издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отказ от монополии

Государство открывает рынок социальных услуг для частника

На рынке социальных услуг грядут перемены. Они обусловлены новым федеральным трендом и подкреплены бюджетным финансированием. Если всё пойдёт, как запланировано, скоро у нас появятся частные дома престарелых и комплексные центры по обслуживанию населения, которые начнут получать бюджетное финансирование. Иркутский бизнес уже проявляет интерес к новой сфере деятельности и готов вкладываться в развитие социальной инфраструктуры. Например, частный пансионат для пожилых на улице Култукской областного центра готовит заявку на бюджетное финансирование.

Маленькая социальная революция

До сих пор на рынке соцобслуживания государство сохраняло почти безграничную монополию. Оказывать помощь старикам, инвалидам, сиротам, бездомным – это была его прерогатива. Конечно, всё это время возникали и более или менее успешно работали негосударственные организации. Они традиционно занимали небольшую нишу на рынке соцуслуг, но погоды отнюдь не делали. 

О грядущих переменах профессиональное сообщество известил 442-й Федеральный закон «О социальном обслуживании населения», пригласив в систему социального обслуживания частные, коммерческие и некоммерческие организации и пообещав им бюджетное финансирование наравне с госучреждениями. Затем появилось поручение президента, в котором глава государства провозгласил, что к 2020 году до 10% бюджетных средств, предусмотренных на финансирование госучреждений, должны быть направлены в негосударственный сектор. 

– Повысить качество услуг, развить конкуренцию, сократить расходы – вот цели грядущих «социальных»  перемен, – говорит первый заместитель министра социального развития Иркутской области Алексей Макаров. В мае этого года на федеральном уровне был утверждён план мероприятий, а в июне было подготовлено распоряжение правительства РФ, в котором регламентируется доступ негосударственных поставщиков соцуслуг к бюджетным средствам. Таким образом, появилась «дорожная карта», в которой прописан весь процесс перехода социальной сферы на новые рельсы. 

Кто войдёт в реестр

– Первым делом мы изучили негосударственный сектор госуслуг, – рассказывает Алексей Макаров. – И обнаружили, что у нас практически нет негосударственных организаций, услуги которых можно оплачивать из бюджета. 

Именно поэтому в регионе была создана школа НКО и социальных предпринимателей, ученики которой сейчас пытаются  научиться работать по новым правилам и по­думывают о том, стоит ли им открывать карты перед государством. 

Как водится, для того, чтобы получить государственное финансирование, коммерческая или некоммерческая организация должна выполнить ряд условий. Прежде всего – войти в реестр поставщиков социальных услуг. Для этого нужно сделать три вещи: подать заявление, представить свой устав и защитить  экономически обоснованные тарифы на предоставление своих услуг. 

По задумке законодателя, реестр поставщиков станет неким гарантом качества оказываемых услуг. Не все организации, находящиеся в нём, будут претендовать на получение бюджетных средств. Однако все выйдут из тени и станут открытыми для проверок надзорных органов. А вот этого хочется далеко не всем. 

Практика показала, что самым интересным направлением для иркутских предпринимателей от социальной сферы оказались пансионаты для престарелых. Об этом свидетельствует обилие рекламы услуг такого рода. По свидетельству Светланы Клецкиной, которая руководит занятиями в школе НКО и социального предпринимательства, большинство её слушателей как раз намерены предоставлять  подобные услуги пожилым людям. Однако отсев начался уже первых занятий. 

«Хорошо, если 10% наших слушателей дойдут до конца и примут решение вступить в реестр поставщиков соцуслуг», – говорит Алексей Макаров. 

Кто не хочет выйти из тени

Насколько можно судить по рекламным объявлениям, большинство существующих  частных пансионатов для пожилых людей находятся в благоустроенных загородных коттеджах. О ценах можно судить по тем же рекламным объявлениям, которые демонстрируют уютные интерьеры и обещают бережную заботу и тщательный уход за плату от тысячи рублей в сутки. Ну а что такое «бережная  забота», хозяева этих учреждений решают сами, согласуясь только с родственниками своих подопечных да с собственной совестью. При этом понятно, что родственники могут многого и не знать. Надзорные органы, как правило, даже не подозревают о существовании частных учреждений.

Вообще-то подобная деятельность носит обязательный уведомительный характер. Об открытии частного пансионата для престарелых должны быть поставлены в известность региональное управление Роспотребнадзора и Инспекция по труду. «Мы знаем, что подобные учреждения в Иркутской области есть, но к нам никто из них не обращался», – говорит пресс-секретарь регионального Роспотребнадзора Светлана Каурова. 

Но пока учреждение не вышло из тени и добровольно не заявило о своём существовании, ни министерство соцразвития, ни Роспотребнадзор, ни пожарная инспекция не имеют права прийти и проверить, что же происходит за закрытыми дверями частного владения. Конечно, до того момента, как поступит первая жалоба от родственников, или пока ситуацией не заинтересуется прокуратура. Например, именно так произошло в Братске, где после вмешательства прокуратуры был закрыт частный пансионат «Забота». 

Владелица пансионата арендовала дом на окраине города и дала рекламное объявление. На него откликнулось 15 человек. «Добрая» женщина пообещала за немалую плату от 18 до 26 тысяч рублей в месяц ухаживать за пожилыми людьми, кормить их и предоставлять медицинский уход. На деле оказалось, что беспомощные старики находились без присмотра, а само здание не отвечало никаким санитарным и противопожарным требованиям. Для «лечения» постояльцев использовались медицинские препараты, в том числе ограниченные в свободном обороте. 

Понятно, почему хозяева околосоциального бизнеса не спешат заявлять о своём существовании. Никакой коттедж не сможет получить «добро» от Роспотребнадзора, даже если там работают очень добрые люди, которые исключительно хорошо заботятся о стариках. Например, согласно нормам, каждый инвалид-колясочник должен проживать в комнате один. Здание пансионата должно быть оборудовано карантинным и приёмным покоем, причём оба должны иметь свой собственный вход и находиться в разных частях помещения. Это не говоря уже о том, что в помещениях нужно создать  доступную среду для маломобильных людей. 

Прозрачный рынок

Очевидно, пока есть спрос на услуги негосударственных  домов престарелых, будут рождаться и предложения. Сегодня этот рынок никак и никем не контролируется и рано или поздно где-то может повториться братская история.  Единственный способ  избежать неприятных ситуаций – создавать рынок негосударственных учреждений, которые отвечают всем нормативным требованиям. Тем более что закон позволяет это делать. 

– Это интересный вид деятельности, – говорит Алексей Макаров. –  Здесь нет налога на прибыль, с одной стороны, а с другой – государство в нашем лице должно содействовать и помогать. Ведь есть поручение президента, и мы должны его исполнять. Поэтому можно предполагать, что в ближайшее время на рынок соцуслуг зайдёт частный инвестор. 

В Иркутске появился, по крайней мере, один негосударственный пансионат для пожилых людей, который намерен работать официально и войти в реестр поставщиков социальных услуг. Речь идёт о пансионате для пожилых «Мирра» на улице Култукской. Новое трёхэтажное здание изначально было спроектировано для проживания пожилых людей, в том числе инвалидов. Поэтому ещё на этапе строительства здесь старались учитывать все требования Роспотребнадзора для профильных учреждений. Создана доступная среда, в каждой комнате есть душ и туалет, телевизор и холодильник. Есть одноместные, двух- и трёхместные номера, часть из них оборудована специальными ортопедическими кроватями для лежачих больных. 

– Мы изначально ставили себе задачу соответствовать любым требованиям надзорных органов, чтобы работать официально, – отмечает управляющий пансионатом «Мирра» в Иркутске Марк Пинский. – Поэтому, узнав о возможности войти в реестр поставщиков социальных услуг, сразу решили ею воспользоваться. 

Руководство пансионата настроено решительно и не сомневается, что пансионату удастся получать бюджетное финансирование. Сегодня у надзорных органов основные вопросы вызывает этажность пансионата. По нормам здание, эксплуатируемое для подобных целей, не может быть выше двух этажей. 

В противном случае его следует оборудовать лифтом. «У нас лифта нет, но есть робот-подъёмник для инвалидов, – говорит Марк Пинский. – И выполнены все требования по созданию доступной среды». 

Сейчас пансионат «Мирра» готовит экономически обоснованные тарифы, которые не так просто защитить перед министерством социального развития. Пока стоимость одного дня проживания здесь колеблется от 1200 рублей и выше. 

– Снизить цену практически невозможно, – считает Марк Пинский. – Сюда заложены зарплата круглосуточной сиделки, четырёхразовая уборка со специальными моющими средствами, питание, тарифы на электроэнергию и тепло. 

Администрация заведения не скрывает, что на сегодня пансионат как коммерческий проект не окупает себя. Спрос на услуги такого рода есть. Однако платёжеспособность населения слишком мала. Узнав  стоимость услуг,  многие от них отказываются. К сожалению, иркутяне в большинстве своём не в состоянии потянуть установленный тариф. Поэтому бюджетное финансирование может стать хорошим выходом и обеспечить неплохую наполняемость заведения. Марк Пинский уверен: при равных тарифах многие выберут частный пансионат, оценив его условия. 

Предприниматели понимают, что  рынок соцуслуг только формируется и тот, кто пришёл на него первым, имеет хорошую возможность занять наиболее интересную нишу. По этой причине бизнес готов ждать и  нести временные издержки. 

– С другой стороны, нам изначально хотелось вложиться в социальный бизнес, – рассказывает Марк Пинский. – Любому человеку хочется делать что-то хорошее и чувствовать от этого моральное удовлетворение. В конце концов, у каждого из нас есть пожилые родители. Да и сами мы неизбежно придём к этому возрасту.  

Первые ласточки

Марк Пинский уверен: при равных тарифах многие выберут частный пансионат, оценив его условия

Сегодня в реестре поставщиков социальных услуг Иркутской области находятся только две негосударственные организации – региональное отделение Красного Креста и благотворительный фонд «Оберег». Правда, ни одна из них финансирования пока не получает. 

– В  будущем году «Оберег» в пилотном режиме начнёт заниматься предоставлением  услуг социальной категории «бомж», – говорит Алексей Макаров. –  Они разработали тарифы, которые мы утвердили,  вошли в реестр поставщиков социальных услуг, соблюдают все требования по нормативным документам. 

Кстати, «Оберег», который давно известен в Иркутске как эффективная некоммерческая организация, имеющая поддержку министерства, всё-таки не один и не два месяца занимался защитой обоснованного тарифа. Так что никому не удастся легко и просто получить бюджетное финансирование. Да и конкурировать за него придётся с государственными организациями. Денег-то в казне  больше не станет. А для того, чтобы отдать бюджетный  рубль частнику, министерству сначала придётся отобрать его у своего учреждения.   

Никто не отменял административные и прочие барьеры. Например, до последнего времени закон подразумевал, что частник будет работать целый год и лишь потом обратится за возмещением своих услуг. «Понимая абсурдность этой ситуации,  мы снизили срок с года до одного месяца, – отмечает Алексей Макаров. – Я считаю, это просто прорывной шаг. Таких оборотных средств нет не только у НКО, но даже у коммерческих организаций».

Зато предприниматель не обременён огромным количеством отчётности и всегда может сократить неэффективные расходы. «Даже если у нас из комплексного центра уйдёт половина народа, мы не сможем обрезать себе половину здания, половину ставки бухгалтера, – рассуждает Алексей Макаров. – Частник всегда эффективнее государства, он знает, где сэкономить. Он сможет предоставить более низкий тариф или за тот же тариф будет оказывать более широкий спектр услуг и станет реальным конкурентом госучреждениям». 

В некоторых субъектах уже начался перевод государственных пансионатов и комплексных центров по обслуживанию населения в иную форму собственности. Например, в Башкортостане все бюджетные учреждения стали автономными некоммерческими организациями и теперь могут претендовать на бюджетное финансирование с одной стороны и избавиться от излишнего администрирования чиновниками – с другой.  

На последней коллегии в минсоцразвития директорам бюджетных учреждений была предложена  такая же возможность. «Теперь ждём, кто откликнется, – говорит Алексей Макаров. – Мы предупредили наших руководителей, что зайдёт частный поставщик. Он перетянет к себе людей. Что  потом делать с опустевшими государственными учреждениями? Мы должны будем их сократить».

Планом, который утверждён правительством РФ, есть конкретные индикативные показатели. К 2018 году на территории субъекта 10% учреждений соцобслуживания должны быть организованы на иной форме собственности, нежели государственные. Конечно, есть учреждения, которые вряд ли кто-то сможет содержать, кроме государства. Например, детские стационары и ряд других.

– Начиная любые изменения, нужно помнить, что они коснутся живых людей, – отмечает Алексей Макаров. – И речь идёт не только о населении, но и о самих социальных работниках. Именно этим нам  и нужно руководствоваться, чтобы по возможности избежать острых углов.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector