издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Взятка на заданную тему

Преподавательница ИрГУПС приговорена к четырём годам колонии

Как показывает судебная практика, в последнее время преподаватели-мздоимцы сменили тактику получения взяток. Вместо того чтобы просто брать со студентов деньги за нужную запись в зачётке, они всё чаще стали готовить для них за плату курсовые работы, решать задачи, писать дипломные проекты. Одним словом, выполнять за будущих дипломированных специалистов задания, включённые в образовательную программу высшей школы. Видимо, корыстные наставники надеются, что следственные органы не смогут инкриминировать как взятку предоставление учащимся государственных вузов платных услуг в частном порядке. Однако январский приговор Свердловского районного суда Иркутска эти иллюзии развеял.

На этот раз виновной в корыстном должностном преступлении суд признал старшего преподавателя Иркутского государственного университета путей сообщения Светлану Белых. Весной 2016 года ректор назначил её руководителем дипломных работ у четверых студентов вуза. Все они уже побывали на преддипломной практике, оставалось только подготовить итоговые квалификационные проекты. Педагог сделала это сама – и не бесплатно: каждому из будущих специалистов «помощь» наставника с правом на аттестацию обошлась как минимум в 45 тысяч рублей.

В приговоре Свердловского районного суда Иркутска действия преподавателя кафедры «Экономика и управление на железнодорожном транспорте» названы «получением взятки в виде денег за незаконные действия – допуск к защите дипломных работ без самостоятельного выполнения этих работ обучающимися». Разумеется, преступные манипуляции с изготовлением студенческих проектов за плату были добросовестно закамуфлированы и выглядели на первый взгляд обычным общением преподавателя с нерадивыми учениками в рамках «консультирования».

Как свидетельствовали в суде сами заочники, научный руководитель при каждой встрече подвергала результаты их творчества беспощадной критике, иногда безо всяких пояснений полностью перечёркивала целые страницы написанной работы. Тем самым давала понять, что самостоятельно раскрыть заданную тему «Повышение эффективности предприятия» таким бездарям не под силу. Да и ни к чему эти потуги, ведь можно поручить изготовление качественного дипломного проекта проверенному специалисту. «Зачем изобретать велосипед?» – вопрошала педагог, сообщая своим подопечным номер мобильного телефона нужного человека. Светлана Белых действительно прекрасно знала этого человека, сыгравшего в разыгранном как по нотам спектакле на тему «научного руководства» важную роль, ведь это был её младший брат Виктор Рудаков. Он беззастенчиво сообщал студентам по телефону реквизиты собственного банковского счёта и называл сумму, в которую оценивает написание выпускной квалификационной работы, – 45 тысяч рублей. За подготовку необходимых для допуска к итоговой аттестации документов – отчёта о преддипломной практике и презентации проекта – следовало доплатить. Зато после перевода денег клиент мог уже ни о чём не заботиться – готовый труд в нужные сроки попадал прямо в руки научному руководителю.

Оно и неудивительно: в суде 43-летний Рудаков признался, что дипломные проекты он на самом деле не готовил. Хотя, в принципе, мог бы, поскольку имеет два высших образования и соответствующие навыки. Только времени на «левую работу» не хватало, поэтому выполнением выгодных заказов занималась старшая сестра. Вместо того чтобы консультировать студентов, указывать им на ошибки, подсказывать, как лучше осветить тему, научный руководитель садилась за компьютер и по-быстрому писала за своих подопечных квалификационные работы сама. А возможно, преподаватель, отработавшая в этом вузе 27 лет, просто брала из шкафа труды выпускников прежних лет и подновляла их. Это, конечно, лишь догадки, но в их пользу говорят показания самих взяткодателей. Одна студентка, к примеру, в суде рассказала, что готовила проект по вагонному депо в городе Ужуре – по месту прохождения преддипломной практики, а защищать ей пришлось полученную от Белых работу по Тайшету. Другая заочница призналась, что собирала фактаж по депо Красноярска, где служила, но Рудаков выдал ей проект по станции Иркутск-Пассажирский, даже не поставив в известность об изменении темы. В работе их сокурсника тоже локомотивное хозяйство как объект изучения загадочным образом превратилось в вагонное.

Поначалу семейный бизнес шёл гладко. Выпускники, поставленные в безвыходное положение, не роптали, ведь без подписи научного руководителя их не допустили бы к государственной итоговой аттестации. Обратиться в правоохранительные органы одна из студенток решилась просто от обиды: Рудаков завысил ей стоимость дипломной работы на пять тысяч рублей, наказав за то, что она не сразу согласилась на его услуги, а до последнего пыталась справиться с заданием самостоятельно. Да ещё не хотел отдавать ей цифровой вариант работы, необходимый для подготовки презентации, требовал доплату. После проведения оперативно-розыскных мероприятий с применением аудио– и видеозаписывающей аппаратуры преподаватель-взяточник и посредник были задержаны. Тогда к сотрудникам полиции обратились ещё трое студентов с признанием о передаче денег за изготовление от их имени квалификационных работ и допуск к защите.

Суммы, перечисленные студентами в качестве платы за услугу, Рудаков по-честному возвращал сестре. Себе оставил сущие «копейки»: семь тысяч рублей, полученные за подготовку одному заочнику презентации, да ещё четыре тысячи – за написанный им отчёт о преддипломной практике. На следствии и в суде Рудаков позднее говорил, что не хотел присваивать плоды чужого труда, ведь не он же фактически писал работы! Но потом изменил линию защиты: стал уверять, что на самом деле является автором студенческих проектов, а полученные от него сестрой суммы были его подарком, материальной помощью нуждающейся родственнице. Однако в изъятых у Рудакова компьютерах никаких следов выполнения им дипломных работ не обнаружено. Зато они нашлись на электронных информационных носителях, принадлежащих его сестре.

Несмотря на это, педагог не признала вину в совершении преступления, относящегося к категории тяжких. Так и заявила в суде, что не видит ничего незаконного в написании выпускных квалификационных работ за студентов, научным руководителем которых она была назначена. А деньги, которые ей передал брат, считает заслуженной оплатой своего труда. Видимо, не все преподаватели ИрГУПС знакомы с уставом своего учебного заведения, в пункте 1.10 которого написано, что университет несёт ответственность за качество образования выпускников, а пункт 7.10 категорически запрещает педагогическим работникам оказывать платные услуги обучающимся, если это приводит к конфликту интересов.

Виновность старшего преподавателя Светланы Белых в получении взятки за незаконные действия, а её брата – в соучастии в этом преступлении в качестве посредника, по убеждению суда, подтвердилась в полном объёме. Прежде всего подсудимых изобличали бывшие студенты, а ныне – дипломированные специалисты. И это несмотря на постоянное напоминание стороны защиты о том, что, если факт дачи взяток будет доказан, свидетелям грозит аннулирование результатов аттестации. Да и дипломов о высшем образовании, полученных с такими муками, они лишатся. Никто свои показания, несмотря на эти предупреждения, не изменил. Суд счёл это весомой гарантией правдивости показаний свидетелей, отсутствия с их стороны оговора.

В результате Светлана Белых приговорена к четырём годам колонии общего режима. Ей также назначен штраф в размере 800 тысяч рублей. Суд лишил её права заниматься педагогической деятельностью в течение трёх лет. Но 50-летний педагог хотя бы попользовалась деньгами, полученными от студентов, а близкий ей человек, как видно из материалов уголовного дела, не заработал ничего, кроме срока в колонии на 3,5 года и штрафа в размере 600 тысяч рублей.

Брат и сестра, находившиеся на подписке о невыезде, взяты под стражу в зале суда.

Приговор пока не вступил в законную силу.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер