издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Гидра» выползает из недр Интернета

Иркутяне получили массовую СМС-рассылку с рекламой наркотиков

Конец зимы оказался подпорчен приходом специфического спама на сотовый телефон – предлагали купить наркотики в широчайшем ассортименте. Конечно, нельзя сказать, что сообщение получили буквально все местные жители – о таком охвате аудитории те, кто устраивает массовые рассылки по службам моментальных сообщений, могут только мечтать, да и рассылка прошла только в одном из мессенджеров. Однако социально активные граждане сразу передали информацию в полицию. Пресс-служба областного ГУВД отреагировала оперативно, сообщив, что сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков «проводят комплекс мероприятий, направленных на привлечение к уголовной ответственности лиц, реализующих наркотические вещества посредством сети Интернет». А так же что «в прошедшем году полицией обезврежено семь преступных групп, использовавших всемирную паутину в качестве основной площадки для поиска клиентов и продажи запрещённых законом веществ».

В один из будних дней ноября прошлого года в один из неприметных подъездов одного из спальных рай­онов Иркутска вошёл обычный молодой человек. Он вёл себя подозрительно, суетился и озирался по сторонам. Нет, не такой же он дурак, чтобы привлекать к себе внимание. Скажем так: несмотря на внутреннее напряжение, он старался держаться естественно. В общем, даже такая незначительная деталь, как эта, сейчас ещё составляет тайну следствия, поэтому поведение молодого человека можно смело описывать так, насколько хватит фантазии.

Как бы он себя ни вёл – это ни на что не повлияло. Его давно «вела» по городу оперативная группа, подъезд, в котором он намеревался сделать «закладку» дозы наркотика – курительной смеси «спайс», находился под наблюдением, и молодого человека, на наркосленге называющегося «минёром», «курьером» или «закладчиком», быстро задержали. Одновременно в Куйбышевском и Октябрьском рай­онах города, а также на территории Иркутского района были задержаны ещё трое активных членов этой банды, с лета прошлого года освоившей торговлю «спайсами» посредством сети Интернет и СМС: по сообщениям в мессенджере они покупали наркотик, по сообщениям же его распространяли.

Дело ещё не передано в суд, ведётся следствие, поэтому Антон рассказывает о нём в как можно более общих чертах, постоянно ссылаясь на Федеральный закон «О государственной тайне» и «оперативный этикет», запрещающий разглашать детали методов слежки и задержания. Субботним утром он находится на дежурстве, и мы сидим в одном из кабинетов УНК ГУВД Иркутской области, в здании, где раньше располагался ФСКН. Антон достаточно молод, чтобы не называть его по отчеству, и не достаточно публичный человек, чтобы упоминать его фамилию. Поэтому единственное, что о нём можно уточнить, – это должность. Он заместитель начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом синтетических наркотиков, психотропных, сильнодействующих и новых, потенциально опасных психоактивных веществ.

Именно этот отдел занимается отслеживанием СМС-рассылок, рекламирующих продажу «дури», то есть использующих для распространения наркотиков средства телекоммуникации и электронные платёжные системы.

– Тенденция угрожающая. В течение последних пяти лет наркоторговля переползает с улиц в Интернет, – озабоченно обобщает ситуацию Антон. Но, чтобы понять, как это стало возможно, ему приходится отвлечься от банды торговцев «спайсом» и углубиться в недавнюю историю способов наркоторговли в Иркутске. Этот вопрос ещё ждёт своего вдумчивого исследователя-краеведа…

Эволюция местного наркотрафика

На рубеже веков, в конце 1990-х, когда героином в Иркутске торговали уже как семечками, наркополиция только отрабатывала первые методы противодействия этому виду организованной и уже неплохо организовавшейся преступности. Когда группы захвата освоили моментальные штурмы цыганских особняков в районе Третьего посёлка ГЭС, из которых шла бойкая торговля героиновыми «чеками», пришло время «бункеров» – намертво заваренных и закрытых изнутри гаражей с «кормушкой» – зарешёченным окошечком, через которое велась продажа наркотиков. Внутри бункера обычно из предметов первой необходимости были только ведро-«параша» и печка-буржуйка – не для тепла, а чтобы сжигать наркотики в случае штурма «силовиков».

Тогда наркополиция перешла от силовых методов к интеллектуальным – стали совершенствовать не способы штурма, а доказательную базу.

– Мы научились связывать торговца в «бункере» с непосредственным владельцем наркотиков. Документировать их деятельность и пресекать торговлю ещё до попадания наркотиков в «бункер», – объясняет Антон, но от вопроса, как именно научились, уклоняется, ссылаясь на тот же ФЗ «О государственной тайне». – Мы даже в суде не выдаём наши методы получения информации.

Настало время «нарковозов» – в середине нулевых возникла целая специализация «таксистов», которые подвозили наркоманов к «барыгам», сидящим в машинах где-нибудь на пустыре. Именно к этому времени относятся первые случаи использования в наркотрафике «средств телекоммуникации» – о месте, где находится этот пустырь, таксист узнавал по сотовому телефону в последний момент, а машина с барыгой постоянно меняла свою локализацию.

– Этот способ распространения продержался не более двух лет, в 2005–2007 годах. Потом мы научились бороться и с этой напастью, – рассказывает Антон, а на повторные вопросы, как именно с этим научились бороться, терпеливо отвечает:

– Вы поймите, сам конкретный механизм не важен. Никому не станет лучше жить, если я вам его расскажу. Важно другое. Наркоторговля – это всегда коллективный, групповой процесс. А что знают двое – то знают все. Что бы ни придумали наркоторговцы, какие бы хитрые способы «шифрования» они ни внедряли – это придумали люди, и не самые умные.

И другой человек всегда может это понять, вычислить уязвимые места и придумать, как с этим бороться.

К концу «нулевых» местные наркоторговцы, истощившись на ухищрения, были вынуждены вернуться к старому и проверенному способу – торговать «наркотой» через «бегунков», доверенных наркоманов, которые продавали по нескольку доз за раз, уличных мелкооптовых распространителей. С той разницей, что и они теперь пользовались сотовыми телефонами для согласования цены, веса «порошка» и места продажи.

А вскоре им на помощь пришёл Интернет. В Иркутске этот способ появился приблизительно в 2012 году, когда впервые наркозависимые стали договариваться о продаже наркотиков с торговцами посредством ICQ. Тогда это было достаточно открыто, все были уверены, что никому в голову не придёт искать наркоторговлю в Интернете. Постепенно сбытчики обнаглели, освоили другие мессенджеры, стали делать массовые рассылки для привлечения новых клиентов, появились первые интернет-магазины по продаже наркотиков.

И, как только они из личных сообщений вышли в публичное виртуальное пространство, ими заинтересовались органы контроля незаконного оборота наркотиков. И, как и раньше, научились документировать и пресекать их деятельность. Методы традиционно не раскрываются.

«Спам, которого вы так ждали»

С этих слов начиналась скандальная рассылка: «Спам, которого вы так ждали». Далее перечислялись самые ходовые виды наркотиков, а потом следовали уже совсем непонятные обычному пользователю Интернета инструкции установить какие-то новые программы, чтобы иметь доступ ко всем запретным удовольствиям. «Доставать» стало легко» – жизнеутверждающе гласила последняя строчка сообщения, но множество непонятных символов в ссылках на странные сайты в предыдущих строчках это наглядно опровергало.

Рассылка, которую получили пользователи одного из популярных мессенджеров в конце февраля, предлагала купить любые наркотики, но, по сути, была рекламой сетевого гипермаркета «Гидра». Так легко писать название и не считать это рекламой нам позволяет то, что просто так в него не попасть: он находится в так называемой «глубокой сети» (deepweb), для пользования которой нужно устанавливать специальное программное обеспечение.

– По сути, это реклама нового витка в развитии способов торговли наркотиками, – резюмирует Антон. – В некотором роде это показатель хорошей работы правоохранительных органов. Если раньше торговля наркотиками в Интернете считалась сама по себе безопасной и велась относительно открыто, то теперь она уходит в недра Интернета, скрывается в «глубокой сети», требует специальных знаний в программировании и пользовании компьютером.

– Но, когда пошла эта рассылка с рекламой, вы как-то отреагировали на это? Стали отслеживать, проводить какие-то оперативно-розыскные мероприятия?

– Это работает не так, – Антон тяжело вздыхает и начинает объяснять. – Я не могу, если мне пришла такая рассылка на телефон или переслал это сообщение мой знакомый, сказать начальству: «Вот, появилась такая тема, я буду работать в этом направлении». «Гидра» – это группа энтузиастов, владеющих начальными навыками программирования и создания интернет-ресурсов, которые изначально к торговле наркотиками не имели никакого отношения. Они только создали в виртуальном пространстве площадку, где можно найти всё, включая торговлю наркотиками. На этой площадке есть специализированные разделы, посвящённые обсуждению употребления запрещённых веществ. Там же идёт реклама интернет-магазинов, этими наркотиками торгующих. Вот эти конечные точки по продаже наркотиков мы и отслеживаем. Поэтому рассылки для нас служат «справочной информацией»: что-то мы давно знаем, если появляется что-то новое – обращаем внимание, начинаем отслеживать.

Пресс-служба областного ГУВД сообщила, что ранее аналогичный спам распространялся не только в Иркутске, но и на территории ряда других регионов страны. «Практика показывает, что подобными методами активно пользуются не только представители наркобизнеса, как правило, находящиеся за пределами страны, но и различного рода мошенники, рассчитывающие на то, что наркозависимый не станет обращаться в полицию, чтобы не привлекать к себе внимание. Также известны случаи установки под аналогичным предлогом различных вирусных программ», – говорится в сообщении пресс-службы.

В течение полугода (с лета прошлого года, когда УНК ГУ МВД сменил на боевом посту бесславно расформированную ФСКН) иркутской наркополиции во взаимодействии с другими контролирующими органами удалось закрыть шесть сайтов, занимающихся сетевым распространением наркотиков. На территории Иркутской области было задержано семь преступных групп, занимающихся наркоторговлей при помощи служб моментальных сообщений в Интернете. Часть из них работала на межрегиональном уровне, распространяя наркотики в Забайкалье и на Дальний Восток. У них изъято более пятидесяти килограммов синтетических наркотиков, большая доля из которых была предназначена для распространения на территории нашей области, но часть была оптовой партией, предназначенной для распространения дальше, в соседних регионах.

Одной из таких групп и стала та, с задержания которой начиналась эта история.

Банда брата и сестры

Летом 2016 года молодой иркутянин, паспортные данные которого до передачи уголовного дела в суд являются тайной следствия, задумался, как жить дальше. Стартовый капитал был незамысловатый – молодость (ему на тот момент было около 25 лет), средне-специальное образование и нежелание заниматься никакой общественно-полезной деятельностью. Хотелось быстрых денег и красивой жизни. В этом он нашёл полное взаимопонимание со своей родной сестрой, такой же молодой девушкой с высшим экономическим образованием и туманно-романтическими взглядами на жизнь.

Порывшись в Интернете, кровные родственники решили, что самый быстрый и простой способ разбогатеть – торговать курительными смесями. А если торговать через Интернет, то никто никогда не поймает – за руку же в Интернете не схватишь. Но едва они начали свою деятельность, как практически сразу, в августе, попали в поле зрения наркополиции. И ничем её не удивили, начав действовать по распространённому шаблону. Сначала брат и сестра нашли тематический интернет-форум, «потолкались» там некоторое время, получили несколько рекомендаций по надёжности разных интернет-магазинов запретных веществ, закупили пробную партию.

Уже на этом этапе вступает в дело служба мгновенных сообщений: оплатив первую партию через электронную платёжную систему, они получили СМС с указанием места, где их будет ждать 200 гр. порошка-реагента, из которого получают основу для «спайса». Опыт оказался удачным, и в дальнейшем они два раза в месяц «закупались мелким оптом», решив, что лучше не рисковать и покупать часто и понемногу, чем быть «кинутыми» на крупную партию и крупные деньги. Поэтому приобретали они не более полукилограмма реагента. Брат сам его разводил до «спайса», продавали тем же способом, что и получали: появился первый круг знакомых, которым после оплаты через СМС указывали места закладок.

К середине осени бизнес попёр в гору, клиентская база росла за счёт «рекламы непосредственного общения», и родственники наняли двух подручных, один из которых работал по Иркутску, второй – на территории Иркутского района. Организаторы выезжали «минировать закладки», только когда подручные не справлялись с валом заказов.

– Вот вам и основные отличия прежних наркоторговцев от современных, – отмечает Антон. – Раньше это были неграмотные цыганки и их «бегунки», как правило, наркозависимые лица. Сейчас это молодые люди из хороших семей, зачастую с высшим образованием. Раньше «бегунки» «сдавали» дилеров, от которых они «работают». А в этом случае мы сразу вышли на организаторов преступного промысла и только потом отследили всех остальных – рядовых участников группы.

В ноябре группу задержали, всех участников – практически одномоментно. У брата и сестры, задержанных в разных районах города, при себе было по 200–300 граммов «спайса», поэтому отпираться было глупо. Кроме «минёра», задержанного в подъезде, остальных «взяли» в пути, когда они куда-то ехали на своих машинах. Силовой захват с «ежами» на дорогах, свето-шумовыми гранатами и погонями для молодых людей решили не устраивать. Их тихо задерживали, когда те останавливались по какой-то малой нужде – купить что-то в магазине, оплатить через терминал мобильную связь.

– Это ведь не тот контингент закоренелых преступников, которые никогда ни в чём не признаются. Это молодые люди, ещё не потерянные для общества, из благополучных семей. Задержание для них всегда становится шоком. Они ведь считают себя умнее всех. Поняв, что это не соответствует действительности, они быстро начинают давать признательные показания, – резюмирует Антон. – Печально, что сейчас гораздо чаще, чем раньше, этим промышляют девушки – их приблизительно половина от общего количества местных наркоторговцев. Причины, подталкивающие на этот путь, самые банальные – желание быстрых денег, независимости от родителей, самостоятельности…

Даже развитие технических средств не является гарантией того, что можно преступить закон безнаказанно. На глупый вопрос, не стало ли труднее работать с появлением «продвинутых пользователей и Интернета», сотрудники полиции резонно отвечают, что в органах правопорядка и своих продвинутых пользователей хватает, а Интернет у всех один и тот же: уйдя в виртуальную реальность, человек не становится неуязвим, неподсуден или бессмертен (следует помнить, что действия наркоторговцев являются уголовно-наказуемыми и в соответствии со статьёй 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до двадцати лет либо пожизненное лишение свободы).

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector