издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь вокруг Ковыкты

Два района, которые должны были первыми в Приангарье познать плюсы от освоения гигантского газового месторождения, сегодня проживают в нищете

Школы, садики и поликлиники в Качугском и Жигаловском районах разваливаются. Зарплата населения составляет лишь половину от средней по области. Разваливаются и надежды на большой ковыктинский проект. Так, Качуг требует закрыть дорогие в обслуживании газовые котельные, а взамен вернуть теплоисточники на угле. Жигалово предлагает квотировать рабочие места на Ковыкте для местного населения – пока там трудятся в основном жители других регионов. Однако более ярких перспектив, кроме газовых, у территорий пока не проглядывается.

Непризнанные северные

«Застратегировать» соцэкономразвитие территории, расписать её будущее по инвест-проектам. Такой современный подход планирования «светлого будущего» активно откатывается в регионах. Иркутская область с её муниципалитетами – не исключение. Но «светлое будущее», расписанное экономистами в документах, на практике упирается в объективные факторы, которые часто остаются за скобками стратегий и программ.

В случае с двумя «спутниками» знаменитой Ковыкты – Жигаловским и Качугским районами – речь идёт о факторах климатическом и географическом. Это своего рода стоп-кран, который поднять предполагалось за счёт освоения гигантского Ковыктинского месторождения (ещё одного фактора, правда, уже со знаком «плюс»). Но пока мощного рывка в развитии территорий не получается. Промышленная добыча газа на этой северной земле так и не началась, трубопровод на территории Иркутской области не строится.

Зато два первых фактора со знаком «минус» (в прямом и переносном смыслах слова) остаются. И работают они не в пользу соцэкономики территорий. При этом приравнять оба района к «северным» в Иркутской области почему-то никак не удаётся. О том, что надо бы северный коэффициент добавить, Качуг и Жигалово в последний раз заговорили в 2008 году. Своё слово в поддержку этой инициативы высказал тогда и Институт географии СО РАН. Учёные рассказали: сумма отрицательных температур, к примеру, в Качугском районе за последние 7 лет составила более – 3,3 тыс. °С. При этом в Усть-Илимском районе (приравненном к Крайнему Северу) – меньше – 3,2 тыс. °С.

– Это связано с тем, что в зимний период во время активного понижения температур над Жигаловским и Качугским районами образуются антициклоны, – отмечали учёные.

Но вопрос о наделении статусом «приравненные к Крайнему Северу» «подвис». Заинтересованных в его решении не оказалось ни среди депутатов, ни среди членов областного правительства. Жители непризнанного Севера спорить с большим начальством тогда не стали – впереди слишком долгая и трудная зима, к которой надо подготовиться за  короткое даже для Сибири лето.

В итоге экономическое и социальное положение «несеверных» продолжало сохраняться примерно на прежнем уровне – незавидное. Бизнес в малопривлекательные отдалённые районы идёт неохотно, крупных производств в Качуге и Жигалове вовсе нет, новые рабочие места не появляются, собственных доходов бюджета не хватает даже на подготовку школ к новому сезону. Среднемесячная зарплата в Качуге – 16,8 тыс. рублей (это лишь половина от среднеобластного показателя). Доля населения, имеющего доход ниже среднего уровня, – 36%.

Ситуация в представлении мэра Жигаловского района Игоря Федоровского:

– Когда у человека сломаны рёбра, ему тяжело дышать. Каждый вдох приносит боль. Так же у нас, как в той шутке: больному стало легче, он стал реже дышать. Мы нарастили в 2,5 раза объём собственных доходов, поэтому дефицит вместо восьмикратного стал четырёхкратным… 

Чем дышат Качугский и Жигаловский районы (кроме чистейшего воздуха), есть ли там другие перспективы для развития, кроме Ковыкты, узнать решили депутаты Заксобрания Иркутской области. Большая, солидная делегация выехала в минувший четверг, 20 октября, в Качуг, чтобы пообщаться с населением и мэрами двух периферийных территорий.

Земля разверзлась под ногами депутата

Сегодняшняя действительность в Качуге и Жигалове даже отдалённо не напоминает ту картинку,
которую сулило им освоение Ковыкты

О том, что «из области проверяющие» приехали, к вечеру 20 октября знал весь Качуг – весёлые новости в посёлках разлетаются быстро:

– Слышали?! Проверяющий-то, который из области приехал? В поликлинике нашей по пояс под пол провалился!

– Так прямо и по пояс, Настя?!

Немного преувеличенная, новость эта быстро долетела и до Иркутска. И если горожане не без сарказма писали после этого в соцсетях Интернета: «Достали ли депутата?», то местных жителей история повеселила искренне самим своим фактом. И ничего личного – смеялись не столько над депутатом Заскобрания Николаем Труфановым, с которым приключился казус, сколько над своими собственными проблемами. Такая защитная реакция здесь – принимать жизнь без лишнего драматизма.

История же оказалась действительно примечательной. Старому одноэтажному зданию поликлиники более 90 лет. Выкрашенное когда-то в зелёный цвет, оно, однако, не выглядит сейчас бодрым. Главврач Качугской больницы Александр Федосеев, прогуливая делегацию Заксобрания по поликлинике, подвёл их к первой и главной достопримечательности. 

В коридоре под линолеумом в деревянном и абсолютно прогнившем полу зияла дыра. Самая что ни на есть настоящая. Окружающая обстановка и интерьер тоже были выдержаны в этой стилистике. Пороги в кабинетах врачей прогнили и просели, обои, местами скрывавшие стены, отошли, вместо штукатурки на стенах виднелась местами деревянная обрешётка, электропроводка не внушала доверия…

– Мы специально сбиваем штукатурку кое-где, чтобы она на головы врачам не упала, – сообщил предусмотрительно главврач.

Заглядевшись на больничные ужасы, депутат Николай Труфанов сам стал их жертвой – провалился под пол, но, к счастью, удачно – не по пояс и без переломов. Удачным случай оказался и потому, что из всей депутатской делегации именно Николай Труфанов имеет самое непосредственное отношение к Качугскому району. На выборах он баллотировался от избирательного округа, в который входит эта территория.

– А пациенты из поликлиники, наверное, покалеченными выходят? – поинтересовался «Конкурент» у мэра района Татьяны Кирилловой.

– Конечно, у нас такого не было, чтобы люди проваливались. Дыры мы пытаемся подлатывать регулярно. Но здание уже отработало своё, вместо него надо строить новое, – говорит мэр района Татьяна Кириллова.

По подсчётам мэра и главврача, на новую поликлинику требуется 500 млн рублей. Медицинское задание на её строительство уже подготовлено, региональный минздрав поддержал. Но вот до разработки ПСД (а это полномочия правительства Иркутской области) дело никак не доходило. Теперь, после удачного визита депутатов, в Качуге надеются, что ситуация поправится.

– Давайте мы, наверное, что-то порешаем с поликлиникой. А то меня уже везде показали, во всех новостях, – обратился к мэру смущённый своей славой Николай Труфанов.

– А прежний мэр (Козлов. – Прим. авт.) ни за что бы не показал гнилой пол. У него всё было «глянцевым», – не без одобрения сегодняшней местной политики отмечают жители, с которыми пообщался «Конкурент».

Красивая природа вместо квартиры

В Качуг голубое топливо для котельных приходится подвозить сейчас на автотранспорте, а не по трубе «Газпрома»,
как ожидалось раньше

Обстановка в качугском медучреждении не прельщает молодых врачей. И если пациентам поликлиники выбирать не приходится, то молодые специалисты, выпускники вузов такую счастливую возможность имеют – соглашаются трудиться в Качуге единицы. Медицинскими кадрами укомплектованы учреждения только на 42%. Не хватает почти трёх десятков врачей и столько же фельдшеров и медсестёр вместе взятых.

Причинно-следственная связь наблюдается: хвастаться сибирским здоровьем местным жителям не приходится. Качугский район на протяжении десятилетия является лидером в Приангарье по младенческой смертности, смертности из-за онкологии и туберкулёза.

В погоне за кадрами выезжали первые люди района в учебные заведения Иркутска. Но заманивать будущих врачей особо нечем, поэтому мэр и главврач рассказывают, как хороша природа в их краях. Другие претенденты на медицинские кадры порой оказываются более убедительными – они приезжают с ключами от квартир.

–  Мы предусмотрели небольшую помощь молодым специалистам из своего бюджета – 100 тысяч для врачей, 40 тысяч для среднего персонала. Но не хватает жилья, врачи живут в съёмных домах, – комментирует мэр.

Чтобы и Качугу было чем хвастать, просит он у Иркутской области 36 млн рублей – на строительство 18 деревянных домов.

В садик – как в лагерный барак

Здание качугской школы № 1 для младшеклассников находится недалеко от поликлиники, заходить туда депутаты не стали и послушали директора во дворе. Наверное, не много потеряли. Ведь обстановка в школе не сильно отличается от поликлиники. Подобные проблемы и в районных школах, в том числе в крупных посёлках Харбатово и Бирюлька.

Провисает «социалка» и у непосредственного «соседа» Ковыкты – Жигаловского района. За прошедшие 20 лет там не появилось ни одного нового соцобъекта. Зато, например, специально построенное типовое здание под дошкольное учреждение в районе только одно. Остальные – приспособленные помещения. Жигаловский детсад «Колобок» разместился в бывшей конторе совхоза. Садик «Геолог» – в прошлом двухквартирный дом. «Колокольчик» – некогда административные бревенчатые здания, постройка 30-х годов прошлого века

– Два перевезённых в посёлок здания мы слепили переходом, так получился детсад, – делится житейской смекалкой мэр Жигаловского района Игорь Федоровский.

Совершенно уникальное учреждение – «Берёзка». Дети ходят в бывший лагерный барак 1930-х годов, перевезённый из посёлка Молодёжный. В техническом паспорте здания можно было бы расширить его характеристики: бревенчатое здание, из стен которого можно вынимать труху руками.

– 1913-й,  1912-й, 1855-й годы… – называет Игорь Федоровский ключевые даты, но не для российской истории, а для их местной, жигаловской. Именно в эти годы были построены здания школ, где сейчас за партами сидят ученики.

Хотя жигаловских учеников, в принципе, можно считать не избалованными современной жизнью. Общедоступной сети Интернет в посёлке нет. Те семьи, которые могут позволить себе установить спутниковую тарелку, в итоге платят 15 тысяч рублей за тот же объём информации, который в Иркутске обходится в 300 рублей.

– Я считаю, Иркутская область немного задолжала Жигаловскому району. В том смысле, что, когда решались сиюминутные политические вопросы, предпочтение отдавалось другим территориям – более крупным, с большим количеством избирателей, тем, где надо было продвинуть какой-то вопрос… – считает Федоровский.

Любопытное совпадение: примерно с тем же посылом неделю назад обращался к депутатам Заксобрания коллега Федоровского Дмитрий Бердников, возглавляющий более благополучный с финансовой точки зрения Иркутск. Он попросил народных избранников увеличить для Иркутска долю отчислений по НДФЛ и «упрощёнке» (сейчас основная часть поступает не в городской бюджет, а наполняет общую казну Иркутской области). Областные парламентарии проблемы города прочувствовали и готовы предложения от иркутского мэра поддержать.

А вот двум глубоко дотационным сельским районам в минувший четверг предложили некоторые парламентарии поработать над повышением собираемости своих налогов, посоветовали также присмотреться к местному бизнесу – оказать ему поддержку, а взамен получить в  будущем рабочие места, налоги, пожертвования на социальные нужды… Получается классическая формула «светлого будущего»: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Нельзя сказать, чтобы бизнес-проектов в Качугском районе совсем не было. Сельское хозяйство и лесопереработку называют здесь производственной основой. «Лесная технологическая компания» хочет выпускать в районе брикеты из отходов лесопиления. По окончании реализации проекта ожидается выпуск продукции на 424 млн рублей в год и создание 51 рабочего места. Кроме того, хочет компания выпускать древесный уголь – продукция на 337 млн рублей и 18 рабочих мест. Ещё одно ИП намеревается установить сушильную камеру, чтобы перейти на более глубокую переработку леса – выпускать доску. В сельскохозяйственной отрасли предусмотрено16 инвест-проектов.

Но подобные проекты не так самодостаточны и окупаемы, как в промышленной отрасли. Соответственно, не так они и щедры, как, например, иркутский бизнес.

– У нас заключены с бизнесменами соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. Но суммы пожертвований составляют, чтобы вам был понятен порядок цифр, 5–10 тысяч рублей. За год собирается 600 тысяч, – делятся качугские власти.

В Жигалове ситуация лучше, там всё же есть основной «спонсор», который так или иначе, но всё же работает на месторождении. В итоге общая сумма пожертвований от бизнеса там составляет около 9 млн.

– Это не те цифры, которые могут что-то изменить. Почему вы не смотрите глубже, шире? – попытался научить строить светлое будущее Дмитрий Ершов, депутат Заксобрания.

– А это сложившаяся реальность, мы так живём, – поделилась в ответ своей практикой Кириллова.

Газовая ошибка и хорошие люди, которым не дают работать на Ковыкте

Мэр Жигаловского района Игорь Федоровский просит пустить своих земляков поработать на Ковыкте

Надежды на то, что придёт крупный бизнес со своими  большими инвест-проектами, растаяли в северных территориях с прошлогодним снегом. Так, Качуг уже не верит в ковыктинский газопровод. Более того, теперь местные власти официально просят правительство области избавить район от проблемной «газовой инфраструктуры» – двух котельных, которые за счёт регионального  бюджета были возведены в 2010-2011 годах. Понять такие просьбы можно: голубое топливо для котельных приходится подвозить сейчас на автотранспорте, а не по трубе «Газпрома», как ожидалось раньше. Получается, что деньги идут на неясные перспективы – котельные поддерживаются на случай, если вдруг ковыктинская магистральная труба всё же пойдёт на юг по территории Приангарья.

– Газовые котельные нам не нужны. Это ошибка. Содержать их невыгодно. Газ привозится либо с Ковыкты, либо вообще из Ангарска, – рассказывает Кириллова.

Жигалово к Ковыкте ближе. Вот и расстаться с планами о газификации посёлка, о новых рабочих местах и производствах здесь, в Жигаловском районе, сложнее. Тем более налоги от подрядчиков и дочек «Газпрома», работающих на Ковыкте, в бюджет поступают. Однако осадок и у жигаловских властей всё же присутствует.

– В нефтегазовой отрасли зарплаты в несколько раз выше, чем в бюджетной. Но работать попадают туда чаще не жители Жигалова, а приезжие подрядчики из Краснодара и других западных регионов. Сейчас, например, на месторождение зашла компания «Краснодаргазстрой». Это примерно 400 человек. К новому году будет трудиться тысяча, через 5 лет – 12 тысяч! Я хочу попросить депутатов, если это возможно, помочь установить систему квот на рабочие места для наших жителей, – обратился мэр на встрече с Заксобранием.

Говорили оба мэра ещё очень много о плохих дорогах, по которым ездить надо с тремя запасками, о непостроенных водонапорных башнях в посёлках с пересохшими озёрами. И даже немного о позитивном – о натуральных экологических продуктах и хороших людях.

– Чем дальше вы будете продвигаться на север Иркутской области, тем выше будет качество людей и качество мёда, – заверил Федоровский.

Найдут ли оба района свою формулу успеха, и кто им в этом поможет – упавшие под пол депутаты, малый бизнес или большая Ковыкта, «Конкурент» будет следить за тем, как развиваются события.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер