издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Наша задача – стать диверсифицированной компанией»

Нынешний год выдался для компании «Востсибуголь» урожайным на праздники: в августе КВСУ предстоит отмечать не только 70-летие Дня шахтёра и 295-летие с начала угледобычи в России, но и вековой юбилей городского статуса Черемхова – шахтёрской столицы Иркутской области. К празднованию памятных дат крупнейшее угольное предприятие Восточной Сибири подходит в приподнятом настроении – первое полугодие 2017 года отмечено хорошими итоговыми показателями. О том, за счёт каких ресурсов этого удалось достичь и как в компании видят перспективы дальнейшего развития отрасли и предприятия, «СЭ» рассказал генеральный директор ООО «Компания «Востсибуголь» Евгений Мастернак.

На вопрос, с каким настроением в этом году КВСУ будет отмечать День шахтёра, собеседник издания отмечает, что хороший настрой подкреплён положительными тенденциями, наметившимися в отечественной угледобыче: «Наверное, осторожно, дабы не спугнуть удачу, можно говорить: похоже, пятилетняя стагнация отрасли, начавшаяся в конце 2012 года, приостановилась. Мы видим это и по общим итогам работы российской угольной отрасли – наращиваются объёмы. Наращивается доля экспорта. Поверьте, это непросто даётся: рынки заняты, конкуренция велика. Но даже в этих условиях мы начали показывать рост. Буквально на прошлой неделе в КВСУ подводили итоги полугодия – и они неплохие. Сейчас главная задача – удержать этот результат во втором полугодии».

Среди главных намеченных показателей этого года – двукратное увеличение объёмов экспорта по сравнению с прошлым, 2016 годом. Планируется, что в 2017 году со своих разрезов КВСУ отправит за границу 2 млн тонн угля. «Когда-то эта цифра была для нас фантастической, – говорит генеральный директор «Востсибугля». – Мы компания крупная, но ориентированная на внутренний рынок. Начинали с очень «скромных» объёмов – 100–150 тысяч тонн, потом – 200 и 500 тысяч».

– В прошлом году источником миллиона тонн экспортного угля стал «Черемховуголь». Будут ли в этом году в условиях двукратного увеличения отгрузки на экспорт использоваться другие месторождения?

– Пока основным экспортным источником КВСУ остаётся Черемховский филиал – Черемховское и Головинское месторождения. В то же время в этом году у нас состоялось знаковое событие: прошли первые отгрузки с Ирбейского буроугольного месторождения в Красноярском крае. Начались отгрузки с Зашуланского разреза, нашего совместного предприятия с китайской корпорацией Shenhua  («Шеньхуа») в Забайкальском крае. Кроме того, мы повезли уголь на экспорт с Тувинской горнорудной компании, которая входит в нашу структуру, – с Чаданского и Каа-Хемского месторождений. В четвёртом квартале планируем запустить отгрузки – около 150 тысяч тонн – с Кирбинских участков Бейского месторождения в Республике Хакасия. Мы попытаемся отправить на экспорт уголь и с Жеронского каменноугольного разреза в Усть-Илимске. По всем разрезам, где у нас есть экспортный потенциал, мы ведём активную работу. В последние годы все новые проекты КВСУ изначально были ориентированы на развитие экспортного потенциала. Угля для внутреннего рынка у нас достаточно.

– Если говорить о долях добычи экспортного угля, как она будет распределяться между новыми и старыми месторождениями?

– Основная доля пока остаётся за Черемховским филиалом. Однако его экспортный потенциал, к сожалению, ограничен. Причина в качественной составляющей. Пока мы наращиваем объёмы добычи там, но делать это бесконечно не получится. Стоит ожидать, что в ближайшие годы основной упор будет сделан на Кирбинские участки: сейчас рано говорить о цифрах, но уже на следующий год объёмы на экспорт оттуда с упомянутых 150 тысяч тонн увеличатся кратно – минимум до полумиллиона.

– А как вы оцениваете перспективу дальнейшего наращивания экспорта?

– Будем дальше развивать экспортные поставки. Предельные цифры мы себе не ставим. Будем ориентироваться на ёмкость рынка – понятно, что мы не сможем забрать больше того объёма, где мы конкурентоспособны. А где этот предел – нужно каждый год нащупывать. Пока и его нет: сколько можем – всё продаём. Наша задача – стать диверсифицированной компанией.

– Что касается внутреннего рынка – как меняется ситуация здесь?

– У нас 70–80% потребителей на внутреннем рынке – энергопредприятия. Внутренний рынок последние пять лет падал. Этому было несколько причин. Во-первых, мы прошли две аномально тёплые зимы. Плюс программы энергосбережения, запущенные многими предприятиями. Прибавьте стагнацию промышленности, которая останавливает рост потребления электроэнергии, внедрение возобновляемых источников. Все эти факторы в совокупности понемногу «сжали» внутренний рынок. Но сейчас колебания идут на проценты, мы в какой-то момент сможем их «гасить» за счёт экспорта.

– Даже в сложных экономических условиях последних лет КВСУ реализует программы по модернизации. Какие планы в этом направлении?

– Мы не останавливаем программу модернизации, несмотря на сложности. У нас бизнес длинного горизонта планирования, поэтому нельзя прекращать эту работу – мы потом никого не догоним. Если говорить про крупные проекты последнего времени: закончен второй этап модернизации Касьяновской обогатительной фабрики. Это позволило увеличить выход концентрата угля до 70% – при том, что в определённые периоды в 2014 году он падал до 58%. Отработаем эту технологию и будем двигаться дальше. Кроме того, большие инвестиции направлены на разработку Кирбинских участков: сейчас мы завозим туда технику, подбираем персонал; там идёт подготовка к строительству железнодорожной ветки для вывоза угля – добыча, как я говорил, стартует в четвёртом квартале. Значительные инвестиции пошли на развитие Зашуланского угольного разреза – строительство минимальной инфраструктуры, ведь там ничего не было. И по всем предприятиям мы проводим программы локальной модернизации – меняем оборудование, ремонтируем основные мощности.

– Вы упомянули о том, что набираете сотрудников для работы на Бейском разрезе. Сотрудники, которых вы набираете для работы на Кирбинских участках, – это резерв КВСУ или новые люди?

– И то и другое. На новом месте ядро штата мы пытаемся сформировать из резерва компании – наших сотрудников с других разрезов. Для горняка переезд – не трагедия. Мы ведь добычу у больших городов не ведём. Только Черемхово относительное исключение. Также мы набираем и обучаем персонал для работы из местных жителей. Кроме того, на рынке труда мы компания конкурентоспособная: крупная, стабильная, выполняющая все трудовые и социальные обязательства. На каждого сотрудника мы в рамках трудового договора и отраслевого соглашения направляем суммы, равные величине его зарплаты, порядка 35 тысяч рублей. Это и понятно: труд тяжёлый – особенно по основным производственным специальностям. Люди работают на открытом воздухе. Редко бывает комфортно: летом – изматывающая жара, зимой – холод и ветер.

– Угледобыча – консервативная отрасль. Тем не менее она развивается. Как сегодня оцениваются основные тренды в отрасли?

– Прогнозы противоречивые. Понятно, угледобыча хочет жить и развиваться. Многие с этим не согласны и «хоронят» отрасль. Наверное, правда где-то посередине. Развиваются разнонаправленные тенденции: часть мирового сообщества ставит на возобновляемые источники. В то же время мы забываем, что в данном случае речь идёт о «золотом миллиарде». А есть ещё пять других миллиардов населения планеты – Африка, Индия, Китай, Латинская Америка, они хотят улучшения качества жизни по тем аспектам, которые для нас привычны: доступ к воде и электроэнергии в первую очередь. Если мы говорим об увеличении электромощностей – они потребуют наращивания по всем без исключения источникам. Включая теплогенерацию. В целом вектор экспортных отгрузок угля смещается в сторону азиатского региона. Но даже в Великобритании, я с удивлением об этом узнал, добывают 20 миллионов тонн в год.

– Вы упомянули Черемхово – главный шахтёрский город Иркутской области. Ему в этом году исполняется 100 лет. Как в компании сейчас оцениваются черемховские активы?

– Черемхово – классический браунфилд (индустриальная площадка, образованная на территории, которая ранее использовалась для промышленных целей. – Прим. авт.). Обратная сторона этой медали в том, что инфраструктуры там местами даже переизбыток: её где-то много, она разбросана и не сбалансирована. Но она есть там – не надо ничего строить. Вопрос в том, что запасы качественного угля, который мы можем отправить на экспорт, на местном разрезе ограничены. Поэтому мы бьёмся за калории – чтобы приподнять уголь по качеству. Это и селективная добыча, и фабричное обогащение. Таков единственный вариант поддержания Черемхова. Сейчас вроде бы удалось нащупать определённую стратегию в этом направлении: её в КВСУ будут обсуждать осенью. Следующий год мы хотим сделать годом Черемхова: у нас там несколько мощных проектов, которые обсуждались ещё раньше. Сейчас идёт подготовительная фаза для работы по увеличению экспортной доли – это перемещение экскаватора с черемховских полей на Головинский участок, по плану он будет смонтирован ко Дню шахтёра и даст сразу дополнительно 500 тысяч тонн угля на продажу за границу. Также планируется пересмотреть подходы и найти локальные участки, которые позволят существенно увеличить добычу. Программа действий пока сырая, но к концу года мы её уточним. Но уже сейчас очевидно, что в будущем году основное внимание компании будет сконцентрировано на Черемхове.

 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер