издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кривое зеркало минздрава

Увольнения главных врачей и связанные с ними судебные дела продолжают будоражить общественность Приангарья. Ситуация выглядит нездоровой, несмотря на уверения министра здравоохранения региона Олега Ярошенко в том, что он может «аргументированно объяснить каждый конкретный случай» из 26 кадровых решений. Недавно в публичное пространство попало открытое письмо коллектива детской поликлиники № 2 Иркутска, в котором 140 сотрудников выражали поддержку своему бывшему главному врачу Тамаре Кадесниковой. Ответные действия министерства обескураживают не только врачей, но и далёких от медицины людей.

Не очень вежливые люди

Письмо от коллектива детской поликлиники № 2 города Иркутска было направлено председателю правительства региона, а также на информационные ресурсы 27 декабря 2016 года. Это случилось буквально за пару недель до момента перезаключения или неперезаключения контрактов с главными врачами подведомственных лечебных учреждений. 

Медицинский мир – система довольно закрытая, но не герметичная. Слухи и новости там разносятся быстро. 

В коллективе прекрасно понимали, что идёт кадровая ротация и главный врач поликлиники находится под ударом хотя бы потому, что занимает свой пост 22 года. 

Поэтому сотрудники решили подстраховаться и попросить руководство региона сохранить должность за Тамарой Кадесниковой. Коллеги считают, что она много сделала для поликлиники, была депутатом городской Думы и потому сохранила полезные связи, вполне соответствует занимаемой должности и ещё сможет продуктивно поработать на благо своих маленьких пациентов, а также их родителей. 

«В конце концов, хуже не будет, а мнение коллектива принято учитывать при принятии важных кадровых решений», – подумали врачи. 

Однако министерство здравоохранения продемонстрировало иной стиль руководства. Трудно сказать, было открытое письмо просто проигнорировано или имело прямо противоположные последствия. Главное, что в итоге контракт с Тамарой Кадесниковой не был продлён. Но дело даже не в этом, а в тех методах, которые были использованы для подавления человеческого достоинства всего коллектива и его главного врача. 

Пока Тамара Кадесникова находилась на совещании в министерстве здравоохранения, в поликлинику приехала комиссия в составе трёх высокопоставленных чиновников минздрава и в присутствии десятка сотрудников ЛПУ представила нового главного врача. Им стала Евгения Гусенкова, которая закончила медико-профилактический факультет и ординатуру по теме «Организация здравоохранения». После окончания учёбы 15 лет работала в министерстве здравоохранения в отделе стратегического планирования и входила в резерв управленческих кадров для замещения вакантных должностей главных врачей. 

Вернувшись с совещания, Тамара Алексеевна узнала, что её кресло занято. Интересно, что комиссия молни­еносно покинула здание, едва бывшая хозяйка переступила порог. Наверное, торопились, чтобы не встречаться с заслуженным доктором. В обычной жизни так поступают люди, которым неловко смотреть кому-то в глаза. Представлять нового руководителя всему коллективу бывшему главврачу пришлось самостоятельно. Сама Тамара Алексеевна не получила ни слов благодарности за многолетний труд, ни цветов, ни внимания. Зато на официальном сайте минздрава появился сначала пресс-релиз, а потом и статья из «Медицинского вестника» под заголовком «Генеральная уборка кадров». 

В ней подробно объясняется, за какие провинности был снят главный врач, несмотря на «петиции» коллектива. Очевидно, министерство здравоохранения солидаризируется с высказанной позицией.  

Парадоксы статистики

Тамара Кадесникова пришла в поликлинику молодым специалистом в 1973 году. В 1994-м году была назначена главным врачом. С тех пор поликлиника шесть раз удостаивалась звания «Образцовое учреждение Иркутской области». Труд её коллектива много раз отмечался на региональном уровне. 

Сотрудники поликлиники тоже всегда полагали, что работают в одной из лучших поликлиник города. Был здесь показательный случай: два молодых врача решили уйти в сельскую поликлинику, расположенную под Иркутском, когда появилась возможность получить миллион рублей по программе «Земский доктор». Две недели отработали и вернулись обратно. Сказали: «Не нужно миллиона, только возьмите назад». 

Показатели тоже всегда были на высоте. Например, по итогам 2016 года диспансеризация детей выполнена на 100 %. Укомплектованность учреждения узкими специалистами до последнего времени составляла 100%, и по нынешним временам это большое достижение. Есть свой аллерголог, два невролога, два окулиста, два детских хирурга, три врача УЗД, ортопед, детский гинеколог, детский эндокринолог, уролог, подростковый врач. 

Кстати, для подростков в поликлинике работает целый центр. С одной стороны, подростки стремятся не пус­кать взрослых в свою личную жизнь, а с другой – особенно остро нуждаются в совете и внимании специалистов. Тамара Кадесникова, которая сама 17 лет проработала участковым врачом, прекрасно это понимает. Поэтому на пятом этаже для молодёжи выделена собственная зона, где расположены регистратура, кабинет подросткового врача, социального работника. Не зря поликлиника № 2 имеет звание «Клиника, дружественная молодёжи». 

Сегодня поликлиника № 2 обслуживает огромную территорию, к ней относятся и посёлок  Молодёжный, и Ново-Разводная, и Солнечный, и Нижняя Лисиха, вся территория вплоть до бульвара Постышева. В последние годы эта часть города, а также пригородные посёлки активно застраиваются новыми домами, в которые заселяются в основном молодые семьи с детьми. Много желающих прикрепиться к поликлинике не по прописке. Неудивительно, что за 2016 год количество детского населения, прикреплённого к поликлинике № 2, выросло на целую тысячу и составило 18 500 человек. Количество детей до года тоже выросло. Если в 2015 году было прикреплено 1185 малышей, то в 2016 – уже 1237. 

Трудно понять, на какие данные опирается областной минздрав, предоставляя для публикации в официальном «Медицинском вестнике» информацию о том, что в прошлом году в зоне ответственности поликлиники № 2 произошло снижение рождаемости с 69,0 до 67,7 (на 1000 населения). Вроде бы жизнь показывает обратное. Но пусть цифры корректны и методика расчёта верна, всё равно непонятно, каким образом снижение рождаемости связано с работой поликлиники? Однако в статье, размещённой на официальном сайте областного минздрава, этот факт назван одной из причин, послужившей поводом к увольнению главного врача. 

Кстати говоря, по существующим нормам для обслуживания такого количества населения, в поликлинике должно быть 23 участка, а работают только 19. Для создания и размещения новых участков здесь просто не хватает площадей. Долгое время эта проблема оставалась неразрешимой. Наконец, в прошлом году мэр Иркутска Дмитрий Бердников сумел найти выход из ситуации. Мэрии удалось достичь договорённости с бизнес-сообществом, и помещение под филиал поликлиники было запроектировано в цокольном этаже строящегося жилого дома в Нижней Лисихе. Дом обещают сдать в конце 2017 года, техническое задание строителями уже получено. После сдачи в эксплуатацию в филиале планируется открыть четыре новых участка для жителей этого района. 

Первые станут последними

Как же так получилось, что хорошее учреждение в короткий срок стало отстающим? В открытом доступе не существует объективного рейтинга качества работы учреждений здравоохранения. Точнее говоря, существует независимая оценка качества (НОК), основанная на анкетах получателей услуг. В рейтинге по результатам оценки за 2015 год детская поликлиника № 2 занимает 76 место среди 136 организаций области. Результат, скажем так, средний. 

Однако стоит ли безоговорочно верить этой независимой оценке – большой вопрос. Например, согласно тому же рейтингу, Черемховская городская больница № 1 в 2015 году заняла девятое место среди 88 организаций и набрала 54 балла из 75 возможных. Хороший результат. Однако нынешним летом в ней погибли четверо детей из Черемховского психоневрологического интерната. По словам руководителя проекта «Народная экспертиза» депутата Государственной Думы Николая Николаева, независимая оценка качества стационарных условий 88 больниц и амбулаторных условий ещё 118 учреждений была проведена с 6 ноября по 10 декабря 2015 года. Согласитесь, качество масштабной проверки, проведённой в такие сжатые сроки, вызывает вопросы.

За неимением чёткой независимой оценки деятельности медучреждения опираться приходится на данные регио­нального минздрава, которые он счёл нужным сделать достоянием общественности. В той же статье, размещённой на ресурсе минздрава, говорится, что «одной укомплектованности кадрами мало. Необходимо, чтобы этот показатель отражался на работе ЛПУ. В указанном же учреждении при наличии врачей не была организована работа кабинета неотложной помощи по субботам». Между тем в субботние дни в поликлинике работают участковые бригады и оказывают помощь детям. Тут главное определиться, что важнее – наличие помощи или её организационная форма. Думается, маленьким пациентам и их родителям глубоко безразлично, кто осмотрит малыша в субботу – дежурный педиатр или врач кабинета неотложной помощи. 

Перечисляя недостатки поликлиники, минздрав указывает на превышение сроков ожидания КТ- и МРТ-исследований сверх установленной нормы. Как будто чиновники не знают, что данные исследования в поликлинике не проводятся, для этого нет оборудования. Пройти МРТ можно по квоте в областном диагностическом центре. Очереди на КТ нет. А вот ожидание МРТ-исследования составляет более 30 дней. Повлиять на такое положение дел поликлиника не может. Кстати, точно в такой же ситуации находятся пациенты других ЛПУ города.

Увольнение главного врача минздрав аргументирует увеличением количества жалоб на поликлинику в четыре раза. Наверное из министерства виднее. Однако в самой поликлинике в 2016 г.­ было зарегистрировано 14 жалоб, из них 4 обоснованных. В 2015 году – 21 жалоба, из них 4 обоснованных. Именно эти цифры отражены в годовом отчёте лечебного учреждения. 

Арифметика смертей

И всё-таки одним из основных показателей работы поликлиники является детская смертность. Казалось бы, это точная цифра и её невозможно ни подделать, ни интерпретировать с выгодой для себя. Нужно отметить, что каждая детская смерть – это ЧП, которое сразу тщательно анализируется врачами и сотрудниками министерства. Но даже эта цифра словно прошла через кривое зеркало, прежде чем попасть на сайт регионального минздрава. 

Судите сами: в 2015 году умерли шесть пациентов детской поликлиники № 2. В 2016 году умерли 2 пациента. Один из них – младенец с врождённым пороком сердца, который скончался после операции прямо в больничной палате. Второй ребёнок трагически погиб в аварии, и врачи поликлиники не могут нести ответственности за его гибель. Однако минздрав интерпретирует эти цифры самым неожиданным образом: «…в 2016 году …произошло увеличение смертности детей в возрасте 0–17 лет с 0,35 до 11,4 на 100 тыс. населения – в 32 раза!»

Хотелось бы узнать, кто и каким образом вёл эту арифметику смертей, каким образом цифры попали на сайт министерства. Таких жутких скачков смертности (в 32 раза!) не регистрируется даже в самых глухих посёлках региона. Ну разве что в Черемховском интернате. Какая-то страшная эпидемия должна произойти, чтобы благополучный Солнечный и коттеджные посёлки Байкальского тракта вдруг дали такую статистику. Кстати, все врачи знают, что детскую смертность принято регистрировать на тысячу населения, а не на 100 тысяч. Как может получиться рост в 32 раза из двух трагических смертей 2016 года после шести не менее трагических потерь 2015-го – вообще не поддаётся никакому осмыслению. 

История с рентгеном

«Последней каплей стало халатное отношение Тамары Кадесниковой к закупке медоборудования: заказав рентген-аппарат стоимостью около 10 млн руб­лей, она не подготовила помещение для него, чуть не сорвав исполнение госконтракта», – говорится на том же сайте министерства здравоохранения. Эта история заслуживает отдельного внимания. 

Поликлиника получила пакет документов о проведении конкурса на поставку рентген-аппарата 16 ноября прошлого года. Если бы конкурс был отыг­ран раньше, этой истории не было бы вообще. При этом крайний срок установки оборудования и подачи отчётных документов был назначен на 23 декабря. То есть на всю работу было отведено чуть больше месяца. 

Но не такое это простое дело – установить рентген-аппарат. Согласно СанПиНу, это оборудование относится к четвёртой категории опасности, и организация, получившая такой аппарат, должна известить об этом орган санитарно-эпидемиологического надзора в 10-дневный срок. На подготовку и согласование проекта и технического задания предусматривается от 10 до 25 рабочих дней. Но это ещё не самое главное. 

Во время установки оборудования возникла форс-мажорная ситуация. Оказалось, что тумба современного аппарата весит около 400 кг и должна быть установлена на бетонную подушку. Расчёты показали, что плиты здания, построенного в 1980 году, могут не выдержать вес аппарата и бетонной подушки. Потребовалось укрепление конструкций. 

Весь огромный объём работы, включая согласования надзорных ведомств, главному врачу удалось провернуть за месяц. При этом только срок укрепления бетона составляет от 10 до 14 дней. Рентгеновское оборудование было установлено, документы подписаны и поданы в Министерство здравоохранения 22 декабря 2016 года. Казалось бы, главного врача нужно поощрить за оперативную работу. Но не тут-то было. Руководство министерства обвинило Тамару Кадесникову в «халатном отношении к госзакупкам». 

Исцели себя сам

Тамара Кадесникова
не получила
ни слов благодарности за многолетний труд, ни цветов, ни внимания

Стоит отметить, что 26 января на сайте Контрольно-счётной палаты Иркутской области появились результаты аудиторской проверки по эффективности исполнения программы «Развитие здравоохранения Иркутской области» на 2014–2020 годы. При общем объёме проверенных средств в размере 446 млн рублей нарушений выявлено на 269 млн рублей. То есть больше половины средств бюджета потрачено с нарушениями. 

Аудитор КСП области Ольга Ризман отметила, что на закупку оборудования в 2015 году было предусмотрено 87 млн рублей, на 2016 год – 359 млн рублей. При этом в 2015 году приобретено 24 единицы оборудования в 14 медицинских организаций на общую сумму 42 млн рублей. Потребность по заявкам учреждений в том же 2015 году составляла 1, 2 млрд руб., а в 2016 году – 1,8 млрд. На 2016 год было предусмотрено 395 млн рублей, но план распределения средств и перечень оборудования, планируемого к приобретению, вообще не утверждались. 

Вывод КСП таков: «При распределении средств минздравом области не анализируется надлежащим образом и не уточняется потребность медицинских организаций в оборудовании, не установлены критерии приоритетности при определении перечня закупаемого оборудования, отсутствует порядок направления заявок медицинскими организациями, их рассмотрения и отбора».

Казалось бы, эта информация не имеет никакого отношения к кадровой зачистке, которую проводит министерство здравоохранения. Но даёт моральное право усомниться в правильности некоторых решений минздрава. Кстати, в медицинской среде никто не подвергает сомнению авторитет Тамары Кадесниковой. Она по-прежнему входит в правление Ассоциации детских врачей и является её почётным членом. После увольнения с поста главного врача коллеги предложили ей возглавить совет ветеранов детских врачей, таким образом выказав поддержку. 

Как сообщил председатель комитета по здравоохранению и социальной политике Законодательного Собрания Андрей Лабыгин, депутаты получили ещё одно открытое письмо – теперь уже от коллектива детской стоматологической поликлиники Иркутска. Коллектив выражает несогласие с отставкой главного врача. По словам Лабыгина, депутаты попытаются разобраться с этим вопросом. 

Далеко не все из 26-ти главных врачей, покинувших свои посты, молча уходят из кабинетов. Некоторые позволяют себе «хлопнуть дверью». 

И речь идёт не только об открытых коллективных письмах, но и об обращениях в суд. Интересно, послужит ли наметившийся раскол между административными органами управления и медицинской общественностью оздоровлению регионального здравоохранения. И смогут ли новые главные врачи совершить чудеса, вылечив хромающие учреждения. Ведь у них не по­явится ни дополнительных кадров, ни средств, ни оборудования или зданий. Может быть, они просто волшебники и сумеют из ничего сделать нечто, совершив победу над системой в частном порядке.

P.S. На момент выхода газеты информация на сайте минздрава была откорректирована. Однако теперь вообще непонятны причины отставки главного врача.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector