издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Илья Васильев: «Мы дарили людям настоящий праздник»

Ветеран Великой Отечественной войны, труженик тыла, ветеран труда и энергетики Илья Григорьевич Васильев в этом году празднует 90-летний юбилей. Чуть меньше полувека он посвятил энергетике. Илья Григорьевич выполнял важнейшую задачу того времени – по электрификации сельского хозяйства. Вся история «Сельэнерго» в Восточной Сибири тесно связана с судьбой нашего героя, который сейчас живёт в Иркутске.

 

Илья Григорьевич Васильев родился в августе 1928 года в крестьянской семье в селе Хадакта Улетовского района Читинской области. Когда началась война, ему было 13 лет.

– Мы жили в Читинской области, которая входила тогда в Восточно-Сибирский край, моя семья выписывала газету «Восточно-Сибирская правда», именно с её страничек я узнал, что у нас с Германией подписан пакт о ненападении. Когда прошёл первый слух о нападении фашистов, никто не поверил. Вскоре вся страна услышала по радио речь министра иностранных дел Молотова, который сообщил о нападении фашистов, – вспоминает ветеран. – Я как сейчас помню: это был солнечный день, всё так резко случилось, что чётко врезалось в память. Через несколько дней по тому же радио выступил Сталин с обращением к народу: «Граждане Советского Союза, мужчины и женщины, братья и сёстры, к вам обращаюсь, враг силён, коварен, несчастливые беды принесёт нам эта война». Его речь заканчивалась словами: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!» Сразу была объявлена всеобщая мобилизация. Через нашу деревню проходил тракт, по нему проезжали грузовики, на которых увозили всех мужчин из округи в Читу. Конечно, мало кто мог подумать, что многие из них не вернутся.

С того момента вся жизнь круто изменилась. Старшего брата – Александра, который тогда учился в школе военных техников, сразу забрали на фронт. Всего в семье Васильевых было шестеро детей, Илья был вторым после Александра, остальные братья родились после войны.

– Из нас шестерых Александр был лучшим – отличник учёбы, физкультурник, – рассказывает Илья Григорьевич. – На войне он был командиром миномётного подразделения.

В 1943 году в Чериковском районе Могилёвской области Белоруссии Александр Васильев был убит, его похоронили в братской могиле, когда ему едва исполнилось 19 лет. Илья Васильев очень хорошо, до мельчайших подробностей, запомнил слова из похоронки. Такие письма приходили почти в каждый дом. Это были маленькие треугольники, их все проверяла военная цензура. Некоторые слова и строчки были вычеркнуты. Газеты тоже стали маленькими, с мелким шрифтом – бумаги не хватало.

Тринадцатилетний Илья вместе с другими подростками и женщинами остался в своём колхозе выращивать зерно. Листовки с лозунгом «Всё для фронта, всё для победы» расклеивали везде, где только встречались люди. Весь хлеб, который выращивали селяне, всё до последнего зёрнышка отдавали государству. Оставляли только на семена, за которыми строго следили, чтобы никто не подумал украсть.

– Было очень тяжело, особенно во время уборочной кампании, – говорит Илья Васильев. – Нас будили ещё до рассвета и увозили в поля. Мы собирали снопы, которые накануне днём связали женщины. Собирали и составляли по 10 суслонов, чтобы они подсохли, а на следующий день перевозили это сено на арбах. Туда подвозили молотилку. Мы подавали снопы. Я был более сильным и крепким и подавал на стог, а сверху стоял ещё человек, который разрезал вязку и бросал в жерло молотилки. Мы так сильно уставали, что, когда заканчивали работу, падали навзничь, сон был сильнее голода, а дядя Федя перетаскивал нас спящих на телегу и сонных увозил на бригадный стан, который располагался в двух километрах от поля.

Всех лошадей забрали на фронт, и пахать землю приходилось на быках. Вместо двух лошадей запрягали четырёх быков, в самую жару они разбегались из-за укусов паутов, вспоминает ветеран. «Ещё помню случай: надо было косить хлеб, если один человек один скосит гектар, ему давали премию – килограмм муки. Я косил очень долго и думал, что больше скосил, но, когда замерили, оказалось, что 8 соток не хватило до гектара. Хотя килограмм муки всё-таки дали, наверное, пожалели».

А выжить в ту голодную пору помог картофель, ведь недаром говорят, что это второй хлеб. Тогда Сталин разрешал держать огороды площадью один гектар, где люди умудрялись выращивать не только картошку, благодаря которой выжили наш герой и миллионы других жителей Советского Союза, но и траву на корм животным.

Немцы наступали очень быстро, они стояли уже под Москвой. Агитаторы успокаивали население, что ничего страшного, что оставят Москву, пространства ещё много. «Правительство перебазируется, и мы всё равно победим. Ни у кого из нас не было сомнений в нашей победе. Позднее мы узнали, что Москву всё-таки отстояли», – говорит Васильев.

Когда Илье исполнилось 17 лет, по линии районного военкомата его вместе с другими сверстниками собрали на 45-дневный военный сбор. Новобранцев учили, как вести себя в наступательном бою. В это время уже появились автоматы с дисковым магазином, пистолеты и пулемёты Шапошникова.

– Учили нас бежать вперёд короткими перебежками, падать и с этого места сразу перекатываться, потому что немец знал, где ты упал, и туда целился. Как только ты поднимешься, он сразу тебя пристрелит, – рассказывает Илья Григорьевич. – Здесь неожиданно надо повернуть и выстрелить вперёд немца. Нам стали выдавать пистолеты, учили стрелять. Правда, патронов выдавали мало, очередями не разрешалось стрелять. Нас учили воевать, но война, слава Богу, окончилась, на фронте нам не пришлось побывать. Это был величайший праздник – со слезами на глазах.

Военные годы были сложными, но и послевоенные оказались не легче. В 1946 году наступил настоящий голод. Потому что всё было разрушено, уничтожено сельское хозяйство.

Первый блин комом

Перед войной в стране был взят курс на массовое строительство гидроэлектростанций малой мощности, которые должны были стать основой сельской электрификации. Война нарушила все планы. В тяжёлое послевоенное время страна только залечила раны и начала развивать сельские территории. Необходимость создания эксплуатационного предприятия была вызвана острой потребностью в электрификации сельского хозяйства. Колхоз села Хадакта начал строительство гидростанции на реке Ингаде, от которой отвели приток.

– Медный провод мы добывали у японцев, поставили генераторы и запустили гидростанцию, но она не заработала, потому что было мало напора воды и недостаточное давление. Тогда я понял, что запуск не состоялся из-за нашей безграмотности, – говорит наш собеседник. – Как же так, столько строили станцию, столько ждали, столько сил и времени потратил колхоз, и всё впустую. В областном сельхозуправлении в Чите мне сказали: «Что поделаешь, первый блин комом».

Тогда молодой Илья принял решение учиться. В начале сентября приехал в техникум механизации, электрификации и сельского хозяйства в Чите. Приёмная комиссия уже завершила работу, но, несмотря на то что опоздал, а набор студентов уже закончился, он прошёл собеседование и благодаря хорошему знанию математики и физики поступил на отделение электрификации сельского хозяйства.

«500 весёлый»

Четырёхгодичное обучение в техникуме сократили до трёх лет, и Илья Григорьевич учился по ускоренной программе. С отличием сдал все госэкзамены, и они с другом Фёдором Лесиком поехали поступать в институт в Челябинск на грузовом поезде, который называли «500 весёлый»: с нарами вместо коек и без билетов. В Челябинском энергетическом институте тоже уже прошли вступительные экзамены и начались занятия. Но молодых людей всё же приняли.

Стипендия была маленькая, денег хватало только на кильку и хлеб. Вскоре студенты стали подрабатывать в свободное от учёбы время. Работали везде, где придётся: сначала устроились на трамвайные пути – возили землю, потом на шинковальную фабрику овощебазы.

Как-то студентам пришлось разгружать лес. За простой вагонов с лесом платили большие штрафы, парни быстро поднимали груз, скатывали. Работа была очень тяжёлая, за неё заплатили по 500 рублей каждому. Это были огромные по тем временам деньги. «Как раз к весне у меня появились деньги, и я съездил домой. В одну из таких поездок на каникулы в окно поезда я увидел Байкал. Мне очень полюбился этот край. Когда я закончил институт, попросил направить меня в Иркутскую область», – вспоминает ветеран.

Но свою трудовую карьеру в энергетике Васильев начал ещё в студенчестве: диплом об окончании техникума позволил ему устроиться электриком на кафедру ремонта машин. После лекций бегом бежал на работу.

Учился хорошо, получал повышенную стипендию. В 1955 году окончил институт. «Меня хотели направить на проектную работу в Новосибирск, однако я решил, что сначала надо практиковаться. Написал в Москву заявление с просьбой направить в Иркутскую область», – вспоминает Илья Григорьевич.

К тому времени Илья Васильев создал семью. Его единственной избранницей, которую он любил всю свою жизнь, стала девушка с необычным именем – Генриетта. Они вместе учились, а после вместе поехали покорять Приангарье.

Канула в Лету

Первое электросетевое предприятие в регионе – областная эксплуатационная контора «Сельэнерго» – было создано ещё в ноябре 1952 года. Тогда электрификация сельских районов Иркутской области началась со строительства маломощных дизельных и гидроэлектростанций на небольших речках. В состав «Сельэнерго» входило два отделения – Черемховское и Олонское общей мощностью 660 кВт – и три ГЭС: Осинская, Голуметская (построена в 1948 году) и Тагнинская (1953).

Директором областного энергетического предприятия и управления сельского хозяйства был Григорий Меерович. Он направил семью Васильевых на Полежаевскую ГЭС, которая была расположена на реке Ирети в Голуметском районе, что в 70 километрах от Черемхова.

Сейчас легендарная Полежаевская ГЭС уже канула в Лету. А тогда, летом 1952 года, потрясающая новость собрала всех полежаевских мальчишек на берегу речки, где началось строительство настоящей гидроэлектростанции. У неё было всего две маломощных турбины.

Сначала построили на берегу реки здание ГЭС, машинный зал. Установили электрооборудование фирмы «Сименс-Шуккерт» (Германия), а гидравлическое – концерна «Фойт» (Австрия). «Потому что станция досталась нам в порядке репарации, – поясняет наш собеседник. – Установили две турбины немецкого производства мощностью 400 кВт каждая. Все инструкции по установке и эксплуатации были на немецком языке. Мы устанавливали заграничную машину сами по подстрочному переводу. Автор в тонкостях технического перевода не разбирался, поэтому его текст изобиловал выражениями, вызывавшими бурное веселье».

Одновременно со строительством здания ГЭС рыли канал, параллельный течению реки. Когда здание было построено, а оборудование установлено, речку перекрыли, и Иреть потекла по рукотворному руслу через лопасти турбин ГЭС. Но горная Иреть была маловодной. Целый день река собирала силы. Копилась вода в водохранилище, чтобы вечером могли закрутиться турбины. Воды хватало всего на несколько часов работы. Затем машины останавливались, и окрестные сёла вновь погружались во мрак.

– Это была очень интересная станция мощностью 968 ампер. Она обеспечивала электричеством три района – Голуметский, Заларинский и Аларский – по линии 35 киловольт, – говорит ветеран.

Полежаевская ГЭС работала до тех пор, пока не вступила в строй Иркутская гидроэлектростанция и появились магистральные ЛЭП 110, 220 кВ. Необходимость в эксплуатации маленькой ГЭС на реке Ирети отпала, когда в Полежаево пришла ВЛ 35 кВ Черемхово – Булай – Аляты – Полежаево с подстанциями. ГЭС поставили на консервацию. Несколько лет технически исправная ГЭС простояла без работы. А в конце 1960-х годов её списали с баланса Иркутских электрических сетей. С тех пор весь комплекс сооружений станции стал бесхозяйным объектом. В 1957 году в связи с заполнением Иркутского водохранилища Полежаевская и Тагнинская ГЭС ушли под воду.

Профессия по наследству

Генриетта Павловна, жена нашего героя, тоже электрик по образованию, работала дежурной на Полежаевской станции. А глава семьи сначала был назначен техноруком, а позднее и директором станции. Семья на новом месте обзавелась большим хозяйством – корова, гуси. К тому времени родились сын Александр и дочь Надежда.

Дети Васильевых пошли по стопам родителей. Сын работал ведущим инженером в энергокомпании. Дочь окончила сначала физмат педуниверситета, после выучилась на энергетика в политехе.

«Когда работа Полежаевской станции была отлажена, нам стало скучно, мы поехали в Усолье-Сибирское, там строилась ТЭЦ-11», – рассказывает Илья Григорьевич. Наш герой устроился сначала инженером по оборудованию отдела капитального строительства ТЭЦ-11, потом был назначен старшим инженером, а позднее работал заместителем директора. «Эта станция также строилась с нашим участием, запускали первую машину», – говорит наш собеседник.

16 марта 1961 года Илья Васильев был назначен управляющим Иркутского областного управления «Сельэнерго», которое подчинялось тогда Министерству сельского хозяйства СССР. С 1 апреля 1964 года управление было преобразовано в Иркутскую энергосистему. Илья Григорьевич стал директором Иркутских электрических сетей и работал до конца 1977 года. «Мне пришлось снять всех директоров сетей в районах, – говорит он. – Они все написали на меня жалобы в Москву. Проверить правильность моих решений приехали заместитель управляющего «Красэнерго» и комиссия из Москвы. Когда проверили, решили, что все решения были верны».

Трудностей было очень много. Задача, стоявшая перед Васильевым, – электрификация железной дороги и сельского хозяйства Иркутской области. «Я знал своё дело хорошо, прошёл хорошую учёбу и получил отличную практику на Полежаевской ГЭС, – вспоминает Илья Григорьевич. – Мы построили сами линии электропередачи – возили столбы, сами сделали разбивку и проект, надо было электрифицировать Голуметский район. Когда в сёлах появлялся свет, там был праздник, день и ночь вся деревня гуляла. Улицы сразу освещались». Илья Васильев считает, что жизнь у него была хоть и трудная, но в то же время очень интересная, ведь он делал самую нужную работу.

Чтобы поддерживать квалификацию, он каждые три года обучался в Институте повышения квалификации при Минэнерго в Москве. Это позволяло ему открывать не только профессиональные новые горизонты. Во время одной из таких поездок ему посчастливилось увидеть, как танцевала Уланова в Большом театре. Билет в Большой ему достался «с рук»: «Это было величайшее моё открытие. Она танцевала чудесно, настолько музыкальная и удивительная».

Все колхозы, совхозы и райцентры области электрифицировали, и эта важная и сложная работа пришлась на годы руководства Ильи Васильева. Последние годы своей трудовой деятельности он был старшим инженером исполнительной дирекции ПАО «Иркутскэнерго». О своей супруге Генриетте Павловне наш герой отзывается с трепетной теплотой.

– Моя жена была очень интересным человеком, труженицей, умницей, она прошла хорошую школу на Челябинской ГЭС, – подчёркивает Илья Григорьевич. – Когда перевелись в Иркутск, она работала в отделе капитального строительства заместителем начальника. Она знала станцию очень хорошо, прошла длинный карьерный путь от дежурного монтёра до начальника смены. В Иркутской энергосистеме многие начальники станций обращались к ней за советами.

Илья Григорьевич вышел на пенсию в 60 лет, занялся садоводством. Ещё в начале 1970-х годов он стоял у истоков садоводческого движения в Иркутске. Тогда в городе работала лишь небольшая секция садоводов-опытников. Чуть позже из неё вырос клуб (сейчас он носит имя А.К. Томсона), а в 1993 году Илья Григорьевич создал свой клуб «Садовод и огородник», который много лет возглавлял.

После выхода на пенсию неутомимый председатель этого клуба занимается общественной деятельностью, даже получал благодарности от Министерства сельского хозяйства. Впрочем, наград было в жизни Васильева очень много. Ветеран Великой Отечественной войны, труженик тыла. Ещё в 1957 году он получил знак отличника электрификации. В 1985 году был удостоен звания ветерана труда за доблестный труд во время Великой Отечественной войны. Есть у него юбилейные медали «Победа в Великой Отечественной войне», также был награждён почётными грамотами губернатора, министра сельского хозяйства и многими другими наградами.

«Я прожил очень интересную жизнь, в этом смысле я счастливый человек, я выполнял интереснейшую работу. Потому что мы людям давали свет. Это было счастливое время для меня», – говорит собеседник издания.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер