издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я всё равно доберусь до президента»

Экс-мэр Усть-Илимска Владимир Ташкинов не согласен с решением суда

11-летний срок, назначенный Владимиру Ташкинову Усть-Илимским городским судом, 26 июля оставлен апелляционной инстанцией, Иркутским областным судом, без изменения. Суд сократил только срок дополнительного наказания. Теперь Ташкинов лишён права занимать должности во власти не на 7 лет, а на 3 года. Осуждённый заявил, что был готов к такому исходу. Он подчеркнул, что стал жертвой мести со стороны взяткодателя, предпринимателя Андрея Скрипцова. Защита по-прежнему настаивает: следствием не был доказан сам факт встречи Скрипцова и Ташкинова, на которой сформировался умысел о взятках; Ташкинов не был взят во время передачи взяток; и у него не были обнаружены те самые «взяточные» деньги. В свою очередь, обвинитель считает, что в позиции защиты наблюдаются «непоследовательность, подгонка событий, оправдательный уклон и абсурдные выводы». Адвокаты заявили, что дело пройдёт кассацию.

 

7 апреля Владимир Ташкинов был приговорён Усть-Илимским городским судом к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Он был лишён права занимать должности во власти в течение 7 лет, и оштрафован на 30 млн рублей. По данным Следственного управления Следственного комитета России по Иркутской области, Ташкинов признан виновным в совершении трёх эпизодов, которые предусмотрены ст. 290 УК РФ.

Следствие считало, что Ташкинову четыре раза передавали взятки с сентября 2012 по октябрь 2014 года. В трёх случаях суд посчитал доводы следствия правомерными. Общая сумма взяток превысила 10 млн рублей. Взяткодателем был предприниматель Андрей Скрипцов, посредником при передаче взяток – начальник департамента жилищной политики и городского хозяйства администрации города Александр Невмержицкий.

В апреле 2015 года Ташкинов был задержан в Новосибирске. Следователи возбудили три уголовных дела. В отношении Ташкинова – по ст. 290 УК РФ, он обвинялся в получении взятки в особо крупном размере. В отношении Невмержицкого – по статье ч. 4 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве, совершённое в особо крупном размере), в отношении Скрипцова – по ч. 5 ст. 291 УК РФ (дача взятки в особо крупном размере). Но в ходе следствия находившиеся под залогом и подпиской о невыезде Скрипцов и Невмержицкий перешли в статус свидетелей, поскольку заключили досудебное соглашение о сотрудничестве со стороной обвинения.

Согласно материалам дела, взятки мэру города Скрипцов передавал за беспрепятственную приёмку работ по зимней уборке города, ремонту придомовых территорий и капремонту дорог, которые осуществляли ООО «РегионСпецТранс», ИП «Тарасова», ООО «Завод строительных материалов». В судебном протоколе они названы «подконтрольными» Скрипцова, хотя юридически он не имеет к ним отношения. Следствие считает, что Скрипцов четыре раза передавал взятки Ташкинову через посредничество Невмержицкого, суд признал алиби Ташкинова только по одному эпизоду.

Однако, как утверждает сторона защиты, сомнительна и не доказана сама возможность возникновения ситуации, когда Ташкинов и Скрипцов договорились о взятках. По данным суда, в период с 26 по 30 сентября взяткодатель и взяткополучатель встретились в районе кинотеатра «Яросама». Тогда, по показаниям Скрипцова, они и договорились о взятках. Со слов Скрипцова, Ташкинов на этой встрече заявил, что все контакты будут поддерживаться через Невмержицкого. Далее они не встречались, взятки шли через Невмержицкого.

Защита располагает данными телефонных операторов, согласно которым с 14 по 30 сентября никаких переговоров между Скрипцовым и Ташкиновым не было. А это означает, что без телефонной договорённости они не могли бы встретиться, полагают адвокаты. Более того, на 100%, как заявил адвокат Сергей Сысоев, установлено, что в период с 26 по 30 сентября (а именно на этих уточнённых датах настаивал Усть-Илимский суд. – Авт.) Скрипцов был в Иркутске, и не мог встретиться с Ташкиновым. Но если не было этой, «базовой» встречи, на которой всё было оговорено, то как могли произойти и все остальные встречи по взяткам – задаются вопросом адвокаты. Есть у них сомнения и по каждой из последующих встреч Скрипцова или его представителей и Невмержицкого. К примеру, в день одной из встреч взяткодатель и представитель передающей стороны не находились в зоне действия одной и той же телефонной вышки. Как они могли оказаться вместе, а их телефоны – порознь: вопрос. Тем не менее, суд не учёл этого и поверил следствию.

«Уже 27 месяцев я незаконно и необоснованно содержусь под стражей», – заявил в прениях Владимир Ташкинов. Он считает, что судили его «не по закону, и ни за что». Экс-мэр привёл в пример статью 21 Конституции РФ, гласящую, что «достоинство личности охраняется государством». «Однако я унижен и оскорблён, – заявил Ташкинов. – Меня судили за взятку без взятки, всё равно что убийство без убийства, оружие без оружия». По его мнению, уголовное дело в отношении него сделано на основе «надуманных, противоречивых показаний» только двух свидетелей – Скрипцова и Невмержицкого. Причём, как отметил Ташкинов, у Скрипцова «тёмное прошлое», а посредник Невмержицкий имеет признаки «мошеннического уклона». «В суде многие говорили, что он [Скрипцов] имеет отношение к бандитским группировкам», – сказал Ташкинов. Он заявил, что Усть-Илимский суд нарушил его права на честное ведение судебного разбирательства, поскольку учитывались показания только двух свидетелей, а показания 58 свидетелей или были не учтены, или истолкованы «с обвинительным уклоном». При этом часть свидетелей подтвердила версию защиты, что встречи взяткодателя и передатчика не могли состояться. Свидетелям показалась сомнительной и встреча Ташкинова и передающего деньги в «тренерской комнате». Однако суд посчитал, что показаний двух свидетелей, заявивших о «тренерской комнате», достаточно.

Восемь свидетелей подтвердили, что между Скрипцовым и Ташкиновым были явные неприязненные отношения. «Он умышленно оговорил меня, потому что не получил у моих детей кинотеатр «Яросама», не получил законным способом участок в центре города», – сказал Ташкинов. Кроме того, в ходе своего выступления Ташкинов назвал Скрипцова «человеком команды Дорошка», бывшего мэра Усть-Илимска, осуждённого. (Владимира Ташкинова считают противником Дорошка. Считается, что Ташкинов принял активное участие в деле, которое привело к осуждению Дорошка. – Авт.).

По словам Ташкинова, девять свидетелей подтвердили, что семья Невмержицких с момента, когда тот стал посредником во взяточничестве, начала жить не по средствам. «Вся заявленная Скрипцовым сумма осела в карманах Невмержицких», – считает подсудимый. По словам экс-мэра Усть-Илимска, на полученные взяточные деньги Невмержицкий купил «две новых шубы дочери и жене и квартиру в городе Иркутске». Адвокаты настаивали, что семья Невмержицких обогатилась с момента получения взяток не менее чем на 14 млн рублей.

Ташкинов заявил, что шесть свидетелей подтвердили, что дело имеет «заказной политический характер», и назвали имя заказчика – бывшего губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко. Ташкинов напомнил, что следственные органы не задерживали его с поличным, не был установлен сам предмет взятки, не установлены факты расходования семьёй Ташкиновых полученных средств.

Ташкинов сообщил суду, что ему присвоена третья группа инвалидности. В СИЗО его самочувствие ухудшилось, появилось постоянное высокое давление. Кроме того, ему необходима срочная операция на коленные суставы. «Есть конкретные опасения ампутации обеих ног, – сказал Ташкинов. – У меня уже разрушаются кости». У Владимира Ташкинова остался дома больной ребёнок 2005 года рождения.

Адвокат Оксана Черкашина в своём выступлении в прениях заметила, что наказание в 11 лет для человека в возрасте и больного фактически является «пожизненным», и даже в случае, если суд апелляционной инстанции не примет доводов защиты, факт остаётся фактом – приговор Усть-Илимского суда является «излишне суровым, жестоким и неоправданным».

«Занимался своим личным благополучием»

По мнению стороны обвинения, в доводах защиты наблюдается непоследовательность, противоречивость позиций, подгонка событий, оправдательный уклон и абсурдные выводы, не основанные на материалах уголовного дела. Ташкинов и его защитники, по мнению прокурора, пытаются «выдать желаемое за действительное». Обвинитель подчеркнул, что обвиняемый принимал взятки будучи в статусе мэра города Усть-Илимска. «В силу своего должностного положения он должен был осуществлять деятельность в интересах жителей города, а на деле же занимался своим личным благополучием», – резюмировала прокурор.

Обвинение согласилось с тем, что в деле нет оперативно-розыскных мероприятий, фиксирующих факт получения денег, нет данных о движении средств со счёта взяткодателя на счёт взяткополучателя. И период, который прошёл от получения взяток до их раскрытия правоохранительными органами весьма большой. Однако доводов для оправдания Ташкинова прокурор не увидел. Зато заметил в материалах защиты много противоречий. Ташкинов стороной защиты характеризовался как новатор, человек дела, обладающий твёрдостью духа, ответственностью, целеустремлённостью. Вместе с тем, допрошенный по ходатайству защиты уже в апелляционной инстанции свидетель Евстигнеев говорил, что Ташкинов лично ничего не контролировал, никуда не вмешивался, и ответственности ни за что не нёс. И даже уволить никого не мог. Это не вяжется с образом волевого человека, описанного защитой.

Защитники Ташкинова указывали на то, что Усть-Илимский суд принял на себя функции стороны обвинения, скорректировав дату возникновения умысла на получение взяток, и конкретизировав дату их получения. Прокурор отметила, что в соответствии с ч. 2 статьи 252 УПК пределы судебного разбирательства, изменение обвинения в судебном разбирательстве допускаются, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту. «Таким образом, довод стороны защиты голословный и не основан на требованиях закона», – резюмировала прокурор. Обвинение считает, что тот факт, что суд неверно установил дату возникновения умысла на получение первой взятки, не исключает преступность деяния. В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 71 УПК следователи должны доказать само событие преступления, время, место, способ и другие обстоятельства дела. «Момент возникновения умысла не является доказуемым и в состав преступления не входит, и следовательно не является обязательным для установления и конкретизации», – сказала прокурор. Обвинение сослалось на постановление органов предварительного следствия, в котором указано, что встреча Ташкинова и Скрипцова произошла с 1 августа по 30 сентября 2012 года. И сам Ташкинов не отрицает наличия встречи в сентябре. Это же подтверждает очная ставка между Скрипцовым и Ташкиновым.

Целый корпус доказательств защиты был основан на том, что данные детализации звонков не подтверждают предварительного созвона, а также встреч Скрипцова и Невмержицкого в дни и часы передачи взяток. Так, в указанное обвинением время телефоны взяткодателя и принимающего деньги лица были в зоне действия разных станций связи, это, по мнению защиты, не подтверждало как предварительный созвон перед взяткой, так и собственно встречу. Однако обвинение напомнило, что кроме телефонов, у фигурантов дела есть и автомобили. Принимая во внимание, что Невмержицкий использовал автомобиль для передвижения по городу, нельзя утверждать, что он был всё время привязан к зоне действия одной станции связи. «Кроме того, из допроса специалистов следует, что при разговоре фиксируется только та базовая станция, в радиусе действия которой был начат данный разговор», – заметила прокурор. Обвинение считает, что отсутствие звонков Скрипцова и Невмержицкого в зоне действия одной базовой станции не может являться доказательством, что они не созванивались и не встречались для дачи взятки, поскольку расстояние между станциями мало, а передвижение одного из них на машине не фиксировалось. Отсутствие связи между Невмержицким и Ташкиновым в дни передачи взяток также не подтверждает того, что этого общения не было – они оба работают в одном здании, и могли общаться без телефона.

Прокурор считает, что материалами уголовного дела опровергается и утверждение Ташкинова, что у него есть давние личные неприязненные отношения со Скрипцовым. Ташкинов и его дети занимались продажей продуктов, бытовой химии, а Скрипцов – деятельностью в сфере строительного бизнеса. «Таким образом, Скрипцов и дети Ташкинова не являются конкурентами», – сделал вывод прокурор. Более того, после назначения Ташкинова мэром муниципалитет заключил именно с фирмами Скрипцова контракт на выполнение работ. Хотя Скрипцов, со слов Ташкинова – давний его враг. Обвинение отвергло и довод защиты о том, что доходы Невмержицкого за период получения взяток сильно увеличились. Прокурор указал, что супруга Невмержицкого является «фактическим руководителем и экономистом» одной из усть-илимских компаний. Потому, семейный бюджет может пополняться не только за счёт зарплаты Невмержицкого. И шубы, а также прочие излишества, могли быть куплены на доходы жены.

«Но тут лиса бежала, а может не бежала…»

26 июля судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда огласила резолютивную часть апелляционного определения. «Приговор Усть-Илимского городского суда от 7 апреля 2017 года в отношении Ташкинова Владимира Сергеевича изменить», – определила коллегия. Изменения касались только дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти. В сумме наказание было снижено с 7 до 3 лет. В остальной части приговор был оставлен без изменения, апелляционная жалоба адвоката Черкашиной была удовлетворена частично (как раз в части допнаказания, – авт.). Жалобы Ташкинова и адвоката Сысоева были оставлены без удовлетворения.

«Пока нет мотивировочной части решения, мы его сможем получить через несколько недель в суде первой инстанции в Усть-Илимске, – сказал журналистам адвокат Сысоев. – До получения ничего определённого сказать нельзя. Но один факт остаётся существенным: нам очень интересно, как судебная коллегия описала тот момент, что с 26 по 30 сентября встречи между Скрипцовым и Ташкиновым не было. На 100% установлено, что в этот момент Скрипцов был в Иркутске». «Если встречи не было, совершенно непонятно тогда, каким образом передавались взятки», – заявила адвокат Черкашина. Адвокаты указали, что апелляция не проверила их доводов о том, что протокол заседания Усть-Илимского городского суда был сфальсифицирован, и не приняла к рассмотрению доказательства фальсификации. Доводы же прокурора Оксана Черкашина назвала «основанными на предположениях», и сравнила со стихотворением Эдуарда Успенского: «Но тут лиса бежала, а может не бежала, а может это страус злой, а может и не злой…». «Весь приговор, всё дело на предположениях, и на показаниях фактически одного заинтересованного лица. Это было бы смешно, если бы не было так грустно», – считает Черкашина.

Адвокаты намерены подавать кассацию в президиум Иркутского областного суда. «Но если честно, у нас надежда только на Верховный суд», – заявила Черкашина. «Я всё равно доберусь до президента! Это уголовное дело стоит на контроле в антикоррупционном комитете. Я попрошу разобраться вплоть до президента в этом обвинении», – сказал Владимир Ташкинов.

В контексте

Владимир Ташкинов – не единственный мэр Усть-Илимска, получивший срок по статье Уголовного кодекса. Экс-глава этого крупного промышленного города на севере Иркутской области Виктор Дорошок отбывал наказание в колонии за организацию убийства топ-менеджера Усть-Илимского ЛПК. Напомним, в июле 2009 года Иркутский областной суд приговорил Дорошка к девяти годам лишения свободы за организацию убийства в 1996 году заместителя генерального директора предприятия Александра Пуртова. Последний был застрелен в гостинице в Усть-Илимске двумя выстрелами из автомата Калашникова.

По данным следствия, Дорошок боролся с Пуртовым за ресурсную базу ЛПК.

Отбывать наказание Дорошка направили в исправительную колонию № 3 строгого режима в Иркутске, затем он был переведён на участок колонии-поселения.

В 2013 году Дорошок был переведён на домашнее проживание как положительно характеризующийся осуждённый. Об этом сообщало РИА Новости. «На домашнее проживание Дорошок был переведён постановлением начальника ИК-3 как положительно характеризующийся осуждённый, имеющий семью, не допускающий нарушений установленного порядка отбывания наказания, и имеющий два поощрения за добросовестное отношение к труду», – цитировало агентство представителя ГУФСИН.

Апелляционным постановлением Иркутского областного суда от 24 сентября 2014 года Виктор Дорошок был освобождён условно-досрочно от отбывания наказания и убыл по месту жительства, сообщили «ВСП» в ГУФСИН по Иркутской области. Неотбытая часть наказания составила 3 года 10 дней, конец срока по приговору суда – 4 октября 2017 года. «В настоящее время гражданин должен состоять на профилактическом учёте в отделе полиции по месту жительства как лицо, условно-досрочно освобождённое из мест лишения свободы», – уточнили в пресс-службе ведомства.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector