издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Возраст, опыт, конъюнктура

Слагаемые успешной работы «Востсибугля» – на примере 2018 года и других времён

«Востсибуголь» за четыре месяца увеличил объём добычи на 8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Отгрузка угля потребителям выросла на 10%. Этому не помешали ни сильные морозы, которые в Иркутской области не наблюдались с 2001 года, ни возникшие у железнодорожников трудности. Противостоять рискам компании позволяет бесценный опыт работы в разных условиях, накопленный за 73 года существования.

Уголь в ближайшие несколько десятков лет сохранит второе место после нефти в структуре мирового потребления первичной энергии. А выработка тепла и электричества за счёт его сжигания сохранит лидирующие позиции в энергетике всей Земли. Таков, по крайней мере, наиболее актуальный прогноз развития энергетики мира и России, который Институт энергетических исследований РАН и аналитический центр при правительстве РФ составили в 2016 году. Согласно ему, в целом доля угля в мировом потреблении первичной энергии уменьшится с 28% в 2015 году до 25% в 2040 году на фоне развития «зелёных» технологий. Авторы исследования указывают, что это наиболее вероятный сценарий. Согласно ему, угольная генерация к 2040 году будет по-прежнему играть главную роль – 31-32% суммарной выработки «даже с учётом успешной реализации Парижского соглашения и растущей озабоченности потребителей и правительств экологическими проблемами». С тем, что она сохранит свою значимость, согласны и в Международном энергетическом агентстве.

«Для угольного бизнеса это плюс»

Энергетика России по разным причинам – от климатических до экономических – развивается по более консервативному пути. Поэтому в нашей стране потребность тепловых электростанций в органическом топливе растёт и, как ожидают авторы схемы и программы развития Единой энергетической системы страны, будет расти. Потребность ТЭЦ объединённой энергосистемы Сибири, по их расчётам, может увеличиться с 46,5 млн тонн условного топлива в 2018 году до 48,4 млн тонн в 2024 году.

Последние четыре года она также растёт, но по иной причине – из-за маловодья, в особенности на Байкале и Ангаре, приходится замещать «выпадающую» выработку ГЭС. В силу этого, к примеру, производство электроэнергии на тепловых электростанциях Сибири в 2017 году выросло на 1,6% по сравнению с 2016 годом. В позапрошлом году, однако, наблюдался спад, но предыдущие два года прошли под знаком роста. Аналогичная тенденция наблюдается и в Иркутской области. В 2017 году выработка ТЭЦ по сравнению с предыдущим годом увеличилась на 6,4%, в 2016-м – уменьшилась на 5,2%, но в 2015 году был зафиксирован рост на 5,5%.

– Для нас такое изменение энергобаланса всегда положительно, – отмечает генеральный директор ООО «Компания «Востсибуголь» Евгений Мастернак. – Но его крайне сложно спрогнозировать. Мы – бизнес, который не может выдать дополнительные объёмы через день, два, три или неделю. Нам требуется несколько месяцев на подготовку, которых, как правило, нет, так что подобные изменения резко создают сложности. Но сейчас они работают для угольного бизнеса «в плюс».

Для «Востсибугля», который поставляет три четверти продукции на тепловые станции ПАО «Иркутскэнерго», таким плюсом стали суровая зима и достаточно холодная весна 2018 года. Из-за них выработка ТЭЦ в регионе за четыре месяца выросла на 35% по сравнению с январём – апрелем 2017 года, пропорционально увеличилась их потребность в топливе. Но погодные условия на деле создали угольщикам немало проблем.

– Мы начали год в непростых климатических условиях, которых не наблюдалось как минимум последние пять-шесть лет, – рассказывает Мастернак. – В декабре была повышенная снеговая нагрузка – замело дороги и там, где технология предполагала перевозку вскрыши или угля автотранспортом. И мы, и наши подрядчики сталкивались с проблемами.

Чередование снежных дней с тёплыми во второй половине января сменилось сильными морозами – первый месяц 2018 года в Иркутской области, по данным синоптиков, стал самым холодным за последние 17 лет.

– Мы были вынуждены остановить вскрышу и добычу даже на тех разрезах, которые за последние годы ни разу не простаивали, – продолжает генеральный директор «Востсибугля». – Обычно это происходило в самом северном – Жеронском – филиале: зимой 2012-2013 годов он, к примеру, простоял суммарно 27 дней, но здесь не работали все. Какие-то разрезы, например в Тулуне и Черемхове, простояли неделю, какие-то – две. Был период с середины января до начала февраля, когда мы работали абсолютно неритмично, вынуждены были дожидаться, когда температура поднимется выше минус сорока.

Эксплуатация шагающих экскаваторов запрещена при температуре ниже минус 400 С, а передвигаться – «шагать» – они не могут при холодах сильнее минус 350 С, однако и в меньшие морозы работа техники сопряжена с повышенным риском отказа – металл не выдерживает нагрузки. При этом количество заявок от энергетиков не снижается, а увеличивается, так что при большей аварийности существенно выросла производительность труда. Весной хлопот добавило маловодье – «недостачу» электроэнергии ГЭС также компенсировали тепловые электростанции. К тому же имеются «узкие места» и на железной дороге – объективный дефицит вагонов, который наблюдается по всей стране, и ремонтные работы, начавшиеся в марте.

– Поэтому мы впервые за много лет вынуждены были проводить заседания штабов по топливообеспечению вплоть до конца апреля, – поясняет Мастернак. – Начали с 1 января, так что каникул у нас не было. Все, кто был в отпусках, участвовали в заседаниях каждый день, без пропусков.

За четыре месяца объём добычи угля вырос на 8% по сравнению с январём–апрелем 2017 года. Отгрузка в силу повышенного спроса со стороны энергетиков увеличилась на 10%. Из-за этого незначительно сократились складские запасы, так что летом угольщики будут, помимо прочего, работать над их восполнением. Производственные мощности это позволяют – весной, к примеру, были также реализованы проекты по увеличению объёмов добычи на Головинском месторождении, Сафроновском поле и Таготе. Продолжаются работы и по освоению Ныгдинской площади. План добычи на 2018 год составляет 16,2 млн тонн – на 11,7% больше показателя 2017 года.

«Отработали добросовестно»

– Риски, конечно, есть всегда, – подчёркивает заместитель генерального директора «Востсибугля» по развитию и взаимодействию с государственными органами Владимир Смагин. – Основной из них заключается в том, что более десяти лет объём добычи в России прирастает в основном за счёт увеличения экспорта. Внутреннее потребление угля снижается.

По статистике Министерства энергетики РФ, при том, что объём добычи в стране за январь–апрель 2018 года составил почти 140,65 млн тонн, потребителям было поставлено около 124,77 млн тонн, из которых 59,94 млн тонн – за рубеж. Экспорт по сравнению с четырьмя первыми месяцами прошлого года вырос на 3%. Прибавка 2017 года по отношению к 2016-му составила 12,1%, 2016-го в сравнении с 2015-м – 8,7%. Доля экспорта в общем объёме поставок в 2015, 2016 и 2017 годах составила 46,16%, 49,63% и 51,8% соответственно. Разница с показателем 2013 года – 44,08% – ещё более существенная.

Авторы проекта Энергетической стратегии России до 2035 года отмечают, что «ключевым внешним вызовом для российской угольной промышленности является усиление конкуренции в международной торговле из-за вероятного замедления роста мирового спроса на уголь и увеличения затрат на его добычу и транспорт по России». Однако добавляют, что существует возможность сохранения и укрепления российских позиций на внешних рынках и даже увеличения экспортных поставок в полтора раза при переводе до 60% их объёма в страны Азии.

Экспорт из России растёт, но его возможные колебания в будущем учитываются в стратегии предприятия на перспективу. Тем не менее в качестве риска его нельзя сопоставить с теми проблемами, с которыми «Востсибуголь» сталкивался в течение нескольких последних десятилетий.

– Сравнение с восьмидесятыми некорректно, – говорит Смагин. – Тогда угольная промышленность набирала темпы, мы были вторым государством в мире по объёмам производства: США добывали миллиард коротких тонн (около 907,2 млн метрических тонн. – «СЭ»), мы на пике выдавали 780 миллионов тонн. В девяностых годах мы столкнулись с обвальным падением экономики, кризисом неплатежей. Роль государства в отрасли была ослаблена, так что мы работали по какой-то дикой модели бизнеса со взаимозачётами и тому подобным. Тем не менее угольщики в этот период отработали добросовестно, по нашей вине никто не замёрз.

Двухтысячные, или «нулевые», стали временем восстановления. Реструктуризация отрасли, которую в годы экономических преобразований в народе воспринимали негативно, дала свои плоды: закрытие опасных шахт и нерентабельных производств привело в конечном итоге к существенному росту производительности труда и значительному увеличению объёмов добычи. Статистика последних 15 лет, если не считать спад 2009 года, наглядно это подтверждает. Рекорд в 425 млн тонн, установленный в РСФСР в 1988 году, угольщики современной России пока не перекрыли, но уже близки к этому – объём добычи в 2017 году превысил 407,85 млн тонн. Вклад «Востсибугля» в этот показатель – около 14,5 млн тонн.

Что позволяет компании, работа которой в условиях последних трёх десятилетий напоминает бег с препятствиями, добиваться высоких результатов и развиваться? «Опыт, – отвечает Мастернак. – Нам 73 года, и это влияет на качество наших кадров, на готовность отвечать на возникающие вызовы. Мы накопили и позитивный, и негативный опыт. Речь не только о девяностых – в 2013 году заявка «Иркутскэнерго» по объективным причинам снизилась на 4 миллиона тонн в год, но мы за несколько лет смогли перестроиться, увеличить долю экспорта».

На компанию работают также география и геология. Её филиалы, расположенные не только в Иркутской области, но и в Красноярском крае и Республике Хакасия, работают в разных условиях. Но высокие стандарты работы для всех едины, так что каждый в равной мере вносит весомый вклад в общий результат компании и её устойчивость ко внешним вызовам.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер