издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Миражи «Байкала-2020»

Проектом «Международный лагерь «Байкал-2020», который реализует правительство Приангарья, занялись правоохранительные органы. Подключиться к этому вопросу им пришлось после того, как завершила проверку Контрольно-счётная палата Иркутской области. Аудиторы обнаружили нарушения в проведении госконкурсов по выбору подрядчиков на «Байкал-2020», выяснили, что около половины участников лагеря – фиктивные, и так и не смогли узнать, куда же потрачены гранты, выданные по итогам «Байкала-2020» победителям. Такой скандал ставит под вопрос весь проект, считают наблюдатели.

Международный молодёжный лагерь «Байкал-2020», уже ставший традиционным для Иркутской области, снова попал под критику аудиторов КСП. На минувшей неделе ревизоры рассказали в деталях о тех новых нарушениях, которые они выявили.

Допущены эти нарушения были в последние два года, когда проект передали в подведомственное министерство по молодёжной политике Иркутской области (создано в регионе по инициативе губернатора Сергея Левченко. – Ред.). В 2016 году на организацию лагеря из бюджета региона выделялось 9 млн рублей, или 56% от всей суммы подпрограммы по воспитанию молодёжи. В 2017 году сумма затрат подросла до 10 млн руб. – 33% от всех затрат, предусмотренных министерством на молодёжную политику.

– Причём в 2017 году финансирование мероприятия увеличилось, несмотря на сокращение календарного срока его проведения с 7 до 6 дней. Это необоснованно даже с учётом увеличения числа участников лагеря на 50 человек, – комментирует аудитор КСП Юлия Махтина.

Зато образовательное наполнение программы лагеря существенно снизилось за эти годы, считают ревизоры. Так, на протяжении уже трёх последних лет в лагере превалирует фактически одна тема – экология, очень узкое направление, из-за чего, по мнению аудиторов, и снижается популярность лагеря среди молодёжи.

В 2017 году, по официальной статистике министерства по молодёжной политике, в «Байкале-2020» участвовало 550 человек. По правилам лагеря, чтобы стать его участником, надо пройти строгий конкурсный отбор: молодые люди в возрасте от 18 до 30 лет должны написать эссе, презентовать свой проект по тематике лагеря и т.д.

Но, изучив документацию и отчёты по итогам проведённого лагеря, аудиторы КСП выяснили, что по факту реальных участников международного лагеря оказалось меньше, чем указано в официальной статистике министерства. С некоторыми из тех, кто был заявлен в качестве участников в 2016-2017 годах, аудиторы во время своих контрольных мероприятий даже пообщались.

– Ребята подтвердили, что были участниками «Байкала-2020», но несколько лет назад – когда мероприятие проходило ещё на площадке в Большом Голоустном. Некоторые «участники», которые проходят в ведомостях министерства, оказались на самом деле артистами, с ними министерство просто заключало контракты на выступления во время открытия «Байкала-2020». Предполагалось, что после этого артисты уедут, а не будут проживать в лагере. Кроме того, среди молодых ребят, приехавших на мероприятие, числились также работники турбаз, где проходил лагерь, – рассказывает Махтина.

Размещение и питание фиктивных участников лагеря обошлось бюджету Иркутской области, по подсчётам КСП, в 5,4 млн руб.

Но министерство нашло аргументы в свою защиту. Правда, разъяснить чиновники смогли ситуацию только по двум «случайным» людям, которые числились как участники лагеря. А в списке псевдоучастников при этом оказалось 200 человек по итогам 2016 года и более 250 – в 2017-м.

– Некоторые ведомости об участии в международном лагере вообще заполнены одной рукой, одним почерком – фамилии, имена… Все эти бумаги переданы в правоохранительные органы, ведётся проверка, часть доказательств КСП уже подтверждена, – рассказывает Юлия Махтина.

Местом проведения лагеря два года подряд были гостиница «Баяр» и база отдыха «Наратэй» на Байкале. Аудиторы КСП проанализировали конкурсную документацию по выбору подрядчиков, которых искало министерство, чтобы разместить на их территории участников «Байкала-2020». Оказалось, что конкурсная документация буквально подогнана под две турбазы, ежегодно выигрывающие контракты.

– Сформированные в конкурсной документации требования исключают конкуренцию, содержат признаки состава коррупционного правонарушения, – резюмируют эксперты.

Так, одно из требований министерства по молодёжной политике – наличие на турбазе спортивной площадки в закрытом помещении. На сайте турбазы «Наратэй» есть соответствующее данному критерию описание: «…Гордость нашей базы – единственный на всём маломорском побережье крытый зал…» Получается, что других таких турбаз на Малом Море просто нет и на победу, естественно, в этом случае может претендовать только один игрок. Встречается в документах и описание парохода, под которое с максимальной точностью попадает судно, принадлежащее турбазе «Баяр» (информация также размещена на официальном сайте. – Ред.). Для лагеря министерство хотело арендовать сцену с определёнными параметрами (ширина, высота – составлены очень точные описания), этому требованию опять-таки соответствует турбаза «Баяр». При этом в конкурсной документации, подготовленной министерством, предусмотрены монтаж и демонтаж оборудования для этой сцены. А на самом деле такие работы вообще не проводились. Просто не было необходимости – сцена стационарно стоит на территории турбазы с 2014 года.

Даже первоначальная максимальная цена контракта сформирована с нарушениями, что создало предпосылки для проведения закупок по завышенной стоимости. Например, в 2016 году был выбран единый оператор проведения лагеря, общая сумма контракта – 8,7 млн руб. Для формирования данной цены министерство предварительно собрало три коммерческих предложения – от ООО «Байкалстройинвет», ООО «Авакон» и ООО «Наратэй». Первая компания занимается в основном ремонтом и поставкой оборудования, вторая – клинингом, строительством, эксплуатацией зданий, вывозом снега. ООО «Наратэй» вообще не имело права заявляться, так как ранее не участвовало в закупках, а на поданном коммерческом предложении по «Байкалу-2020» вообще оказалась печать другой компании – то есть документ оформлен неправильно.

– Каким образом эти компании попали в список при формировании первоначальной цены контракта, непонятно, – делится Махтина.

Примечательно, что привела в пример она только один случай. А в 2017 году министерством было заключено по данному проекту всего 15 контрактов и 4 договора, в которых повсеместно встречаются подобные нарушения.

Претензии возникли и к качеству размещения участников лагеря. Гостиницы, победившие в конкурсе, оказались по итогам проверки рассчитанными на семейный отдых: в номерах двуспальные кровати и диваны, которые, судя по всему, пришлось делить участникам молодёжного лагеря. «Есть на этих базах неплохие номера, но повезло не всем. Вот фотографии: ванночка для мытья ног, алюминиевая раковина, три табуретки…» – демонстрируют материалы проверки аудиторы.

А экскурсию для ребят, приехавших на международное мероприятие на Байкал, проводило, согласно документации министерства, почему-то некое крестьянско-фермерское хозяйство. Формально к его деятельности относится не работа с туристами, а разведение сельскохозяйственных животных.

В 2016-2017 годах осталось большое количество невостребованной атрибутики «Байкала-2020» – рюкзаки, сертификаты участников лагеря и так далее. Таким образом, траты на эту продукцию оказались напрасными. Кроме того, в контрактах министерства были предусмотрены видеосъёмка, подготовка видеоматериалов о мероприятиях лагеря, трейлеры. Но за исключением итогового фильма о «Байкале-2020» аудиторы не увидели ничего из перечисленного.

Победителям лагеря «Байкал-2020» – молодым людям, чьи проекты оказались самыми лучшими, – выделяются гранты. На это в казне Иркутской области было предусмотрено в 2017 году 3,1 млн руб., примерно такая же сумма была заложена годом ранее. Что за проекты в конечном итоге стали лидерами, в министерстве разъяснить не смогли.

– Мы смогли узнать, что, например, 200 тысяч рублей было отдано на проект «Чистые берега Ольхона», автор которого должен организовать передвижную выставку по Иркутской области, при этом ему необходимо собрать собственный фотоматериал. Любопытно, что в проекте этого победителя сметой предусмотрено приобретение гидравлического пресса для твёрдых бытовых отходов за 250 тысяч рублей. Когда мы поискали информацию о победителе в Интернете, оказалось, что он – директор предприятия, основным видом деятельности которого является сбор отходов, – говорит Юлия Махтина.

– Все эти дела носят явно криминальный характер: отчёты, подготовленные задним числом, дети, которым за 30 лет, и так далее. Так много нарушений для одного маленького министерства, – удивляется Геннадий Нестерович, глава комиссии по контрольной деятельности Заксобрания.

– Ребят из отдалённых территорий возили раньше десятками на это мероприятие. Была совсем другая идея – палаточный лагерь, а тут уже – двухместные номера с двуспальными кроватями. Что будет в 2018 году? Уже говорят, что лагерь будет платным. Кто туда поедет? – возмущаются депутаты, участвовавшие в дискуссии, которая состоялась по итогам отчёта КСП.

– Почему же вы ушли из Большого Голоустного, отказались от идеи палаточного лагеря? – поинтересовался депутат Кузьма Алдаров.

Критикам отвечал лично глава министерства по молодёжной политике региона Александр Попов. Решение перенести лагерь из палаточного городка в более комфортные условия – в двухместные номера турбаз – он объяснил тем, что по итогам последних мероприятий на Байкале участники лагеря высказывали недовольство «походным» форматом.

– И сегодня я вижу только одну площадку для «Байкала-2020» – на двух турбазах на Малом Море (где лагерь размещали ранее. – Ред.), – настаивает министр.

Таким образом, и в 2018 году областное ведомство планирует разместить участников лагеря в тех же гостиничных номерах, что и прежде. Правда, министр пообещал депутатам, что «все замечания, которые были высказаны» КСП, всё-таки будут учтены.

– Ещё осенью мы собирали оргкомитет, обсуждали этот вопрос, – заверил чиновник.

Но, как стало известно от самих аудиторов Контрольно-счётной палаты, на самом деле министерство по молодёжной политике подало своё заявление в суд, чтобы оспорить заключение КСП.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер