издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На тягах, собачках, курочках

В театр Константин Андреев попал, как это часто бывает, случайно – когда перемены в стране практически на корню сгубили производство. Так рабочий, слесарь шестого, высшего разряда, стал мастером-конструктором кукол. Да таким, что куклы «Аистёнка» отмечают на всех театральных фестивалях. Мастер создаёт внутреннюю механику кукол, благодаря которой они двигают ручками и ножками, открывают и закрывают глаза, шевелят носом и делают разные другие «фокусы». Придумывает куклу художник, внешний облик создаёт бутафор, задачи ставит режиссёр, а воплощает эти задачи в жизнь как раз мастер-конструктор. Именно благодаря его умелым и точным рукам, фантазии и инженерным находкам куклы оживают. Завтра Константину Андрееву исполняется 65 лет. Накануне юбилея мы побывали в его мастерской.

– Я в 1993 году уволился с работы. Утром встал, услышал по радио объявление: в театр кукол нужен специалист, который мог бы работать и слесарем, и токарем. И следом – нужен механик в речной порт. И одна работа мне знакома была, и вторая. Но, поскольку театр был ближе к моему дому, я сначала поехал сюда. Здесь и остался.

По основной специальности Константин Андреев – слесарь шестого разряда, это высший профессиональный разряд. 20 лет отдал заводу имени Куйбышева. Думал проработать на производстве всю жизнь, работа очень нравилась. Но перестройка, как говорит мастер, всех раскидала по разным местам. Недолгое время трудился в строительстве. А с 1993 года и по сей день, с шестилетним перерывом, – в театре.

– Константин Евгеньевич, а как совмещаются слесарное дело и искусство?

– Помимо кукол, мне приходится делать декорации. Они крутятся, вертятся, перемещаются. Работаю и с деревом, и с металлом, кстати, сейчас больше металла, а раньше было больше дерева. Сегодня в основном используются облегчённые материалы, квадратные трубы, привозят металл трубками, уголками, и из этого всего нужно собрать заданную конструкцию. Приходится пилить, подгонять, сверлить, собирать, доводить до такого состояния, чтобы на сцене стояла и работала декорация точно по замыслу режиссёра и художника, а это чисто слесарная работа. Ну и куклы мастерю, а в куклах механизмы всевозможные на тягах, собачках, курочках. К каждому новому спектаклю изготавливают не меньше пяти новых кукол.

Прибавим сюда и дубли, ведь часто бывает так, что кукла в одном действии одна, а в другом – другая. Например, в спектакле «Страсти по Насте» Настя сначала хорошая, потом дурнушка. Или Сеня – просто Сеня, потом Сеня в трусах, затем Сеня летит по небу, и это уже третий Сеня. Один персонаж, но для него делают три куклы. Прибавим и постоянный ремонт кукол – они могут изнашиваться, ломаться, починка механизмов кукол тоже входит в работу мастера-конструктора. Иногда актёр просит что-то поменять в кукле, тогда нужно подогнать механизм под органику конкретного актёра. Ведь у каждого артиста своя психофизика. Таким образом, работа с куклами в мастерской у Константина Андреева идёт практически каждый день.

Кукла в театре начинается с чертежа. Художник рисует чертёж, режиссёр спектакля подробно расписывает, что эта кукла должна выполнять, делать, уметь. Например, уши героя должны в одних сценах вставать торчком, в других – печально опускаться. Таким образом, одни и те же уши – это всегда разные уши. Как и одни и те же глаза – всегда разные глаза.

Как говорит сам Константин Андреев, как правило, механизмы кукол не повторяются, постоянно придумывается что-то новое. Например, в одной из последних премьер театра, «Гадком утёнке», главную роль исполняет Наталья Кёрн, очень требовательная актриса. В спектакле несколько кукол Гадкого утёнка. И когда главный герой плавает в маленьком пруду, актрисы, управляющей утёнком, видно быть не должно. Значит, нужно придумать такой рычаг и так выстроить мизансцену, чтобы маленький зритель поверил, что утёнок плавает сам. И зритель верит! Потому что Константин Евгеньевич любит решать поставленные творческие задачи, каждый раз обычно новые. И задачи эти Константин Андреев решает так успешно, что практически на всех театральных фестивалях коллеги из других городов отмечают: какие в «Аистёнке» куклы, такие живые, такие настоящие!

Да и интересная для конструктора кукла – это как раз та, в которой много задач. Чем больше кукла должна уметь, тем увлекательнее работать:

– Хватает опыта и фантазии, чтобы воплотить практически любую задумку. Хотя иногда делать и переделывать приходится долго. Один из первых моих самостоятельных спектаклей – «Тигрёнок в чайнике». Там куклы-марионетки, это самые сложные как для актёра, так и для мастера-конструктора куклы. Нужно всё так рассчитать, чтобы и вес куклы был лёгкий, и артисту было с ней удобно работать. Так вот я ниточки у тигрёнка перевязывал 20 раз, пока не добился, чего хочу. Как он лапку поднимет, как через чайник её перекинет, как спустится – всё это важно, и нужно сделать так, чтобы тигрёнок казался детям живым.

Константин Евгеньевич может делать все виды кукол, что бывают задействованы в спектаклях, – марионетки, перчаточные, тростевые, планшетные. Конструктор активно участвует в процессе репетиций. Когда начинается постановочная работа, все бегают, подгоняют, просят что-то переделать. А если режиссёра или актёра осенит новая идея? Не «если», а обязательно осенит! Работать, придумывать приходится и в театральной мастерской, и дома:

– Вечером сидишь, телевизор фоном гудит. Набрасываешь схемы, рисуешь – это пойдёт, это не пойдёт. На плече попугай сидит, за уши кусает: «Почему мной не занимаешься, хозяин?» Когда стоит сложная задача, без домашней работы никак. Работа интересная, творческая, бывает и рутина, но это как везде. Получаешь удовольствие от результата. Но главное удовольствие и главная отдача – смотреть на детей во время спектакля. Как они радуются, как они счастливы!

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер