издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Тут главное – начать»

Публичные слушания по проекту утилизации отходов БЦБК прошли в Байкальске 13 ноября

Бороться со шлам-лигниновыми накоплениями, оставшимися в результате деятельности ныне закрытого целлюлозно-бумажного комбината, планируется с применением двух совершенно разных технологий – таково предложение АО «Росгеология», назначенного федеральным правительством в конце октября единственным подрядчиком для выполнения этой работы. В понедельник в Байкальске в рамках публичных слушаний был представлен соответствующий проект. Он получил формальную поддержку, хотя до сих пор вызывает множество вопросов учёных и специалистов – как в части выбранных методов борьбы с токсичными отходами, так и относительно расчётных показателей. Между тем уже до начала декабря разработку планируют отправить на государственную экологическую экспертизу.

Если разработка будет поддержана на федеральном уровне, то базовыми технологиями для борьбы со шлам-лигниновыми накоплениями – осадками сточных вод целлюлозно-бумажного производства – станут омоноличивание и термолиз. Первый метод, предложенный ИрНИТУ, предполагает через добавление в шлам гипса, диоксида кремния и мрамора превратить его в камнеобразный монолит. Вторая идея, за которую отвечает ООО «Экостандарт», заключается в применении технологии низкотемпературного термолиза.

Проблема в том, что эффективность методик, которые легли в основу проекта рекультивации отходов БЦБК «Росгеологии», не доказана. На проведение испытаний в итоге запланировали неделю – завершить их необходимо до 20 ноября. Между тем научные круги уже сейчас сомневаются в результатах.

– В представленных документах нет ни одной просчитанной цифры, ни схемы, ни информации о самом важном – что появится в итоге, будет ли этот продукт нетоксичным и безопасным? – задаётся вопросом директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов. – Согласно предложенной документации, требуется омонолитить около 1,1 миллиона кубометров шлам-лигнина. Всё за счёт 687 кубометров связывающего вещества – только доставка такого объёма займёт пять лет. При этом надо иметь в виду, что содержание воды в шлам-лигнине около 90%. Что это за монолит будет, где жидкости в два раза больше, чем других составляющих? Про вторую технологию вообще молчу. Разработчик утверждает, что 100% отходов будет переработано. Но вдумайтесь: брать технологию, которую опробовали на резине, и говорить, что резина то же самое, что отходы БЦБК!

Действительно, установки ООО «НПП Термолиз», на которых предполагается проводить процесс низкотемпературного термолиза, рассчитаны на утилизацию шин и резинотехнических изделий – данных о том, пытались ли на них переработать шлам-лигнин, в открытых источниках нет.

По подсчётам, озвученным в Байкальске представителями ИрНИТУ, сейчас отходы БЦБК в 14 картах общей площадью 154 га включают 3,5 млн тонн шлам-лигнина (на 1,5 млн тонн больше, чем считалось ранее) и ещё по миллиону тонн воды и золы.

Полигоны хранения находятся в непосредственной близости от берега Байкала – в нескольких сотнях метров. Разрушение хранилищ, например, из-за природных катаклизмов, приведёт к загрязнению воды. Однако проект «Росгеологии», разработанный при участии иркутского политеха и «Экостандарта», не предусматривает план действий на этот случай. Между тем учёные Лимнологического института СО РАН, которые также не первый год занимаются проблемой утилизации отходов БЦБК, настаивают на важности этого аспекта, особенно в части защиты от селей. «Сначала нужно максимально обезопасить полигон от посторонних угроз, а потом уже «развлекаться» с поиском технологии утилизации», – комментирует учёный Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин. Дать внятный ответ, как будут защищать полигоны с отходами, на слушаниях в Байкальске проектировщики не смогли. Зато уже во вторник ТАСС со ссылкой на министра природных ресурсов и экологии Приангарья Андрея Крючкова сообщило о планах по созданию проекта селезащитных сооружений до донца года. Строительство обещают обеспечить за счёт регионального бюджета.

В целом стоимость утилизации отходов по проекту «Росгеологии» оценивается в 6 млрд рублей (почти 80% суммы выделит федеральная казна, остальное – областная). Сторонники спорного проекта, в числе которых представители правительства Иркутской области, настаивают на его поддержке. И подчёркивают, что, даже если предложенные технологии в реальности не сработают, в рамках реализации проекта будет осуществляться поиск действенного способа утилизации шлам-лигнина. Для этого предлагается создать рабочую группу, представители которой – учёные, промышленники, чиновники – займутся оценкой проведения утилизации отходов БЦБК, а также поиском и анализом других предложений на этот счёт. «Мы, конечно, будем дорабатывать проект, – заявил общественности заместитель председателя правительства Иркутской области Виктор Кондрашов. – Учитывая такое внимание и учёных, и населения, не думаю, что у госэкспертизы поднимется рука его не одобрить, как это случилось с предыдущим проектом; если бы он прошёл госэкспертизу, мы бы уже два года работали».

Речь идёт о разработке «ВЭБ Инжиниринга» – предшественника «Росгеологии». В 2014 году компания на деньги федерального бюджета – 131 млн рублей – создала свой проект утилизации отходов БЦБК (в основе также лежал принцип омоноличивания). Идея была раскритикована на региональном уровне. А затем, хоть и получила одобрение госэксперортизы, так и не была реализована – Генпрокуратура России потребовала отменить выданное положительное заключение. Спустя три года многие отмечают, что нынешний проект рекультивации отходов БЦБК очень похож на забракованного предшественника. «Проект оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) содержит те же – не прошедшие госэкспертизу – технологии, что фигурировали ещё в проекте ООО «ВЭБ Инжиниринг», – считает председатель МЭО «Зелёный Фронт» Сергей Виноградов. – Тот проект можно было доработать, но в итоге получилось, что авторы просто взяли чужую работу, выдали за свою и хотят обеспечить её поддержкой».

Тем не менее уже до начала декабря проект «Росгеологии», будет отдан на государственную экологическую экспертизу. Если она позволит приступить к его реализации, то опытный этап работ планируется завершить в марте будущего года, а уже в мае приступить к рекультивации отходов БЦБК в хранилищах.

 

 

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер