издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Здравствуй, читатель

Одна из самых знаменитых песен Евгения Аграновича, называемая по первой строчке «Я в весеннем лесу», была написана в 1956 году для кинофильма «Ночной патруль», который ставился на киностудии имени Горького и вышел в 1957 году. В нём Павел Васильевич Обручев (Марк Бернес), он же «Огонёк», он же эмигрант-матрос Майкл Рестон, бывший «медвежатник», то есть взломщик сейфов, который не смог жить без своей Родины, решил сдаться комиссару милиции Ивану Прокофьевичу Кречетову (Лев Свердлин).

– В нашем консервативном кинематографе если вы один раз удачно сыграли бандита, то будете играть бандитов до седых волос, – иронизировал Евгений Данилович. – Я же монопольно 12 лет делал русский текст песен всех дублируемых картин. Куплеты из «Возраста любви» с Лолитой Торрес, из «Бродяги» с Раджем Капуром – все мои. Вся страна пела. Когда же дирекции сообщили, что переводчик стихов Женька Агранович написал песню, они очень удивились. Вместо меня одного на эту работу пригласили известного композитора и, пожалуй, лучшего в те годы поэта-песенника. Сочинили. Марк Бернес её спел. Эта песня забывалась сразу после того, как она прозвучала. А мою песню, которая в фильм не пошла, я привычно пустил по магнитофонам и компаниям.

Песня «перемещённых лиц», как называл её в те годы автор, вышла из полуподполья неожиданно. Лет через пятнадцать после создания. На Байкале. Во время дождя, который вынудил съёмочную группу укрыться в нетопленой бане. Под рукой оказалась гитара. Когда одна из актрис спела «Я в весеннем лесу…», режиссёр Вениамин Дорман чуть ли не до потолка подпрыгнул: «Где взять слова? Кто автор? Это же песня для моего следующего фильма». И услышал в ответ: «Не психуй. Автор перед тобой». И все посмотрели на Аграновича.

После того, как на экраны вышел приключенческий фильм «Ошибка резидента», о судьбе одного из пропавших сыновей Родины-матери пела уже вся страна.

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок,

С ненаглядной певуньей в стогу

ночевал…

Что имел – потерял, что любил –

не сберёг.

Был я смел и удачлив, но счастья

не знал.

И носило меня, как осенний листок.

Я менял города, я менял имена.

Надышался я пылью заморских

дорог,

Где не пахли цветы, не блестела

луна.

И окурки я за борт бросал в океан,

Проклиная красу островов и морей,

И бразильских лесов малярийный

туман,

И вино кабаков, и тоску лагерей.

Зачеркнуть бы всю жизнь и сначала

начать,

Полететь бы опять к певунье

своей…

Да узнает ли старая Родина-мать

Одного из пропащих своих сыновей?

Я в весеннем лесу пил берёзовый сок,

С ненаглядной певуньей в стогу

ночевал…

Что имел – потерял, что любил –

не сберёг.

Был я смел и удачлив, но счастья

не знал.

И, кстати, читайте газеты!

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер