и срок неоднократно переносили сначала на 2012, затем на 2015 и, наконец, теперь на 2017 год. В итоге работы сделаны некачественно, и это привело к сегодняшней ситуации. 

«Нужно понимать, что процедура эта довольно долгая – для проведения кадастрового учёта необходимо было заключить государственные контракты, что предполагает довольно длительные процессы, кадастровые работы на основании материалов геодезических и картографических работ, материалов лесоустройства, иных обследований и изысканий. Вместе с тем сейчас непонятно, какими этапами указанные работы проводились и почему по мере их проведения не представлялись сведения о лесных участках как ранее учтённых (этот статус прямо предусмотрен законом) в Государственный фонд данных, – поясняют в администрации Иркутского района. – Вероятной причиной этого является то, что таких данных вплоть до 2013 года вообще не было – в установленном законом порядке».

«Судить, насколько имелись основания для такого длительного процесса инвентаризации, мы не берёмся, – говорят в администрации Иркутского района. – Вероятно, такие причины имелись. Однако при этом сейчас мы имеем то, что имеем: страдают от этого простые люди». 

В правительстве региона предлагают объявить в регионе «лесную амнистию». Однако есть опасения, что под этим лозунгом можно будет узаконить огромное количество участков, которые действительно были выделены с нарушениями законодательства. Почему-то кажется, что пострадают в этой ситуации, как всегда, самые слабые и незащищённые.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector