издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«К воде нужно относиться уважительно»

Инженер Павел Иванов с Усть-Илимской ГЭС о том, что роднит парусный спорт с гидроэнергетикой

Джошуа Слокам, в одиночку совершивший кругосветное плавание под парусом в конце XIX века, признавался, что море покоряет сразу. Под этим, наверное, подпишется каждый яхтсмен. Та же цитата пришла на ум во время разговора с инженером по надзору за строительством Усть-Илимской ГЭС Павлом Ивановым, который увлекается парусным спортом не один десяток лет. Но ещё раньше возникло осознание, что подобное хобби и работа гидроэнергетика очень схожи.

Если присматриваться к фотографиям на стендах, которые встречают гостей Усть-Илимской ГЭС на втором этаже её административного здания, никак не пройдёшь мимо эффектного снимка яхты. В глаза сразу бросаются надпись «IRKUTSKENERGO» и логотип компании на одном из парусов (специалисты поправят: на гроте). При желании можно прочитать и название судна: «Ангара». Знатоки парусного спорта отметят, что перед нами типичный четвертьтонник – крейсерская яхта длиной 8,5 м и шириной 2,5 м, водоизмещение которой достигает 2,3 тонны. И добавят, что название класса к мерам веса имеет очень опосредованное отношение.

Матчасть решает

Капитан парусника – инженер по надзору за строительством Павел Иванов, рассказывая о своём увлечении, техническими терминами не бравирует. «Я служил на Тихоокеанском флоте, потом пришёл работать на Усть-Илимскую ГЭС в подрядную организацию, – говорит он. – Специфика работы на станции и моего увлечения – технического вида спорта – схожа. Везде нужно изначально хорошо подготовить материальную часть. Потому что, как правило, и на работе, и в море подводят мелочи, которые могут перерасти в аварийную ситуацию: незатянутый узелок или порванная ниточка, недокрученная гаечка. Так и идёшь параллельными курсами».

Корни его увлечения, впрочем, следует искать вовсе не в службе на флоте. Она стала скорее следствием: ещё летом 1981 года Павел Евгеньевич, будучи первоклассником, начал ходить под парусом в пионерском лагере при местном водно-моторном клубе – детище специального управления «Братскгэсстроя», работавшем под патронажем Усть-Илимской ГЭС. Первой, как и положено, стала яхта класса «Оптимист» – созданный специально для обучения детей 7–14 лет одноместный стеклопластиковый швертбот без киля, но с выдвижным швертом. Следующая ступень – двухместный «Кадет».

Ему на смену вновь пришла «одиночка» – «Луч», конструкцию которого советские кораблестроители, чтобы не платить за лицензию, скопировали с иностранных яхт олимпийского класса «Лазер».

– Учился так же, как учатся во всех подобных спортивных школах, – вспоминает собеседник «Сибирского энергетика». – Теоретическая подготовка, инструктажи. Старшие наставники обычно показывают, как вооружить яхту, настроить такелаж, опустить её на воду. Если выходят два-три судна с детьми, за ними обязательно следуют три катера сопровождения. Условия ведь разные бывали: случалось, налетит ветер, перевернёт лодку – и ты, хоть и в спасательном жилете, сидишь по пояс в воде. Испугаться не успеешь – тебя уже подобрали, ты бежишь в клуб переодеваться – и снова в сухой одежде на воду. Так что ты вроде и самостоятельно выходишь в море, но всё время находишься под надзором, без внимания никогда не остаёшься.

На одном из снимков Усть-Илимского водохранилища, который фотокорреспондент ТАСС Эдгар Брюханенко сделал в 1980 году, можно насчитать четыре десятка маленьких парусников. Все эти «Оптимисты», «Кадеты» и «Лучи» – малая часть флота, которым располагал водно-моторный клуб. «Было, наверное, полторы сотни лодок, – говорит Иванов. – Секция была очень серьёзная, наши ребята занимали призовые места на всесоюзных соревнованиях. Мы постоянно бывали на Байкале, гоняли флот в Братск, а братчане к нам приезжали со своим флотом». Немало было и тренеров, сейчас они на пенсии, но продолжают заниматься любимым делом, тренируют молодёжь в Новосибирске.

– Если выделять кого-то одного, значимого лично для меня, то хотелось бы вспомнить Александра Павловича Орлова, – отмечает Павел Евгеньевич. – Он работал на Усть-Илимской ГЭС руководителем группы автоматики и в своё время, как энтузиаст парусного спорта, на пару со своим другом построил самодельный катамаран. Они потом вдвоём обошли по периметру весь Байкал. Это были первые устьилимцы, которые это сделали.

Истоки увлечения, которое сохраняется всю жизнь, следует искать и в той романтической атмосфере, которая когда-то царила в городском яхт-клубе. Центром огромного здания с мастерскими и сауной была кают-компания, украшенная картинами Валерия и Маргариты Лаур. Супруги-живописцы, в самом начале восьмидесятых нарисовавшие герб Усть-Илимска, оформили её полотнами на морскую тематику. Не обошлось и без портрета Юрия Сенкевича – не только ведущего «Клуба путешественников», но и соратника Тура Хейердала по плаваниям на «Ра» и «Ра-2».

Возрождение «Ангары»

Сегодня, конечно, всего этого нет. В городе остался десяток яхт. Шесть из них когда-то числились на балансе муниципалитета, но местная администрация в какой-то момент выставила их на продажу. Покупателями, как и следовало ожидать, стали те же самые энтузиасты, которые когда-то учились в водно-моторном клубе.

Наш герой пошёл по иному пути, отреставрировав «Кадет» и «Луч» для двух своих сыновей. «Всю зиму в гараже прокрутился, восстановил, – усмехается он. – Кто-то материалом помог, но по большей части работал сам. Теперь что старший, что младший ходят под парусом то вдвоём, то по одному. Представляете, как значимо для каждого из них выложить в соцсети фотографию, которая доказывает, что ты – едва ли не единственный яхтсмен в городе? Я же считаю, пусть оба растут мужчинами, и стараюсь дать им базу, на которой они будут развиваться».

Стать в таком деле образцом для подражания не так сложно, однако процесс этот трудоёмкий. Помимо двух швертботов Павел Евгеньевич восстановил и яхту-четвертьтонник. Будущая «Ангара», когда-то брошенная, не одну зиму провела во льдах водохранилища, получила несколько пробоин.

Стеклопластиковую яхту вытащили на берег, очистили, залатали. Из трёх старых мачт собрали одну. Внутри оборудовали уютную жилую каюту. Купили паруса, установили остальной такелаж, который каким-то образом сохранился. На то, чтобы отреставрировать и вновь спустить яхту на воду, ушло примерно два с половиной месяца. Чтобы справиться за это время, команда из восьми-девяти человек собиралась каждый день после работы. «Подтянули старых товарищей, они помогли советами, – добавляет инженер. – Кто-то выручил и материалами – стеклоткань, эпоксидные смолы и всё прочее довольно дороги. По ходу дела вспомнили и старые навыки».

Теперь «Ангару» можно часто увидеть по выходным на Усть-Илимском водохранилище. Конечно, в то время, когда позволяет погода. Сезон для парусников на северо-западе Иркутской области не слишком продолжительный: лёд окончательно уходит в середине июня, первый снег выпадает в середине октября. Выходу на воду предшествует пара месяцев подготовки – с корпуса нужно снять краску, осмотреть его на предмет течей, заделать их в случае необходимости, заново покрасить. Работу нужно выполнить с тем расчётом, чтобы выйти в плавание на «длинных» июньских выходных, в идеале – 10 числа.

«Меняю кабинет на верхний бьеф»

Маршрут уже привычный – до островов, расположенных примерно в 20 км выше по течению. К изменившемуся в последние годы пейзажу привыкнуть сложнее: маловодье, с 2014 года доставляющее энергетикам одни хлопоты, обнажило песчаные пляжи на берегах водохранилища.

– Время от времени выезжаем на Байкал, – добавляет Иванов. – Но по большей части ходим по Усть-Илимскому водохранилищу. Летом, можно сказать, не ухожу с работы, разве что меняю кабинет на верхний бьеф. В четверг начинаю готовиться и завозить продукты, в пятницу зову друзей и поднимаю парус. В воскресенье возвращаюсь домой усталый, но довольный. Меня, скажем, не тянет на дачу. По хозяйству, конечно, я помогаю, но стараюсь всё быстро сделать – и в клуб, поднимать паруса. Всё-таки это образ жизни, такая же необходимость, как еда и вода.

А ещё парусный спорт – это очень хорошая школа стрессоустойчивости. Привычка всегда полагаться на собственные силы и знания, все действия трезво рассчитывать в голове и точно производить руками вырабатывает умение не растеряться в любой ситуации, какой бы сложной она ни была. В общем, вырабатывает те самые качества, которые нужны и в гидроэнергетике. И позволяет устами нашего собеседника сформулировать главное правило для тех, кто имеет дело с непростой и переменчивой стихией: «К воде нужно всегда относиться уважительно».

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер