издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ямщик, не гони снегоход…

Почтовый ящик отправился по старинному пути из Иркутска в Якутск

Почти три тысячи километров предстоит преодолеть уникальному почтовому ящику с надписью «Иркутск». 14 марта он торжественно покинул столицу Приангарья. Через 18 дней, 1 апреля, должен прибыть в Якутск исторический груз, наполненный письмами и открытками жителей городов и поселений Иркутско-Якутского тракта, с момента учреждения которого исполняется 275 лет. Ящик будет ехать на машинах, снегоходах, упряжках, кошёвках под звон почтового колокольчика в сопровождении казаков, бурят и якутов. Иркутянам идею исторической реконструкции предложили якутские общественники, «потомки государевых ямщиков».

«Минус 23 градуса, ощущается как минус 28 градусов» – на улицу этим утром совсем не хотелось. Но именно в это утро в столице Приангарья на главной площади перед «Модным кварталом» разгуливали легко одетые казаки, помахивая плётками, буряты с хадаками. Все ждали… ящик. Почтовый ящик, который отсюда, прямо с площади, должен был уехать по историческому ямщицкому маршруту Иркутск – Ленск – Олёкминск – Якутск. Погода тоже решила поучаствовать в «реконструкции». «Под тридцатку, что ли, давит», – испуганно ёжились мы. Два века назад, бывало, почтовые лошади в Иркутске стоймя вставали, отказываясь везти груз, потому что «ноздри морозом схватывало». Нашим ноздрям в 21 веке было не легче. «Казаки и казачки» из творческой молодёжи, которые должны были своими песнями и танцами украсить праздник, долго на свежем весеннем воздухе не выдерживали, с гиканьем и лихими творческими подскоками убегали греться в «Модный квартал».

Идею провезти почту историческим маршрутом к 275-летию Иркутско-Якутского тракта подала якутская сторона, а именно – общественная организации «Потомки государевых ямщиков», которую возглавляет первый вице-спикер Госсобрания (Ил Тумэн) Республики Якутия Анатолий Добрянцев. С иркутской стороны проект поддержали правительство области, Законодательное Собрание. А два депутата – Кузьма Алдаров и Николай Труфанов – участвовали в организации торжеств и даже согласились стать ямщиками и сопровождать ящик с письмами на некоторых участках его пути.

«Наш Великий шёлковый путь»

Пока над площадью неслась песня Александра Шульгина «Сибирь. Байкал. Иркутск», я размышляла: что для нас, собравшихся тут, значит фраза «275 лет назад»? Да ничего, в общем. Если ты не историк, сразу и в голову ничего не придёт. Историк, конечно, вспомнит об основании Оренбурга, бироновщине или русско-шведской войне… Но каким был тогда Иркутск? Какие люди делали его историю? 278 лет назад 5 декабря 1740 года в вечерних сумерках к Знаменскому женскому монастырю подкатила упряжка, из неё вывели женщину. «Особа секретная, немедленно постричь», – скороговоркой проговорил конвоир. И вот уже она инокиня Аксинья. А когда-то была Анной, дочерью государственного деятеля Артемия Волынского, казнённого Бироном. Наступила весна 1742 года, Аксинью расстригли – и она снова Анна. И её ждёт дорога назад, в Петербург, после восшествия на престол Елизаветы Петровны… Только-только город забыл про жертву Бирона, как осенью 1742 года разнеслась весть: в одном из иркутских домов болел, болел да и умер Михаил Щербинин, сподвижник Лаптева, так и не успев попасть в Санкт-Петербург, чтобы рассказать о великой экспедиции. А уже в 1743 году по улицам города твёрдой походкой шёл полярный исследователь Дмитрий Лаптев.

В эти самые дни казачий пятидесятник Захар Баишев, получивший ранее из рук самого Витуса Беринга карту реки Лены, учредил от Витима до Якутска 28 почтовых станций. Этот год считается годом основания Иркутско-Якутского почтового тракта. Тракт, тянущийся на северо-восток от Иркутска, подходит к Лене в Качуге, многие годы это место называли «Качугская пристань», далее путь шёл вниз по реке, по её берегам, через Верхоленский и Киренский округа в Якутию. За 275 лет он видел и почтовые повозки, и кибитки, и гружёные обозы, и путешественников, и унылые ряды арестантов, бредущих пешим ходом и на подводах из Александровской пересыльной тюрьмы до Якутска. Этим путём ехали святитель Иннокентий Вениаминов, писатель Иван Гончаров.

– Для якутян этот тракт два с лишним века был единственной дорогой, дорогой жизни, – говорит Анатолий Добрянцев. – Почта, грузы, пассажиры – государевы люди, от губернаторов, чиновников различного ранга до простых ссыльных, – ехали по этому тракту. По нему же отправлялись научно-исследовательские экспедиции, торговые купеческие караваны. Этот тракт дал жизнь Якутской области. Для нас он равен Великому шёлковому пути.

Каждый год от Иркутска до Качуга провозили до 100 тысяч пудов (1600 тонн) грузов, по Лене сплавляли до 300 тысяч пудов хлеба. Из Якутии ехали пушнина, золото и мамонтова кость. Обозы с «мягкой рухлядью» с Якутской пушной ярмарки, купленные иркутскими купцами, ехали на Ирбитскую и Нижегородскую ярмарки, а иногда проделывали и вовсе невероятное путешествие в многие тысячи вёрст – от Якутска до Лондона и Лейпцига.

«Потомки государевых ямщиков», к коим принадлежит и Добрянский, много лет занимаются восстановлением той уже ушедшей культуры. Написаны книги по истории Иркутско-Якутского тракта и ямщицких почтовых станций. Летом 2017 года впервые в новейшей истории Анатолий Добрянцев, а также учёные, краеведы организовали экспедицию из Иркутска в Якутск, преодолев 2750 км. èèè

– Законодательное Собрание поддержало этот проект, Иркутск и Якутск – это города-братья, – сказал заместитель спикера ЗС Кузьма Алдаров. – И та автомобильная дорога, которая нас связывает, всегда носила неофициальное название «Якутский тракт». Летом во время экспедиции мы останавливались в маленьких деревнях, раньше это были почтовые станции. Мы встречались с людьми, которые ещё помнят старую почтовую службу, ямщицкую службу. Мы собирали песни, рассказы о том времени, и экспедиция прошла очень интересно.

Баяндай не подвёл

Жалко, что на площади в Иркутске не оказалось ни почтовой упряжки, ни настоящего ямщика, почтаря. В овчинном тулупе, в торбазах, на рукаве или шапке медный знак с гербом и двумя почтовыми рожками… Ямская гоньба появилась раньше регулярной почты и восходит ещё к ордынским временам, потому ямщик – это больше чем возница, это часть фольклора, песен, стихов и часть мира, где на огромных пустых расстояниях колокольчик – радость. С момента открытия почтовых станций на Якутском тракте в ямщиках побывали сначала инородцы, а потом ссыльные русские крестьяне. Только в Иркутской губернии в конце 1860-х – начале 1870-х годов было нанято в ямщики более 1,2 тыс. человек (по числу почтовых пар на станциях). Работа была опасной: в криминальных сводках 19 века постоянно фигурируют дела об убийстве и ранении почтовых ямщиков и почтальонов. Иногда умные лошади, ища дорогу домой, возвращались к родным воротам со страшным грузом – зарезанным и ограбленным ямщиком, лежащим ничком в кошёвке.

Летом 1886 года на Якутском тракте в двух верстах от городской заставы трижды за короткое время стреляли в почтовых ямщиков. У ямщиков были свои способы избежать грабежа. В 1902 году в Мотах ямщики грубо нарушали правило, предписывавшее круглосуточно отправлять почту. Ночью ни за что не отправлялись в путь. А всё потому, что появились на тракте грабители. Если же случилась беда, ямщик просто прыгал с козел, бросая пассажиров и груз, и хоронился в тайге, благо места он знал. С ямщиками часто бывали несчастные случаи. К примеру, в 1886 году ямщик Зиминской почтовой станции Василий Подкорытов утонул вместе с лошадьми в реке, поскольку ночью в темноте лошади просто завезли в реку повозку. Сами ямщики были людьми простыми и не без греха, конечно. Случалось им быть и пособниками грабителей, и самим грабить. В 1895 году ямщик Нижнеудинской почтовой станции Яковлев похитил у проезжавшего надворного советника три бутылки вина.

Скорость движения почтовых отправлений несколько веков назад должна была быть не менее 8–12 вёрст в час. Если посчитать, то из Иркутска в Якутск почта должна была ехать 10-11 дней. Для сравнения: нынешний маршрут ящика с письмами рассчитан на 18 дней. «Лошади должны быть не старые и не изнуренные, а здоровые, крепкие, объезженные и к почтовой гоньбе совершенно способные» – гласили старинные циркуляры. В 21 веке к «почтовой гоньбе» оказался не совсем способен автомобиль, который вёз заветный почтовый ящик на площадь у «Модного квартала». По многовековой традиции «Почты России» и тут случилось опоздание.

Участники были уже на месте, а вот красивейший деревянный ящик, сделанный в старинном стиле, с резной надписью «Иркутск», логотипом современной «Почты России» и знаком дореволюционной почтовой службы – перекрещёнными рожками, всё ещё добирался до места. Но он приехал, и его торжественно передали с рук на руки мэру Качугского района Татьяне Кирилловой. Качуг – не первая, но знаковая станция на Иркутско-Якутском тракте, которые предстоит преодолеть за 18 дней деревянному почтовому ящику. Ведь в Качуге почта идёт уже рекой. А до этого, уже после отправки из Иркутска, ящик совершил путешествие в Баяндай, где и установили верстовые столбы, и ямщицкая кошёвка приехала, и ценный груз сопровождали казаки и буряты в национальных одеждах.

В ящик в Иркутске опустили письма и открытки, в том числе от иркутских почтовиков к якутским коллегам. Более объёмная почта, как, к примеру, красочная историческая книга, подаренная якутским друзьям Законодательным Собранием, поедет в специальных почтовых мешках. На каждой станции почтовый ящик будут встречать с почестями и наполнять новыми письмами, открытками и подарками. По территории Иркутской области почта в основном будет двигаться на машинах и снегоходах. На территории Якутии 50% пути историческая почта проедет современным транспортом, а 50% – гужевым. По словам Анатолия Добрянцева, уже готово 35 упряжек и кошёвок. Будут и историческая одежда, и поддужные почтовые колокольчики. По крайней мере, в родном для Добрянцева Хангаласском районе почта весь путь преодолеет на упряжках. На всём пути в почтовый ящик будут сбрасывать открытки и письма, а мешки – наполняться более тяжелыми грузами. Ящик должен проехать через Качуг, Жигалово, Усть-Кут, Киренск, Витим, Ленск, Олёкминск, Покровск, Якутск. Через 18 дней, 1 апреля, в Якутске состоится грандиозный праздник встречи исторической почты. «В новейшей истории России это событие неординарное, я бы даже сказал, уникальное», – считает Анатолий Добрянцев.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер