издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Cошёлся клином белый свет

Губернатор Левченко обозначил партнёра региона в проекте модернизации международного аэропорта «Иркутск»

Власти Иркутской области нашли возможность обойти конкурсную процедуру для определения партнёра по строительству нового терминала Иркутского аэропорта. Губернатор Сергей Левченко заявил о регистрации проектной компании, созданной на паритетах АО «Корпорация развития Иркутской области» и ООО «Новапорт» Романа Троценко. По его словам, совместное предприятие с уставным капиталом 20 тысяч рублей в 2017 году представит проект нового терминала международного аэропорта «Иркутск», 100% акций которого два года назад указом президента вместе со взлётно-посадочной полосой были переданы из федеральной в областную собственность.

По условиям соглашения региона с Росавиацией и Минтрансом современный комплекс со зданием аэровокзала и взлётно-посадочной полосой высокого класса безопасности должен был появиться в Иркутске уже в 2020 году. Москва при этом брала на себя обязательства по финансированию ВВП и навигационного оборудования в объёме 22 млрд рублей.  Деньги были заложены в федеральной программе развития транспортной системы России. Регион гарантировал привлечение 50 млрд рублей на необходимую для современного авиаузла инфраструктуру, включая пассажирский и грузовой терминалы. 

Развитие иркутского авиаузла преподносилось в качестве главного проекта команды Сергея Ерощенко на посту губернатора Приангарья. В совет директоров АО «Аэропорт «Иркутск» в 2015 году был введён представитель Внешэкономбанка. Именно ВЭБ должен был «упаковать» частно-государственное партнёрство и начать привлекать средства на инфраструктуру. Но в сентябре 2015 года, после избрания губернатором Сергея Левченко, проект был заморожен. И до настоящего времени формат взаимоотношений частного бизнеса и регионального правительства так и не был чётко обозначен. 

 «Вы увидите, насколько это будет красивое решение»

В прошлую среду губернатор пообещал журналистам, что проект нового терминала аэропорта «Иркутск» будет разработан и представлен на экспертизу уже в следующем году. 

– Мы должны, не прекращая модернизацию рулёжных дорожек (для того чтобы авиационные компании более уверенно себя чувствовали), ремонт взлётно-посадочной полосы, сделать проект нового терминала, – рассказал Сергей Левченко. –  Место под него выбрано на территории аэропорта. В будущем году проведём экспертизу проекта терминала. Через некоторое время, когда представим общественности, что там будет происходить, какая произойдёт смена транспортных автомобильных потоков, вы увидите, насколько это хорошее, красивое решение. Нам надо уже в течение 2018 года с новым терминалом задачу решить.

По словам губернатора, Корпорация развития Иркутской области, владельцем которой является региональное правительство, уже учредила проектную компанию, которая займётся этим. Чуть позже глава Приангарья уточнил, что у проектной компании кроме КРИО имеется ещё один учредитель – «Новапорт». Однако попытки выяснить через системы проверки контрагентов, где и когда зарегистрирована новая компания, ничего не дали. Зато в Иркутске 28 июля было зарегистрировано АО «Новапорт-Иркутск», учредителем которого стало ООО ИК «Аеон» (100% принадлежит Роману Троценко).

В КРИО категорически отказались подтвердить или опровергнуть факт существования «дочки», созданной, по утверждению Левченко, совместно со структурами Романа Троценко. Что и неудивительно. «Вопрос политический, острый, а репутация КРИО и без того сложная», – комментируют наблюдатели. 

Правительство Иркутской области, в течение последних шести месяцев пытающееся настойчиво оправдать альянс именно с «Новапортом», уже неоднократно попадало в поле критики федералов. 

Как оказалось, оформить эти отношения не так-то просто. По словам источника «Конкурента», знакомого с ситуацией, ещё весной «Новапорт», например, предлагал купить акции Иркутского аэропорта у правительства Иркутской области, а  новый терминал построить на займы под залог имеющегося у аэропорта имущества. Препятствием на пути этого плана стало уже упоминавшееся ранее соглашение с Минтрансом и Росавиацией, налагающее запрет на отчуждение переданных области акций. По этой причине оказалась несостоятельной идея по внесению акций аэропорта в уставный капитал СП области и «Новапорта».

Впервые в качестве партнёра правительства «Новапорт» был публично назван Сергеем Левченко в мае нынешнего года. Это вызвало незамедлительную реакцию других претендентов на Иркутский аэропорт, пожаловавшихся антимонопольщикам. О своём интересе к иркутскому проекту уже заявляли «Базэл Аэро» Олега Дерипаска и «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга. ФАС и Минтранс РФ время от времени требуют от иркутского правительства определить инвестора для строительства нового аэропорта, писала газета «Ведомости». Как полагают в облправительстве, проектная компания всего лишь займётся проектированием нового терминала, а не строительством нового аэропорта, значит, тендер инвестиционных предложений проводить необязательно.

На пресс-конференции 21 декабря Сергей Левченко на вопрос, когда намерены объявить конкурс на выбор инвестора для Иркутского аэропорта, ответил весьма резко: 

– У меня всё время спрашивают, разными только словами, когда я продам аэропорт. Никогда. Если говорится об инвестициях, то это выделение средств. Владельцы этих средств понимают это однозначно: я у вас куплю ваше имущество, ваш аэропорт, вашу собственность, а потом, может, буду развивать. Продавать я не собираюсь. Мы оставим аэропорт в собственности, чтобы влиять на развитие, модернизацию, строительство нового аэропорта.

Поэтому открытым остаётся вопрос финансирования работ по проектированию и строительству нового терминала. А появление 20 декабря распоряжения о проведении в десятидневный срок оценки имущества международного аэропорта «Иркутск» обернулось различными домыслами и предположениями, одним из которых стало использование его в качестве залога. 

Как это задумывалось

– Под новый аэропорт изначально рассматривалось семь площадок, – вспоминает один из бывших чиновников правительства региона, участвовавший в переговорах о развитии иркутского авиаузла в 2014-2015 годах. –  В том числе разворот полосы на 33 градуса и уход на четыре километра от конца действующей полосы в сторону Байкала. Этот вариант в итоге и был нами выбран как основной и согласован с Министерством обороны и Министерством транспорта. 

В обсуждении участвовали многие эксперты, была выбрана максимально простая и менее затратная для всех уровней бюджета площадка.

До изысканий по известной вам причине не дошло, хотя высокопоставленные представители Минтранса РФ приезжали. Мы смотрели, где полосу можно сделать, они нам рекомендовали два института – Дальневосточный аэропроект и Московский аэропроект, которые могут проектировать такие объекты. У нас были получены все согласования с Министерством обороны.

При развороте ВВП на 33 градуса мы получаем правильную глиссаду захода на посадку и взлёт. Сегодняшний аэропорт с существующей полосой имеет боковой северо-западный ветер (основное для нашего аэропорта направление ветра), а при развороте полосы получалось бы носом или хвостом как раз в северо-западном направлении. Сейчас взлёт грузовых самолётов над городом запрещён. При развороте полосы выходило, что глиссада никоим образом не касается города Иркутска. Самолёты заходили бы с водохранилища.

Мы понимали, что аэропорт в действующей конфигурации несёт ряд ограничений. И не только ограничений, связанных с возможностью принятия грузовых, больших судов, но и ограничений, связанных с безопасностью, климатом, прочим. Туман и всё остальное решалось бы максимально механизированной и автоматизированной системой посадки самолётов. С Максимом Соколовым (глава Минтранса РФ) была договорённость, что новый аэропорт получит третий класс.   Такие аэропорты у нас Домодедово, Шереметьево, Пулково.

– Дорогу на Байкальский тракт начали расширять в том числе с учётом того, что там появится новый терминал?

– Да. Новая полоса должна была быть 4300. Хвост полосы позволял спустить её так, чтобы не трогать мемориал вообще. Даже зона отвода никоим образом не касалась мемориала.

– А почему всё это людям не рассказали?

– Не знаю. Не ко мне вопрос. И Голоустненский тракт тоже полосой не пересекался. Поэтому хоромам, или как там это называется, где люди боялись, что их снесут, тоже ничего не угрожало. Единственное, было пересечение дороги от Пивоварихи на Байкальский тракт.

Соответственно земли под это – всего тысяча гектаров – были зарезервированы. Это федеральная земля. Есть договорённости с ФАНО. 

– Что планировалось разместить на площадке нынешнего терминала?

– В случае строительства новой полосы, нового терминала территория, которую занимает нынешний аэропорт, могла стать активом для взаиморасчётов с новым инвестором. Сам Левитин предлагал: старую полосу убирайте, отдавайте инвестору, пусть строит жилой микрорайон. Вот это как раз и есть ГЧП. Люди вкладывают 30 миллиардов рублей в строительство терминала, подъездов, развязки. Взамен получают что-то гарантированное. В совете директоров аэропорта находились представители Внешэкономбанка и корпорации «Ростехнологии», имевшей интерес к развитию проекта по сервисному обслуживанию среднемагистральных и дальнемагистральных самолётов. Этих людей первым делом убрали из совета. 

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер