издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Привлечь третье лицо»

Битва за диплом о высшем юридическом образовании известной иркутской предпринимательницы, экс-мэра Листвянки Татьяны Казаковой продолжается. Состоявшееся вчера, 3 октября, очередное заседание Кировского районного суда не внесло принципиальных решений в судьбу этого вопроса, но показало, что борьба будет упорной. Хотя заседание под председательством её чести Светланы Кулаковой уложилось в полчаса.

Однако по накалу страстей это слушание превосходило все три прошедших ранее. Главное, что определилось на заседании, – стратегии противоборствующих сторон. Прокуратура Кировского района намерена доказать, что академическая справка о неполном высшем образовании в Восточно-Сибирском институте экономики и права, на основании которой Татьяна Казакова доучивалась в БГУ, является недействительной и, скорее всего, сфальсифицированной – то есть во ВСИЭП она никогда не училась, а значит, не имела права заканчивать образование в БГУ. Представители защиты, при могучей поддержке преподавательского состава Байкальского университета, намерены защищать честь своего вуза, доказывая, что полноценное высшее образование их бывшая маститая студентка могла получить вне зависимости от подлинности злосчастной справки.

Первый ход в этой партии сделала прокуратура – помощник прокурора Кировского района Екатерина Люкшина попросила суд приобщить к материалам дела книгу учёта № 2 выдачи академических справок и дипломов о незаконченном высшем образовании ВСИЭП. Этот документ свидетельствовал, что академическая справка серии АВ № 8118940 не выдавалась, – свидетельствовал тем, что в книге учёта справка с таким номером отсутствовала. Следует пояснить, почему прокуратуре это представляется таким важным. Татьяна Казакова поступила на третий курс юридического факультета платной формы обучения БГУ в ноябре 2004 года, представив ту самую академическую справку о том, что она в 1998–2003 годах училась на юриста во ВСИЭП и бросила обучение, не сдав итоговые госэкзамены и не выполнив выпускную квалификационную работу – говоря проще, не стала защищать дипломную работу.  

– Номера справок идут по порядку и заканчиваются на семистах. А значит, образовательное учреждение не могло выдать справку с таким номером – его не существует, – обосновала своё ходатайство помощник прокурора Люкшина.

И сразу же это вызвало протесты в стане защиты. Это был уже второй подобный документ – на предыдущем заседании заведующая учебной частью по работе со студентами Ольга Олесова комментировала представленную прокуратурой тетрадь учёта выдачи академических справок, в которой справка Казаковой также отсутствовала. Но тогда сторона защиты опротестовала достоверность этого документа, так как он не соответствовал требованиям к документам строгой отчётности – номера выданных справок в нём шли не по порядку, а вразнобой, некоторые записи были сделаны карандашом. Когда защитник Казаковой Олеся Плеханова напомнила об этом суду, судья Светлана Кулакова резонно заметила, что это относится к критике предыдущих доказательств, а сейчас разбираются новые. 

Но и книга учёта № 2 не показалась защитнику Плехановой достоверной – тем, что в ней записи о выдаче академических справок за несколько лет были внесены одним и тем же аккуратным почерком, словно их писал один человек одной ручкой в течение одного непродолжительного отрезка времени. («Строчат документы строгой отчётности один за другим», – подслушал «Иркутский репортёр» реплику в телефонном разговоре защитника после судебного заседания.) 

Когда подача перешла на сторону поля защиты, представитель БГУ Владимир Распопин решительно и неожиданно заявил ходатайство об отложении рассмотрения. 

– Когда мы узнали, что дело получило общественный резонанс, мы собрали преподавателей, которые проводили аттестацию Казаковой. Аттестацию проводили даже по тем предметам, которые были указаны в справке как зачтённые. На это указывает, например, то, что некоторые предметы в справке, такие как «гражданское право», оценены на «хорошо», тогда как наши преподаватели поставили «удовлетворительно», – утверждал представитель университета. 

В связи с этим он ходатайствовал отложить рассмотрение дела на три недели, чтобы в БГУ могли создать комиссию и собрать свидетельства всех преподавателей, обучавших студентку Казакову, о ходе и результатах её переаттестации при переходе из одного вуза в другой и соответстви уровня знаний уже полученных и требуемых для окончания обучения. На этот раз стала протестовать сторона обвинения, заявив, что сотрудников БГУ уже допрашивали в рамках прокурорской проверки и данные о том, как студентку Казакову принимали, переаттестовывали и обучали в этом вузе, уже есть в материалах дела. 

– Возражаем против ходатайства, так как нам представляется более важным происхождение академической справки. А преподаватели университета, конечно, подтвердят всё, что нужно самому университету, – категорично высказалась Екатерина Люкшина.    

– Какие ваши доказательства, что справка была сфальсифицирована? – почти дословно процитировал забытого героя старого кинобоевика Владимир Распопин.

– Результаты прокурорской проверки, – парировала Люкшина. – Администрацией ВСИЭП была представлена информация, что Казакова у них не обучалась и справка ей не выдавалась.

– А вы можете назвать лиц, которые сфальсифицировали справку? – запальчиво поинтересовался представитель университета, но помощник прокурора его холодно осадила:

– Нас не интересует, кто именно изготовил справку. Главное, что вуз её не выдавал.

Это вызвало бурную дискуссию. Сторона защиты апеллировала к тому, что ещё во время учёбы Казаковой во ВСИЭП в вузе произошла реорганизация, в результате которой часть документов могла потеряться, а справку выдать один из бывших учредителей вуза. Что упоминания о справке в учётных документах также могли быть пропущены, поскольку и в представленных прокуратурой книгах учёта есть пробелы. Во всяком случае, резюмировал Владимир Распопин, прокуратура не представила относимых и допустимых доказательств о факте фальсификации справки, поэтому её требования лишить Татьяну Казакову диплома необоснованны и незаконны.

В ответ Екатерина Люкшина напомнила представителю БГУ, что уже 17 января 2005 года, спустя каких-то пару месяцев после поступления в вуз, который он представляет, Татьяна Казакова была отчислена за неоплату образовательных услуг и восстановлена только спустя полгода, 8 сентября, полностью пропустив второй семестр. Но при этом по документам весной 2005 года она продолжала сдавать зачёты и экзамены, фактически не являясь студенткой БГУ.

– Она предоставила гарантийное письмо, что внесёт оплату, и ей разрешили продолжать обучение, – без особого вдохновения сообщил Владимир Распопин.

– Ранее суду было сообщено, что никакого приказа о разрешении сдавать экзамены Казаковой по университету не издавалось, – неожиданно вмешалась судья Кулакова в перепалку сторон. 

– Так как же вы принимали экзамены у человека, который не является студентом? – настойчиво интересовалась помощник прокурора.

– Это такие технические моменты, – несколько туманно объяснил ситуацию представитель БГУ. – Но это не значит, что она эти экзамены не сдавала…    

В результате бурных дебатов судья Светлана Кулакова удовлетворила ходатайство стороны защиты об отложении рассмотрения дела, но не по причинам, заявленным представителем БГУ, а для привлечения к участию в деле в качестве третьего лица представителя Восточно-Сибирского института экономики и права. Видимо, чтобы окончательно разобраться в природе происхождения таинственной академической справки. Следующее судебное заседание состоится только спустя полтора месяца, 14 ноября.  

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector