издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Александр Шульгин: «Для майнеров настанет новая «золотая лихорадка»

Гаджеты, предугадывающие следующее действие своего хозяина, голограммы вместо изображений и роботы, выписывающие лекарства. Таким видит будущее известный композитор, уроженец Иркутска, визионер и инвестор Александр Шульгин. В течение последних лет по приглашениям крупных мировых компаний он делится своими опытом и знаниями, читая  лекции о будущем, глобальной экономике, блокчейну и медиа. 6 августа его открытая лекция под названием «What do we mine next?» – «Что мы будем майнить дальше?» – прошла в Иркутске. О самых интересных моментах лекции читайте в нашем материале.

Время «быстрых» миллионеров

– Мы живём в удивительное время, – уверен Александр Шульгин. – Никогда ещё люди не могли в течение столь ограниченного времени стать мультимиллионерами, как в последние годы. За несколько месяцев 2017 года количество людей, вовлечённых в майнинг криптовалют, достигло сотен тысяч. На розничном и оптовом рынках закончились видеокарты, с помощью которых можно в домашних условиях заниматься майнингом (создавать новые структуры для обеспечения работы криптовалютных платформ. – Прим. «ВСП».) Акции производителей видеокарт мгновенно выросли в цене на 60–70%. А майнеры и участники новой формирующейся экосистемы как по мановению волшебной палочки стали мультимиллионерами.

Те, кто действовал на этом рынке дерзко, смогли привлечь в считанные часы сотни миллионов долларов, с каждым часом богаче становились и те, кто был более консервативным и просто копил криптовалюту. Ведь удачные валюты приносили по 100% за день, а более консервативные, например биткоин, росли на 2000% в течение месяцев. Конечно, история знает золотые лихорадки в Калифорнии и в Сибири, была «Тюльпановая революция» 16 века, но таких возможностей, как сейчас, не было никогда. Впрочем, это заслуга не только майнинга, но и других инструментов, решений по децентрализованной технологии, которая известна как блокчейн. Кстати, блокчейн – это всего лишь одно из названий, но оно прижилось в нашем лексиконе, совсем как слово «ксерокс» – название компании-производителя копировальной техники.

По словам Александра Шульгина, новая технология распределённого реестра, которая и лежит в основе майнинга, стучится во все двери экономики и общества, в том числе и медиа. «Именно с медиа начался её победный путь, вспомните, к примеру, файлообменники – Torrent, eDonkey и другие, – отметил лектор. – Следующим шагом стало появление смарт-контрактов в системе блокчейн, исключающих участие в сделке третьих лиц. Затем появились понятия «криптовалюта», «биткоин – электронный кэш». А вместе с ними пришло и так называемое «наивное» мошенничество, когда людям предлагали вложиться в проекты, существующие только на бумаге. Объём рынка криптоэкономики в пике достигал порядка одного триллиона долларов. Это впечатляющая, хоть и не такая большая цифра, но уже сейчас можно говорить, что дороги назад нет. В сферу вовлечены не только энтузиасты, но и все крупнейшие банки и инвестиционные холдинги – начиная с «Голдмана  Сакса» и «Банка оф Америка». Например, у крупнейшего мирового финансового конгломерата «Барклайс» в инвестиционном портфеле сейчас порядка 180 стартапов, связанных с децентрализованной экономикой. А значит, в перспективе нас ждёт децентрализация буквально всех сфер нашей жизни».

Интернет вещей и дата-майнинг

По словам инвестора, в 2010 году появились биткоины, в 2015 году – умные контракты и прототип Интернета вещей, уже в следующем году нас ждёт начало внедрения индустриального Интернета, когда ко Всемирной сети можно будет подключить любые небытовые устройства, индустриальное оборудование, заводы, городские датчики, транспортные сенсоры и так далее. «Пока вы едете из офиса домой, микроволновка разогреет ужин, а холодильник остудит напиток до нужной температуры, да и ворота гаража сами откроются, – рассказал о недалёком будущем Александр Шульгин. – Каждый человек будет иметь от 5 до 100 предметов, которые будут соединены между собой. Речь идёт как о носимых вещах, так и о гаджетах и приборах . Все они будут снимать данные, посылать сигналы и подчиняться принятым в центре отработки данных решениям. И эти 100 миллиардов подключённых приборов будут таким образом  взаимодействовать между собой через каких-то 5 лет. Это будет потрясающий мир с умными городами, зданиями, беспилотными автомобилями. Но второй частью этого мира – разумной – будем мы с вами. А связь будет осуществляться с помощью этого центра, который, по сути, будет дата-майнинговым центром, узлом отработки  данных, вычислений всевозможных вариаций и принятия единственно верного мудрого решения.

Значительно увеличится как количество, так и качество контента, потребляемого человеком, а значит, и таким центром. За счёт тотальной автоматизации многих процессов у человека будет больше свободного времени, которое он станет тратить на отдых и развлечения. Сейчас можно говорить о качестве видео HD, 5K, в перспективе нас ждут 8К, 11К и голограммы. Сейчас в «Скайпе» или мессенджерах мы видим собеседника в виде изображения, голограммы в полный рост и в полном объёме  – это следующий этап. Посмотрите, какие мы имеем цифры на 2017 год: более одного миллиарда  часов просмотра роликов на YouTube ежедневно, 10 миллиардов видео – на Facebook. И эти цифры вырастут к 2020 году в разы и составят, по прогнозам, траффик в 500 эксабайт (10 в 18-й степени байтов).

Прообраз умных медиа мы видим уже сейчас – это и контекстная реклама в Интернете, и социальные сети. Только представьте, количество подписчиков в социальных сетях футболиста Криштиану Роналду составляет более 300 миллионов, это в 30 раз больше, чем у нашего пресловутого лидера – «Первого канала», и в четыре раза больше, чем у всех российских каналов, вместе взятых! Его соцсети – пример децентрализованного СМИ. В целом объём этой индустрии оценивается в 2,5 триллиона долларов, что в 16 раз больше, чем, к примеру, глобальная индустрия вооружения».

Нас ждут глобальные потрясения

В ходе своей прошлой лекции, которая состоялась в Иркутске два года назад, Александр рассказал, что в будущем вместо существующих на сегодняшний день порядка 220 стран и странообразований будет создано семь цифровых союзов, своеобразных «Цифровых государств». «Нас ждут глобальные индустриальные и социальные изменения, – рассказал он. – Предыдущие революции были всё же  локальными, сейчас время глобальных изменений. При этом самым сложным для людей будет прохождение кризиса самоидентичности после исчезновения государств. В перспективе нас ждёт безденежное общество, то есть даже у криптовалюты, по большому счёту, нет будущего. Денег не будет, будут активы и то, что мы сможем за них получить, – по сути, бартерная экономика.

Следующая индустриальная революция будет способствовать тому, что из трёх существующих ныне классов – рабочего, обслуживающего и креативного – останутся только два последних. Рабочий будет на 100% заменён автоматизацией. Обслуживающий персонал будет заменён на 75%. К примеру, если кто-нибудь не захочет, чтобы робот делал ему массаж или выписывал лекарство, он может выбрать человека для таких процедур или услуг. С развитием блокчейна следующими «в очередь на выход» также стоят нотариусы, юристы, аудиторы, консультанты и так далее. Востребованным будет умение создавать новое и извлекать данные, на основе которых гаджеты смогут принимать решения. Достаточно прочитать 70 постов человека, чтобы узнать его почти как друга. По этим данным будет составлен его большой портрет. Предваряя вопросы о том, как я отношусь к тому, что за нами будут подглядывать, отвечу, что лично я этого не боюсь. Я размещаю посты регулярно и буду делать это и дальше. Такая прозрачность оздоравливает общество. Мне нечего скрывать.

В будущем для майнеров настанет новая «золотая лихорадка», ещё большая, чем нынешняя – с криптовалютами. И они будут майнить и предоставлять эти данные всем, кто заплатит за такую обработку  данных той монетой, которая будет в ходу. Ведь майнить можно не только уголь или биткоины. Единственное «но» – потребуется очень много энергии. Инфраструктура поддержания технологии распределённого реестра, по ряду прогнозов, к 2025 году будет требовать столько же энергии, сколько потребляет среднее европейское государство. Но думаю, что эта проблема будет решена. Поэтому уже в 2020 году можно будет говорить о начале децентрализации энергетики, а в 2035 году наступит эра умной экономики».

 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер