издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рыбная отрасль не на плаву

Рыбохозяйственная отрасль в Иркутской области находится в зачаточном состоянии. За 2017 год местные предприятия вырастили 80 тонн товарной рыбы. А это лишь 3,1% от всего объёма данной продукции, которая появилась на региональном рынке в 2017 году. Остальная рыба на иркутские прилавки либо завозится, либо вылавливалась из местных водоёмов. При этом специальные меры поддержки, которые уже не первый год предлагает областное правительство производителям аквакультуры, увы, пока неэффективны. Субсидии, запланированные в казне Приангарья на 2016-й и 2017 год, не освоены на 98% и 79% соответственно. Это происходит из-за того, что предложенный комплекс мер сейчас не является первоочередным для участников рынка. Подробности – в материале «ВСП».

По площади водных объектов Иркутская область занимает одно из первых мест в стране – 27,5 тыс. кв. км. В том числе речь идёт о таких крупных водоёмах, как озеро Байкал, Иркутское, Братское, Усть-Илимское и Богучанское водохранилища. Несмотря на достаточно суровые климатические условия, в этих водоёмах всё же есть возможность заниматься развитием аквакультуры. К такому выводу приходят специалисты профильного ведомства – минсельхоза Иркутской области.

Эксперты регионального минсельхоза, анализируя ситуацию в отрасли, в целом говорят о позитивном тренде. Общий объём производства товарной рыбы в Приангарье за 2013–2017 годы вырос в два раза – до 80 тонн индустриальной рыбы. Из них 70% приходится на лососёвые виды (форель), 20% – на карповые, 7% – на осетровые, 3% – на сиговые (пелядь). Производство рыбопосадочного материала увеличилось более чем в 10 раз (до 51 тонны).

Но всё же надо признать, что в реальности собственный рынок производства аквакультуры в Приангарье находится в зачаточном состоянии. Причём потребность в таком продукте питания, как рыба, в Иркутской области сегодня намного больше, чем её может удовлетворить собственное производство, доля которого на рынке составляет 3,1%. Остальная потребность закрывается за счёт рыбы, привезённой из других регионов, либо выловленной частниками в местных водоёмах. В России этот показатель составляет более 4%, в мире же – порядка 50% товарной рыбы производится в искусственных условиях. Об этом на минувшей неделе на заседании комитета Законодательного Собрания по сельскому хозяйству сообщил замглавы минсельхоза региона Николай Дмитриев. «Годовой потенциал региона по выпуску товарной рыбы составляет 400–500 тонн», – приводит данные Дмитриев и констатирует: пока этот потенциал остаётся нераскрытым.

По статистике регионального минсельхоза, всего в отрасли работает 14 предприятий, имеющих необходимые оборудование и рыбоводные участки под садки (всего 42 таких участка, пользователи которых имеют право вести товарное рыбоводство).

Однако большая доля иркутского рыбохозяйственного рынка приходится на трёх производителей, которые в общей сложности произвели в 2017 году для местного рынка 78 тонн товарной рыбы. Остальные 11 предприятий выпустили за этот период лишь 2 тонны.

Один из крупных производителей, входящих в иркутский топ-3, – «Байкальская рыба», работающая на двух площадках – на Бельском рыбзаводе в Усольском районе и на Бурдугузском заводе в Иркутском районе. Предприятие занимается искусственным воспроизводством рыбных ресурсов и товарным рыбоводством. По словам Николая Дмитриева, у «Байкальской рыбы» сегодня на двух участках 363 инкубационных аппарата. В 2017 году предприятие выпустило в водоёмы Иркутской области 4,5 млн штук молоди пеляди, хариуса и омуля. Что касается производства товарной рыбы (оно ведётся в районе реки Белой в посёлке Сосновка Усольского района), в 2017 году получено 5 тонн форели. Продукция была реализована населению Иркутской области.

Ещё один игрок рынка – «Иркутская форель». Его мощности располагаются в районе плотины Иркутской ГЭС в Иркутске. Здесь выращивается товарная форель в садках. В 2017 году компания произвела 50 тонн радужной и янтарной форели, которая была также реализована местным потребителям через торговые сети и собственную службу заказа.

Другой перспективный представитель отрасли выращивает рыбу в 12 бассейнах под Ангарском (в закрытом помещении в тёплых водах ТЭЦ). Кроме того, предприятие производит собственные корма для рыб. В 2017 году было выпущено 23 тонны рыбы, из них 20 тонн продано покупателям в розничных сетях.

Главной проблемой, которая тормозит отрасль, замминистра считает долгий период окупаемости инвестиций, затраченных на производство, – два –три года.

Чтобы поддержать товаропроизводителей на плаву, иркутские власти запланировали меры поддержки на 2016 – 2020 годы. Они предусмотрены в программе по развитию сельского хозяйства. Речь идёт о возмещении затрат на уплату процентов по кредитам – до 100% по ставкам Центробанка, компенсации до 70% трат на рыбопосадочный материал и до 30% средств – на корма для рыб. За прошедшие два года из бюджета региона было выделено на данные затраты 10,6 млн руб. В 2018–2020 годах предусмотрено ещё 15,7 млн.

Но, как выясняется, на деле механизм поддержки рыбных хозяйств, который предлагает областное правительство, не столь эффективен, как хотелось бы. Так, в 2016 году только две организации представили в минсельхоз документы на выплату субсидий, в итоге они получили из предусмотренной на тот год суммы только 5,8 млн руб. Неосвоенные средства подпрограммы составили 98%. В 2017 году воспользовались поддержкой уже три предприятия, но общая сумма субсидий составила 4,7 млн, а это лишь 79% от тех денег, которые чиновники заложили в программе на поддержку производителей аквакультуры. «Неосвоенные средства планируется сократить и перераспределить на другие цели», – резюмирует чиновник.

Но такой низкий объём госинвестиций, вложенных за эти годы в развитие рыбохозяйственной деятельности, вовсе не означает, что иркутские предприятия самодостаточны и в финансовой поддержке не нуждаются. Непопулярной среди игроков рынка помощь от иркутских властей оказалась совсем по другим причинам. Весь механизм поддержки, который предлагает минсельхоз, упёрся сейчас, по сути, в бюрократические проблемы.

– Мы поддерживаем рыбные хозяйства как сельхозтоваропроизводителей. А в областной программе для товаропроизводителей субсидии предусмотрены только на корма, рыбопосадочный материал и погашение процентной ставки по кредитам. Мы не можем компенсировать этим предприятиям затраты на приобретённое оборудование, потому что для выделения этих субсидий надо вносить изменения в программу, – признался областной чиновник.

Он также заметил, что наиболее актуальной мерой поддержки может стать и отдельная программа по модернизации старых и строительству новых рыбохозяйственных предприятий. Тем более что в 2018 году иркутские компании, выращивающие индустриальную рыбу, планируют модернизацию значительной части своего оборудования. Общая сумма необходимых инвестиций на трёх игроков рынка – 20 млн руб. Деньги необходимы в том числе на новое оборудование для переработки рыбы, материалы для изготовления садков, торговое оборудование для розничных магазинов. Объём областных субсидий должен составлять здесь не менее 10 млн руб. Но о разработке программы, в рамках которой можно оказать такую поддержку, речь по каким-то причинам не ведётся.

Такая поддержка рыбохозяйственной отрасли в регионе вызвала недоумение у членов комитета по сельскому хозяйству ЗС.

– По большому счёту на поддержку отрасли выделяются копейки… Почему мы не можем внести изменения в существующую областную программу? Вы не понимаете важность этой отрасли? Мы ведь сегодня не можем обеспечить себя рыбой, хотя у Иркутской области есть для этого потенциал и ресурсы, – обратился к заместителю министра депутат Геннадий Нестерович.

Этот вопрос становится тем более актуальным в связи с введением в Иркутской области запрета на вылов омуля, отмечают члены комитета. Кроме того, по мнению парламентариев, Иркутская область могла бы претендовать на федеральную поддержку. В частности, речь идёт о получении госзаказа для местных предприятий на зарыбление водоёмов (выпуск молоди). Более удачно в этом направлении работает соседняя Бурятия. В Приангарье же выпускается 4 млн штук молоди ежегодно, хотя потенциальные возможности Братского и Усть-Илимского водохранилищ – около 100 млн. В минсельхозе на эти замечания ответили, что необходимые действия уже приняты: «Мы направили письмо в федеральные органы с предложением выделить финансирование на зарыбление Братского водохранилища, нам пообещали поддержку».

– Такие письма и обращения пишутся уже не первый раз, а результата пока нет. Мой вам совет – направляйтесь туда лично, самолётом. И добивайтесь поддержки, – рекомендует Нестерович.

Для оказания более эффективной поддержки отрасли по производству товарной рыбы и искусственному зарыблению водоёмов парламентарии предлагают правительству разработать в ближайшие месяцы специальную стратегию. Областные чиновники пообещали уже к июню представить свои предложения по данным рекомендациям.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер