издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вместо привязанности к ребёнку – привязанность к бутылке

Любовь к собственному чаду принято называть родительским инстинктом. Но учёные уверены, что в природе такого инстинкта не существует. Даже материнского, не говоря уж об отцовском. Homo sapiens от рождения наделён только тремя инстинктами – самосохранения, пищевым и инстинктом размножения. И последний не имеет ничего общего с ответственностью за потомков.

Лучше всего, пожалуй, это понимают судебные приставы-исполнители, работающие с должниками по алиментным платежам. «У нас на исполнении находятся документы, которые касаются как отцов, не желающих содержать и воспитывать своих детей, так и матерей-кукушек», – говорит Елена Сенькова, судебный пристав-исполнитель Тайшетского районного отдела УФССП по Иркутской области. Больше десятка лет ей приходится изо дня в день очень плотно общаться именно с такими несознательными родителями. 

В отделе 1100 исполнительных производств по принудительному взысканию алиментов. И фигуранты этих дел отнюдь не горят любовью к своим деткам. У них в жизни другие интересы и приоритеты. «Вместо привязанности к ребёнку зачастую видишь привязанность к бутылке», – поясняет Елена Сенькова. По её словам, у некоторых многодетных матерей задолженность по алиментам исчисляется в миллионах рублей. Взыскателями по таким производствам проходят сиротские учреждения, где воспитываются брошенные дети. «Порой три-четыре раза привлекаем женщину, променявшую своих детей на спиртное, к уголовной ответственности. Суд, как правило, сначала приговаривает таких должников к обязательным работам, но, когда это наказание не помогает, отправляет в колонию-поселение. Однако и реальное лишение свободы редко пробуждает материнские чувства. Отсидев положенный срок, подобные родительницы, за редким исключением, возвращаются к прежней жизни, в которой опять же не находится места собственным детям», – говорит пристав. И с горечью рассказывает о женщине, которая начала погашать задолженность лишь после того как отморозила по пьянке ноги и стала инвалидом. 

– Ноги ей отрезали. Теперь половина пенсии взыскивается на содержание четверых ребятишек, раскиданных по казённым учреждениям. 

Отцы, как показывает практика, бросают детей не только из-за пристрастия к спиртному. Некоторые, прежде чем свить семейное гнёздышко, перебирают кандидаток на роль его хозяйки. Их не смущает тот факт, что в процессе отбора – попутно, так сказать, – рождаются дети. Елена Сенькова недавно прекратила производство в отношении одного такого 27-летнего «искателя», отказавшегося от родных дочерей в нотариальном порядке. Первого ребёнка парень «сделал» своей сверстнице в несовершеннолетнем возрасте. Вскоре женился на другой девушке, и после рождения очередного малыша понял, что этот вариант ему тоже не подходит. Обе женщины подали на алименты и стали общаться не только с приставом, но и между собой. Их объединила обида на общего «бывшего», который не проявлял никакого интереса к своим дочкам, не желал с ними встречаться, каким-то образом участвовать в воспитании, платить алименты. А уж как обидно стало женщинам, когда они узнали, что отец их ребятишек завёл новую семью, остановив свой выбор на матери четверых детей! Своих кровных, значит, бросил, копеечки на них пожалел, а чужих растит и, похоже, жизнью вполне доволен. Отвергнутые женщины объявили ему «войну», поставив перед выбором – если  собственные дети не нужны, пусть отказывается от родительских прав. 

– И вот этот должник, который столько лет ни в какую не соглашался идти на контакт с бывшими жёнами в интересах родных детей, вдруг появляется на пороге моего кабинета с улыбкой на лице. И вместе с ним обе его несостоявшиеся спутницы, – рассказывает Елена Сенькова. – Оказывается, они все трое пришли-таки к согласию. 

Многожёнец и не подумал бороться за своих кровиночек, он с лёгким сердцем уступил их мамочкам. У обеих, мол, теперь новые семьи, вот пусть их мужья и берут на себя заботы о, так сказать, «довеске». Его девочки были, действительно, удочерены. Так что у них теперь новые папы, а у их прежнего отца – новые дети. Не знаю, правда, можно ли считать такой конец запутанной семейной хроники благополучным, но вроде бы все её герои  довольны. 

Однако такой исход дела, по словам Елены Сеньковой, исключение из правил. У многих разошедшихся пар мирные переговоры вообще не склеиваются. В Тайшетском районе около сотни мужчин на сегодняшний день скрываются от бывших жён, желающих хотя бы взыскать алименты на содержание общих детей. Беглецы объявлены в розыск, и играть в прятки до совершеннолетия ребятишек, превратившихся в обузу, у них вряд ли получится. Уж приставы об этом позаботятся.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector