издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Рак не приговор – только нужно самому что-то для этого сделать»

Трёхдневная «Японская школа онкологии» завершилась в Иркутске 4 августа

Ежегодно в Иркутской области насчитывается около 700 случаев диагностирования рака желудка. Чаще всего болезнь обнаруживают уже на последних стадиях, когда шанс на удачный исход катастрофически мал. Однако в случае раннего выявления после проведённой операции человек может жить ещё многие годы. Это доказывает пример Японии – страны, которая ещё несколько десятков лет назад держала трагическое лидерство по уровню заболеваемости раком желудка. Теперь смертность от этого вида онкологии в островном государстве одна из самых низких в мире, а местные специалисты признаны лучшими в сфере борьбы с ним. Именно поэтому уже второй десяток лет иркутские онкологи сотрудничают с японскими коллегам, пытаясь перенять их опыт.

В Японии, которая сегодня стала флагманом в борьбе с раком желудка, этот вид онкологии выявляют на самых ранних стадиях, что позволяет врачам проводить эндоскопические операции, сохраняя пациентам пищеварительный орган. У нас ситуация совершенно иная. «Наши специалисты проводят в год не больше сотни таких операций, – отмечает главный врач Иркутского областного онкологического диспансера Виктория Дворниченко. – Всё потому, что уровень выявления рака желудка на начальных стадиях крайне низок». Причина проста – этот вид онкологии практически не даёт о себе знать на начальном этапе развития. Люди живут, не зная о своём диагнозе. Новость о том, что у них рак желудка на последних стадиях, позже становится громом среди ясного неба. Основная группа риска, по оценкам большинства специалистов, – люди от 40 лет.

– Поймите одно – человек в течение жизни делает всё, чтобы заболеть: курение, алкоголь, неправильное питание – это привычки, которые могут стать предпосылками для развития рака желудка, – поясняет заведующий эндоскопическим отделением Иркутского областного онкодиспансера Сергей Журавлёв. – Этот «Эверест» возводится годами, но каждый раз, когда человек понимает, что слишком далеко зашёл, у него всё равно случается шок. Вот вы 30 лет курили – вам было всё равно. А у нас многие виды рака, например, лёгких или простаты, – это «накуренные» вещи.

Ситуация была бы не столь критической в случае прохождения населением ультразвуковой и эндоскопической диагностики. Однако многие никогда не были на подобных процедурах. «У нас не принято, – качает головой Сергей Журавлёв. – Если у вас есть машина, то вы не сомневаетесь, что с какого-то момента нужно постоянно проводить её техосмотр. Здесь должна быть та же политика: исполнилось 40 лет – хочешь или нет, иди на проверку. И не надо ждать, что у вас что-то заболит: рак желудка тем и опасен, что критически долго может не давать о себе знать».

Так случилось с одной из пациенток, операцию которой на прошлой неделе в рамках «Японской школы онкологии» провели ведущий специалист токийского Национального Онкологического Центра Ичиро Ода и Сергей Журавлёв. О своём диагнозе женщина узнала случайно – из больничного обследования, которое ей провели, чтобы решить совершенно другую проблему со здоровьем. Благодаря тому, что её онкологию обнаружили рано, уже через два дня после эндоскопии она лично могла выразить признательность врачам за проведённую операцию.

Всего в рамках трёхдневного «японского» учебного семинара для российских онкологов со всей страны были проведены три операции, а также ультразвуковые и эндоскопические обследования. «Так за три дня «Школы» мы спасли около 20 человек, – говорит организатор мероприятия Алексей Нехзер. – У наших специалистов была возможность посмотреть, как работают японцы, являющиеся, несомненно, лучшими в своём деле. Именно поэтому мы работаем с ними уже 16 лет подряд – организовываем семинары у нас на базе областного онкодиспансера и отправляем наших специалистов в Японию. Первая такая поездка состоялась в 2005 году. Я никогда не забуду, как про Сергея Журавлёва и Александру Владимирову (специалист диагностического центра. – Авт.) профессор из университетской клиники города Ниигаты тогда сказал, что первый раз за 10 лет из России прислали нормальных докторов. В итоге он доплатил деньги из своего кармана, чтобы обучение иркутских врачей продлилось ещё дополнительную неделю – это было неслыханно, потому что зарплата у японских профессоров значительно ниже, чем у западных».

– Уже тогда японцы в рамках диагностики рака могли рассмотреть структуру слизистой, её поверхность, капиллярный рисунок – такого не было ещё нигде, – вспоминает сам Сергей Журавлёв. – Я не скрою, хотя иркутские эндоскописты тогда считались одними из самых сильных в стране, в первую неделю обучения в Японии мир перевернулся с ног на голову – местные доктора могли разглядеть зачатки рака там, где мы его даже не замечали. Для нас это было крушение всего, что мы знали, всех привычных профессиональных представлений.

За минувший десяток лет в Иркутске появилось новое поколение специалистов, которые также могут диагностировать рак ещё на нулевой стадии – когда для предотвращения болезни достаточно иссечь слизистую желудка. Однако такие специалисты должны работать не в областных, а в местных и районных медицинских учреждениях, настаивают онкологи. «Онкодиспансер не должен заниматься работой периферического звена, иначе закопаемся – человек должен прийти к нам уже с выявленным очагом болезни, чтобы мы его быстро прооперировали, но для организации такой работы нужны время и ресурсы, – говорят собеседники издания. – Специалисты должны иметь возможность проводить не беглый осмотр всего организма, а искать рак – только тогда его можно будет обнаружить вовремя».

В Японии, где к середине двадцатого века фиксировались самые высокие показатели смертности от рака желудка, с проблемой решили бороться системно. «Причин, почему именно японцы оказались под ударом этого вида онкологии, называют много – включая ядерные катастрофы и появление в их рационе мяса, – рассказывает Алексей Нехзер. – Кроме того, никто так и не исключил вирусную теорию распространения рака. Так или иначе, японцы в борьбе с раком желудка сделали упор на профилактику. Они приняли закон, который бьёт не просто ниже пояса, а в самые кишки: он обязывает ежегодно проводить обследования в соответствующих медицинских центрах. Можно это и не делать. Но при подтверждении диагноза в будущем в первом случае ты платишь 10% от стоимости лечения, а во втором – все 100%. Кроме того, именно японцы стали применять новые технологии для выявления рака желудка на самых ранних стадиях развития – создали эндоскоп для внутреннего осмотра органов. И третье – они построили систему, при который ты никогда не окажешься без медицинской поддержи. По всей Японии установлен единый тариф на оказание услуги эндоскопического осмотра – около 100 долларов. Благодаря местной системе медстрахования работающий японец заплатит из этой суммы лишь 30 долларов, пенсионер – только 10. И это позволяет наладить систему постоянных осмотров и диагностики. Три принципа – просвещение, закон и медицинская оснащённость – нужно взять у них на заметку».

В Иркутске, отмечают японские врачи, за годы двустороннего сотрудничества многое изменилось – областной онкодиспансер сегодня считается ведущим учреждением Сибири и Дальнего Востока. «Здесь прекрасные врачи, которые могут помочь победить рак, – говорят специалисты отрасли. – Только сами люди также должны волноваться о своём здоровье. Если кто-то из ваших родственников страдал онкологией, не надейтесь на авось — проверяйтесь: возможностей для этого сегодня много».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер