издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Опередить не удалось

Моногорода Приангарья по-прежнему являются отстающими территориями с зависимой экономикой

ТОСЭР в Усолье-Сибирском – территория опережающего соцэкономразвития, созданная два года назад, – не оправдала себя. Из трёх резидентов этой экономической зоны только один обещает моногороду и новые рабочие места, и новую продукцию для потребителей. В остальных случаях речь идёт либо о восстановлении ранее закрытого предприятия, либо о производстве, заточенном на экспорт в КНР. Развития в остальных моногородах Иркутской области и вовсе нет, считают мэры этих территорий. Причиной этого они называют отсутствие интереса к данной теме у местного правительства. «В итоге мы, как та лягушка, которая в крынке с молоком, – просто не умерли…» – констатируют жители таких территорий.

Два года назад в стране стартовал проект, направленный на развитие моногородов, экономика которых целиком и полностью зависит от одного предприятия. Чтобы уйти от такой зависимости и сделать экономику более стабильной и устойчивой, предполагалось создавать в муниципалитетах новые предприятия и рабочие места. В моногородах начали создаваться так называемые ТОСЭР – территории опережающего социально-экономического развития. Компании-инвесторы, становясь на определённых условиях резидентами ТОСЭР (требовались определённое количество инвестиций – от 5 млн рублей, новых рабочих мест – от 20, а также производство, которое «стимулирует инвестиционное развитие территории»), получали налоговые льготы от государства. Среди них стандартный набор преференций по налогу на прибыль: федеральная часть полностью обнуляется, региональная – не выше 5% в течение первых пяти лет, в следующие пять лет – не ниже 10%. Предусмотрены послабления также и по налогу на имущество. Однако очередная идея наладить жизнь в моногородах пока успеха не принесла.

Три резидента за два года

Одним из ярких примеров этого стал итог работы ТОСЭР в Иркутской области. Надо заметить, что регион стал одним из первых, где появилась ТОСЭР. Такой статус был присвоен Усолью-Сибирскому два года назад (газета писала об этом в материале «Из моно в торы» от 24 июля 2015 года).

На минувшей неделе в Усолье-Сибирском прошло выездное совещание с участием мэров моногородов Приангарья, депутатов Заксобрания и чиновников регионального минэконома. Делегация перед этим совершила небольшую «экскурсию» по новым промышленным площадкам, принадлежащим резидентам ТОСЭР. Много времени это не заняло – инвесторы валом в новоявленную экономическую зону не пошли, налоговыми льготами заманить удалось всего трёх предпринимателей. Причём один из них – ООО «Лайм» – статус резидента получил аккурат под занавес 2017 года. Реальное производство в ТОСЭР «Усолье-Сибирское» начал пока тоже только один резидент, возрождённый из пепла обанкротившегося «Усольмаша». По большому счёту, в этом хоть и положительном примере – восстановлении производства – речь идёт пока не о дополнительных рабочих местах, а о сохранении части старых. Таким образом, по-настоящему о новом производстве и рабочих местах можно говорить только в случае с одним усольским резидентом – «СмартСинтезом», который, правда, начнёт выпуск продукции только весной 2018 года.

Обновлённый «Усольмаш» работает всего лишь год. Производственные мощности и три цеха нынешнему инвестору пришлось взять в аренду у прежнего собственника, который находится в стадии банкротства. Производит «Усольмаш», как и прежде, горно-обогатительное оборудование и запасные части к нему. По количеству рабочих мест из всех резидентов Усольской ТОСЭР «Усольмаш» является явным лидером – здесь трудоустроено 126 человек, но надо принимать во внимание, что это скорее не новые дополнительные места, а те, которые удалось сохранить после закрытия предшественника «Усольмаша» – другого инвестора, работавшего под этим же брендом. Сам по себе факт тем не менее положительный – в моногороде, где несколько лет назад закрылось основное предприятие, на котором держалось Усолье, – «Усольехимпром», сохранилось это пусть небольшое, но всё же производство. Средняя зарплата на «Усольмаше» – 28 тыс. рублей.

– Продукцию свою мы в основном отгружаем на территории России – в Новосибирск, для золотодобывающих компаний «Полюс», «Русал». В общем, заказчиков у нас пока хватает, план на февраль – на 10 миллионов рублей, – рассказывает руководство.

Статус резидента ТОСЭР новому предприятию сильно помог – экономия по налогам в месяц получается около 500 тыс. рублей, рассказывает «ВСП» руководитель «Усольмаша»: «Это существенно».

Предприятие, попавшее в резиденты в конце декабря 2017 года, входит в группу ООО «Лайм», которая ведёт в Иркутской области заготовку леса, первичную переработку древесины и затем экспортирует этот товар в Китай. Принадлежит всё большое предприятие частному лицу. Годовая заготовка леса «Лаймом» составляет 400 тыс. кубометров, переработка – 200 тыс. Такой подход к развитию экономики региона и муниципалитета уже вызывает вопросы – ведь речь идёт не о глубокой переработке, да и продукция будет использоваться не внутри страны. Тем не менее налоговые льготы ООО «Лайм» как резидент ТОСЭР получит. Точнее, одно из его дочерних подразделений, которое займётся переработкой отходов – горбыля и опилок, их планируется превращать в топливные пеллеты. Но поставляться они будут тоже в Китай.

– Кто ещё у нас купит пеллеты? Если будет рынок сбыта в Иркутске, то мы с радостью будем поставлять… А так – в Китай, – комментируют новоиспечённые резиденты ТОСЭР «Усолье-Сибирское».

– И круглую древесину, и доску, и пеллеты – всё в Китай. Это разве территория социально-экономического развития Иркутской области?.. – удивляются наблюдатели.

На промплощадке ООО «СмартСинтез» в курс дела делегацию гостей ввёл инициатор этого проекта Анатолий Шелупаев. По его словам, новое предприятие нацелено на производство антисептических средств и ветпримесей по запатентованным технологиям. Новых рабочих мест, которые появятся здесь, тоже не так много – до 30 человек. Причём часть рабочих мест, как оговорился Шелупаев, займут не жители моногорода Усолья, а иркутяне. Ничего не поделаешь – на таком производстве нужны люди с образованием. Плановый годовой оборот «СмартСинтеза» на начальном этапе – 100–200 млн рублей, после регистрации новой продукции инвестор рассчитывает на увеличение оборота.

Сейчас на площадке стоит только цех, сборка самого оборудования для производства завершится к весне. Но опытно-промышленный выпуск продукции уже был проведён, после чего технологическую линейку демонтировали, чтобы завершить ремонт здания и площадки. Да и в целом работы здесь проделано инвестором немало. И частных инвестиций затрачено столько же. Инвестор самостоятельно подвёл все коммуникации – канализацию, холодную воду, электричество, вентиляцию, поставил автономную котельную. Его затраты в инфраструктуру составили не менее 3 млн рублей. «500 тысяч рублей ушло только на отсыпку площадки, чтобы высушить болото», – говорят руководители «СмартСинтеза». Между тем в ряде других территорий России – в Томске, Подмосковье – региональные власти своим резидентам предоставляют площадки с готовой инфраструктурой. Замминистра экономического развития Иркутской области Марина Петрова, оказавшаяся в составе делегации, тут же пояснила: «Проект небольшой и поэтому по своим параметрам не попадает на получение поддержки на инфраструктуру».

Но даже в таких условиях – буквально на болоте – инвестор готов рискнуть, потратиться на инфраструктуру и запустить производство:

– Работу будем вести по лицензионному соглашению с различными российскими разработчиками препаратов, часть из которых уже являются нашими партнёрами. С другими пока идут переговоры. Мы стараемся расширить линейку – сотрудничаем также с Институтом химии СО РАН, разрабатываем совместно новые препараты. Весной планируем запустить ту линейку продукции, на которую уже получены государственные сертификаты.

Сейчас подготовлен пакет документов для регистрации антисептиков по обеззараживанию воды в бассейнах. В стадии регистрации находится также субстанция аналидол, производиться она будет тоже на усольской площадке и далее может применяться для изготовления ветеринарных препаратов. Московская, Армавирская ветеринарные фабрики уже заинтересовались субстанцией, – говорит Анатолий Шелупаев.

Не те целевые показатели, к которым надо стремиться

Итог двухлетней работы ТОСЭР в Усолье оказался неубедительным, как и, собственно, вся работа областных чиновников по развитию моногородов в Приангарье. Председатель комитета по собственности Заксобрания Ольга Носенко заметила это в своём выступлении на совещании, которое началось сразу после посещения резидентов Усолья.

– В федеральной программе «Комплексное развитие моногородов» уже в 2018 году стоят задачи: в моногородах страны должно появиться более 230 тысяч новых рабочих мест, общий объём инвестиций по проектам должен составить 170 миллиардов рублей, а 18 моногородов России и вовсе должны быть выведены из списка таковых, так как станут городами с устойчивой экономикой. В Иркутской области, как мы видим, пока всё складывается не так. Региональная профильная программа по развитию моногородов, которую разрабатывало областное правительство, принята только в январе нынешнего года (в программе на 2017 год были предусмотрены главным образом мероприятия, связанные с ТОСЭР. – Авт). А в таком ключевом документе, как «Стратегия социально-экономического развития Иркутской области до 2030 года» (начала разрабатываться региональным правительством более года назад, но до сих пор не утверждена окончательно. – Авт), написано, что по итогам реализации всех мер поддержки и развития моногородов ожидаемый результат – «стабилизация ситуации». Конечно, это не те показатели, к которым мы должны стремиться. Федеральный центр ставит перед нами совсем другие задачи. Тем более у нас есть инструменты – Фонд развития промышленности и Фонд микрокредитования, созданные областным правительством, – комментирует ситуацию председатель комитета по собственности областного парламента Ольга Носенко.

Пока работа этих двух институтов вызывает нарекания и критику, в том числе и со стороны самих потенциальных льготополучателей. Впрочем, недорабатывает регион и по другому направлению, которое должно стать серьёзным подспорьем для предприятий, решивших открыть свой бизнес в ТОСЭР. Речь идёт о выделении денег на строительство инфраструктуры в ТОСЭР за счёт федерального бюджета. Сегодня у региона есть возможность получать около 95% суммы затрат на инфраструктуру из Фонда поддержки моногородов России. У Иркутской области пока не получается эффективно работать с этим механизмом, отмечает глава федерального фонда.

Между тем парировать критикам, как выяснилось, особо некому. От областного правительства на совещание в Усолье не приехали ни вице-премьер Антон Логашов, курирующий данную тему, ни глава профильного ведомства – министр экономического развития Иркутской области Евгений Орачевский.

– Заседание мы планировали ещё в прошлом году, и поэтому вице-губернаторам и отраслевым министрам областного правительства надо всё-таки иметь уважение и к присутствующим, и к самой теме обсуждения, которая сегодня недостаточно продвигается в регионе, – констатировала Носенко.

Отвечать за вышестоящее начальство пришлось заместителю министра экономического развития Иркутской области Марине Петровой. Коротко она рассказала об официальных результатах работы по развитию моногородов Приангарья.

– Ситуация в основном не ухудшается, города развиваются, и в них даже снижается уровень безработицы. Исключение составляет Черемхово, где этого не произошло, – рассказывает она.

Но почему-то акцент в выступлении Петровой был сделан на развитии не экономики в моногородах, а социальной сферы. Причём происходило оно за счёт федеральной помощи. Так, с 2017 года активно реализовывалась программа по развитию городской среды в моногородах России. И это тоже часть федеральной политики для создания комфортных условий. В 2017 году Иркутская область получила по этому направлению 237 млн рублей и ещё 13 млн – на обустройство парков. За счёт этих средств по всем моногородам региона обустроено 77 дворовых территорий, 3 парка, 16 общественных территорий. Получены также средства на ремонты центральных улиц моногородов, но в 2017 году не во всех муниципалитетах оказались готовы ПСД, так что только Шелехов и Черемхово провели эту работу, в остальных территориях она перешла на 2018 год. Восемь моногородов Иркутской области за счёт федеральной поддержки получили по одной машине «скорой помощи». А ещё, со слов замминистра, в 2017 году в 11 учреждениях здравоохранения моногородов были отремонтированы входные группы и стойки регистратуры, заключены соглашения на целевое обучение по медицинским кадрам для моногородов на 11 человек, по педагогическим – на 9.

Из этих данных, озвученных минэкономом, всё же было трудно сделать выводы, почему в Усолье не сработал проект ТОСЭР и какие шаги предпримут областные чиновники дальше, чтобы тренд по Усолью всё же изменить в положительную сторону. Причём вопрос этот продолжает быть актуальным, поскольку статус ТОСЭР недавно получил ещё один город Приангарья – Черемхово. Рассчитывают получить возможность запустить данный проект у себя в территориях мэры и многих других моногородов Иркутской области. Напомним, всего в регионе в таких городах проживает 16% населения (Усолье, Саянск, Черемхово, Железногорск-Илимский, Усть-Илимск, Байкальск).

Зато чиновница областного минэконома сообщила о малоприятном моменте для тех муниципалитетов, которые пока заветный статус ТОСЭР не получили: «Эффективность ТОСЭР не достигнута, и Минфин России теперь скептически смотрит на эти меры поддержки, поэтому он сейчас будет очень пристально изучать направления деятельности, которые указаны в новых заявках от моногородов на включение в ТОСЭР».

Мэры хотят внимания правительства и КРИО

Молчание областных профильных зампредов и министров о проблемах развития экономики в моногородах Иркутской области с лихвой компенсировалось красноречием мэров этих территорий. Недавно они побывали в рамках федеральных мер поддержки и развития моногородов на специализированных обучающих мероприятиях в Сколково, где защитили свои программы и проекты по развитию территорий. Вернулись домой мэры под впечатлением: рассчитывали, что в их городах при совместной работе с областным правительством начнётся большая стройка, которая приведёт депрессивные населённые пункты к светлому будущему. На деле всё оказалось иначе.

Василий Темгеневский, мэр Байкальска: «У всех наших моногородов разработаны серьёзные программы по развитию территорий, но они не исполняются. И это происходит не по вине муниципалитетов, а потому, что нет взаимодействия с областными властями. Я зачастую с огромной завистью смотрю, как развиваются моногорода в других регионах, как работают власти в Башкирии, Кировской области, как там реализуются многомиллиардные проекты. У нас этого нет. Причины я назвал. По Байкальску была разработана очень хорошая программа, дорожная карта по развитию города, в Минфине РФ была прописана сумма поддержки – 12 миллиардов рублей. Но сегодня программа не реализована. В качестве примера иного отношения региона к проблемам городов могу назвать Бурятию. И в Бурятии, и у нас есть проект по созданию особой экономической зоны туристического типа на Байкале (ОЭЗ). Когда в Бурятию прилетал представитель РосОЭЗ, его встречал глава республики Вячеслав Наговицин. Когда чиновник такого же ранга приезжал в Иркутскую область, его встречал заместитель руководителя какого-то отдела минэконома. Соответственно этому отношению и результат: в ОЭЗ Бурятии потрачено на развитие около 8 миллиардов рублей, в нашем регионе – ноль. И только благодаря настойчивости депутатов сегодня 124 миллиона рублей было выделено Байкальску на развитие инфраструктуры ОЭЗ».

О своём разочаровании сообщил тулунский мэр Юрий Карих: «Работа по моногородам в Иркутской области началась в 2016-2017 годах, за этот период жизнь в Тулуне никак не изменилась. Мы, мэры, ездили обучаться в Сколково, вернулись на подъёме, думали, начнётся реализация проектов, которые мы защитили. Я побывал на двух крупных федеральных совещаниях по моногородам, меня поразило, что на уровне государства за эту работу отвечает вице-премьер Игорь Шувалов, присутствовавший вместе с министрами на мероприятиях по проблемам наших городов от звонка до звонка. Я очень обрадовался, когда увидел в зале на одном из таких мероприятий нашего губернатора. Думал: вот сейчас вернёмся – и начнётся работа. К сожалению, прошло два-три месяца, ничего подобного мы не видим».

О неудаче ТОСЭР «Усолье-Сибирское» также рассказал сам мэр – Максим Торопкин. Оказалось, что причины усольского провала – комплексные: «Девять лет у нас в городе находится озеро ртути, ликвидировать которое никак не удаётся (отходы закрытого много лет назад химического производства). И самое главное, Иркутская область уже вложила миллионы на прохождение экспертиз проекта. В этом году будет потрачено ещё 30 миллионов. А проблема так и не решается. В итоге озеро остаётся на месте, при +25 градусах в городе находиться опасно из-за ртутных испарений. Кто из инвесторов станет работать в таких условиях?»

Специалисты отдела экономического развития администрации Черемхова добавили в эту копилку отзывов немного комментариев от себя: «Мы как моногород планировали с правительством Иркутской области заключить соглашение и предложили несколько проектов для развития территории, но получили отказ. Как мы сегодня в итоге живём? Мы как та лягушка, которая в крынке с молоком всё работает и работает лапками, – мы просто не умерли, выживаем, как можем».

Председатель Усть-Илимской Думы Виталий Перетолчин, говоря о предприятиях своего города, к сожалению, не назвал те, где создаются новые производства и рабочие места, а перечислил те, что находятся на грани закрытия: «Поддержу остальных выступающих. Хотел бы, чтобы правительство нацелилось на комплексный подход к проблемам моногородов. Пока всё только на словах и на бумаге. У нас, например, началось банкротство одного из лесоперерабатывающих предприятий. Значит, люди останутся без работы, сократятся налоговые поступления и так далее… Хочется больше внимания от правительства или Корпорации развития Иркутской области к данной проблеме. Иначе мы это предприятие потеряем».

Но принимать критику и отвечать на вопросы мэров по-прежнему было некому. Замминистра Петрова напомнила, что в правительстве области заработал Региональный совет, где мэрам и было предложено выступить, чтобы донести свои проблемы до первых лиц региона.

Слабым утешением для Приангарья, на карте которого есть как минимум восемь крупных населённых пунктов с зависимой от одного производства экономикой, может служить аналогичная ситуация по проектам ТОСЭР в других регионах. «Опрос КСП России в 60 моногородах страны показал ухудшение ситуации, несмотря на запуск специальных мероприятий. Так, более 70% жителей таких зависимых моногородов оценивают ситуацию как неблагополучную или терпимую с трудом», – поделилась информацией Ольга Носенко.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер