издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Якоря, вросшие в землю

  • Автор: Владимир Ивашковский, «Восточно-Сибирская правда», 14 ноября 1970 года

– В тридцать пять лет руководить таким портом, как Осетрово... Да, большое доверие Мостовому... Эти слова часто можно услышать в Усть-Куте, где порт – признанный флагман во всех, больших и малых, делах города. К каждому решению, слову начальника Осетрово чутко прислушиваются, в его руках сосредоточена немалая власть, на его плечах лежит большая ответственность. Уже только одно это придаёт человеку, занимающему такой пост, особую весомость. Авторитет начальника порта простирается от рядовой бригады на любом грузовом районе до самой солидной городской организации. Порт – средоточие не только гигантских грузовых операций на Лене, но и жизненно необходимая составная часть Усть-Кута.

Летом прошлого года уехал из Осетрово Василий Максимович Дубровский, с именем которого связана целая страница в жизни порта и города. За десять лет до этого Дубровский, в прошлом ответственный работник ряда управлений и ведомств, принял пристань, уезжал он начальником одного из крупнейших портов страны. Популярность Дубровского, нынешнего начальника Ленского пароходства, опиралась на массу славных дел, проведённых под его непосредственным руководством. Фактически заново был построен порт, невдалеке вырос посёлок Речники, а парк на берегу Лены так и прозвали «парком Дубровского». Уважительно. Сейчас, когда Василий Максимович лишь изредка приезжает в Осетрово, его приветствуют все – и отплававшие своё капитаны, и совсем юные речники.

Нельзя сказать, что у этого человека гладкий характер. И сейчас вспоминают, что был он порой властен и крут, иногда излишне резок, но всё это теперь как-то отошло в сторону, людям запомнилось, запало в сердца самое главное: Дубровский не делил вопросы на большие и малые, во всё вникал сам, чувствовал необходимость личного участия, будь то сложный хозяйственный вопрос или сугубо личная проблема одного из бригадиров. Громадный опыт работы с людьми на крупнейших стройках Сибири и Дальнего Востока позволял ему находить контакт с грузчиками, инженерами в самые ответственные периоды навигации. Дубровского – начальника – побаивались, к Дубровскому – человеку – тянулись.

Мне не раз приходилось встречаться с Василием Максимовичем, и всегда поражало одно: фигура начальника порта, по-своему самобытная, как-то заслоняла остальных. Дубровский подавлял авторитетом, властью и, конечно, опытом – так казалось на первый взгляд. Но в то же время, а это ускользало тогда от внимания, рядом с ним росли молодые инженеры Мостовой, Завадовский и многие другие.

Когда Василий Максимович получил новое назначение, кое-кто засомневался: найдутся ли в Осетрово столь же «могучие» плечи, готовые взвалить на себя весь громадный груз обязанностей начальника порта. Некоторые предсказывали, что годами налаженное хозяйство пошатнётся. Они исходили из того, что прежний начальник опирался на самые широкие ряды людей, у него была особая «гвардия» и среди грузчиков, и среди технических работников, готовая всегда поддержать руководителя.

Семь лет Иван Мостовой был правой рукой Дубровского – первым заместителем. Но одно дело быть помощником, другое – взять на себя его ношу.

Внешне ничего не изменилось. Так же, как и раньше, начальник порта ранним утром появлялся на пирсе, интересовался загрузкой каждой баржи, так же сурово и требовательно спрашивал с нерадивых. Но люди заметили и другое: Мостовой всё чаще приглашал к себе в кабинет руководителей отделов, районов, инженеров, бригадиров. И выходило так, что каждый шёл на своё рабочее место не с приказом, а с решением, в выработке которого сам принимал участие. Отсюда вытекало и стремление выполнить поставленную задачу творчески. Навигация прошлого года была закончена успешно, приутихли голоса тех, кто не верил в чёткую работу после смены руководителя. Но главный экзамен для Мостового – самостоятельная навигация – был впереди.

Всего за два месяца до рождения порта Осетрово Мостовой защитил диплом в Новосибирском институте инженеров водного транспорта. На распределении ректор Алексей Петрович Морозов намекнул, что есть место, где простор хороший для инженера. За этот простор Мостовой готов был согласиться на край света. Ректор назвал Осетрово.

– Так там же пристань, перевалка, не больше, – удивился молодой специалист. Морозов улыбнулся:

– Пока – да. Советую, – многозначительно добавил он.

Так Мостовой стал «крестником» учёного. И началась школа Осетровского порта, а для Мостового (это его слова) «школа Дубровского». Работа на грузовом районе, сначала беготни много, дублирование начальника, потом более самостоятельная – коммерческая.

– Без этого не обойтись, – говорит Мостовой. – Каждый руководитель должен пройти коммерческую школу на районе. Здесь всё: доходы, тарифная дисциплина – то, чем живёт порт.

Для молодого инженера есть несколько путей для дальнейшего развития. Товарищ Мостового Завадовский выбрал трудную работу технолога, претворяющего в жизнь новейшие методы механизации. Это один из наиболее плодотворных путей. Есть другой путь – разменяться в текучке дел, забросить повышение квалификации, а значит, и растерять институтский багаж знаний. На первых порах это грозило и Мостовому, восхождение которого по служебной лестнице друзья называли стремительным. Действительно, в двадцать восемь лет – первый заместитель начальника порта, такое удаётся не каждому. Но Мостовой вовремя разглядел грозившую ему опасность, не случайно их совместная работа с Завадовским положила начало широкому наступлению механизации в порту. Инженер Мостовой не хотел отставать от руководителя Мостового. Пришла мысль о серьёзной работе, и вот инженер штудирует английский, готовит другие предметы, необходимые для сдачи кандидатского минимума. Исподволь пишутся первые страницы будущей диссертации.

Сам человек, в общем-то, знает и призвание, и назначение своё, может определить свои силы. Мостовой рассчитал свои силы и оказался прав.

Навигация этого года проходила в сложных условиях. Летом из-за различных климатических явлений суда потеряли много часов. Лена ещё раз показала свой капризный характер. Многое здесь зависело от чёткости работы Осетровского порта, от налаженной системы управления, а значит, и от самого руководителя.

В начале октября были подведены первые предварительные итоги. Они показали, что все важнейшие народно-хозяйственные грузы труженикам Севера доставлены, в порт не поступило ни одной претензии.

Именно в эти дни Мостового можно было чаще встретить на причале, чем в кабинете. Здесь формировались наблюдения, которыми потом он поделился на производственном совещании. А пока конкретные советы и указания бригадирам, руководителям районов, последние баржи уходили на Киренск. Планирование рейсов судов имеет интересную отличительную черту: чем дальше пристань назначения, тем раньше туда заканчивается отправка судов. Вот и выходит, что грузы на Киренск в основном идут осенью. Несмотря на шугу, все запланированные рейсы состоялись.

Мостового в порту интересует всё, он придирчиво осматривает складские помещения, изучает расстановку грузов на судах. От его взгляда не уйдёт ни один промах. Знают об этом на районах, и хотя привыкли к ежедневным ранним визитам начальника, а всё же каждый руководитель волнуется, когда у пирса появляется по-крестьянски крепко сколоченная фигура Мостового.

Он любит порт, и в этой любви есть хорошее ревнивое начало. Вот почему, бывая в других городах, на больших и малых реках, Мостовой внимательно смотрит, а не опередили ли его коллеги. Правда, теперь для поездок нет времени, семья уже привыкла, что отпуск у него бывает только зимой, когда над Осетрово хрустит морозец, Лена скована крепким льдом, а причал безлюден.

В прошлом году приехали в Осетрово постановщики фильма «У озера». Оперативный администратор забежал в управление и сказал, что в фильме будет эпизод, где рассказывается о порте. Мостовой поинтересовался, сколько метров плёнки на это отпущено. Была названа мизерная цифра.

Пришлось обратиться к Сергею Герасимову, и Осетровский порт предстал на экране во всей могучей красе, Встретились кинозрители и с Мостовым.

Тщеславие? Честолюбие? Нет, хотя и нашлись люди, истолковавшие внимание к «киношникам» именно так. Мостовой рассуждал, что кинофильм, который наверняка пройдёт по всей стране, – лучшая реклама порта. Увидит осетровский размах молодёжь и приедет сюда трудиться. Ведь у него самого – жителя небольшого районного городка, где ни порта, ни флота не было, – призвание родилось под влиянием фильма. На афишах фильма Иван Федосеевич Мостовой рядом с артистами Олегом Жаковым и Наташей Белохвостиковой.

– Наверное, рекламу увлекла моя форма, – смеётся Мостовой. – Ничего, главное, чтобы Осетрово люди знали.

Одна из трудных проблем порта – кадры. Понятно, почему так хочет известности Осетрово начальник порта. Но реклама рекламой, а вот в этом году две первые группы ребят сели за учебные столы речного училища. Через несколько лет здесь будут заниматься сотни юношей. Вырастет новая поросль портовиков, а пока училище находит всемерную поддержку Мостового.

Гаснут огни в небольшом здании управления порта. Почти каждый вечер из радиобюро Мостовой докладывает обстановку начальнику пароходства Дубровскому. Тот по-прежнему сурово расспрашивает о делах, советует и порой наставляет, а в конце добавляет:

– Так держать, Мостовой…

…У здания порта крепко впились в землю чугунные якоря, рука даже не покачнёт их. Смотришь на них и думаешь о людях, подобных Мостовому и многим его соратникам по работе, среди них инженеры и грузчики, люди других специальностей. Они крепко пустили корни в осетровскую землю. Они, как якоря, держатся за неё, и она держится на них.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector