издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ложный банкрот

В Иркутске действует компания, которая берёт деньги за банкротство и бросает клиентов

Светлана познакомилась с Денисом в своём родном городе Усолье-Сибирском. Молодые люди мечтали о красивой жизни, планировали заняться бизнесом, тоже красивым. Решили вместе открыть магазин меха. В нескольких банках Светлана взяла для своего любимого кредиты. История счастливой совместной жизни и шубного бизнеса оборвалась внезапно. Денис пропал.

Светлана неохотно делится подробностями своей жизни, постоянно повторяет, что её много обманывали. Мы общаемся на расстоянии, молодая женщина звонит мне из другого города. На телефонной заставке я вижу фотографию девушки с обложки, идеала для многих женщин и мужчин. Люди, которые видели Светлану вживую, говорят, что в жизни она ещё эффектнее. Светлана настойчиво просит не упоминать в газете её имя и не публиковать фотографию. Для этого у неё есть причины.

Светлана сначала разыскивала гражданского супруга по знакомым. Потом пошла в полицию. Там Светлана узнала, что не одинока в своём горе. В одно и то же время Денис встречался с несколькими женщинами. У следователей уже лежали заявления с просьбами разыскать потерявшегося гражданского супруга. Двум женщинам встреча с альфонсом стоила недвижимости. Светлана осталась одна с долгом в 2,5 миллиона рублей.

Из Усолья она бежала без оглядки: от позора, от пересудов соседей, от звонков коллекторов. В новом городе начала новую жизнь, вышла замуж. Но мысль о долгах, которые висят на ней, не оставляла Светлану. Спустя несколько лет женщина оказалась в Иркутске.

«По телевизору мы с мужем увидели рекламу. Предлагали провести банкротство «под ключ». То есть клиент платит деньги за процедуру, всё остальное делают юристы, – рассказывает Светлана. – Муж у меня военный, мы часто переезжаем из города в город. Заниматься моими долгами и находиться в области постоянно мы не можем. В то же время нас угнетала ситуация, что за мной остаются непогашенные обязательства. Мы с мужем люди законопослушные. Тогда нам показалось, что мы нашли выход из ситуации».

Закон о банкротстве физических лиц был принят в октябре 2015 года. Банкротами могут стать люди, задолжавшие суммарно более полумиллиона рублей и больше чем на три месяца задержавшие платежи.

Процедура длится около года и обходится потенциальному банкроту в сумму от 120 до 300 тысяч рублей. Человеку, который не в состоянии отвечать по своим обязательствам, «прощают» долги. Правда, не без последствий: банкрот в течение пяти лет обязан сообщать банкам о своём статусе, ему запрещено в течение трёх лет заниматься предпринимательством и быть руководителем коммерческих компаний, также пять лет действует запрет работать в сфере финансов.

«Мы пришли в офис организации, нас не сразу приняли, некоторое время пришлось подождать в очереди. Кроме нас были ещё люди, которые пришли раньше. Нам предложили чай, кофе. Обстановка была располагающая. Нас подкупило ещё то, что работа в офисе кипела. Всё время кто-то звонил, сотрудники отправляли счета, приходили люди. Создавалось ощущение бурной деятельности, – продолжает рассказ Светлана. – Понравилось, что нас принимали лично руководители компании. Два квалифицированных юриста, как нам показалось. Они обещали нам помочь, провести процедуру банкротства. Мы должны были перечислять на личную карту директора компании по 12 тысяч рублей в месяц. Всего за 10 месяцев получалось 120 тысяч, договоры, доверенности, квитанции мы сохранили. (Копии всех документов находятся в распоряжении «ВСП». – Ред.)

Мы созванивались каждый месяц, я спрашивала, как идут дела. Мне отвечали: «Работа движется». Через семь месяцев после заключения договора я попросила отправить мне копию заявления в арбитражный суд. Я узнала, что должно быть такое заявление. Олег Феоктистов, так зовут директора компании, отправил мне заявление. На некоторое время я успокоилась. Мне объясняли так: банкротство – дело долгое. В арбитражном суде кто-то ушёл в отпуск, кто-то заболел, это ещё больше растягивает процедуру. Прошёл год, но всё на прежнем месте. Мы просим вернуть деньги, если не получили результат, Олег не отказывается, обещает перевести деньги на карту, но своё обещание не выполняет».

В июле нынешнего года Светлана с мужем ненадолго снова приехали в Иркутск. Здесь они обратились в другую юридическую компанию. Ответ юристов, которые заново проанализировали финансовые документы Светланы, обескуражил. Максимум, что должны были взять со Светланы Олег и его компания, – 1000 рублей за консультацию. С неё уже никто не требует никаких долгов. По ней нет судебных решений о взыскании по кредитным обязательствам. Она не числится как должник у судебных приставов. Женщине банально навязали услугу стоимостью 120 тысяч рублей, которая была ей вовсе не нужна. Если бы только навязали: взяли деньги и ничего не сделали.

Более того, липовым оказалось заявление, которое Феоктистов предложил Светлане в качестве доказательства своей работы. Женщина прислала нам этот «документ»: на заявлении стоит синий штамп арбитражного суда с датой и входящим номером. На деле это не более чем подделка, изготовленная в «Фотошопе». «Мы проверили картотеку дел арбитражного суда по банкротству. Никаких заявлений от имени Светланы не поступало. Картотека есть в открытом доступе, каждый человек может посмотреть информацию по фамилии или названию организации. Если бы какие-то документы поступали, это отразилось бы в картотеке», – объясняет юрист Мария Москвитина, теперь она помогает Светлане и её супругу.

Пока мы не знаем о «масштабах бедствия» и о том, сам лично директор Олег Феоктистов балуется фоторедактором или для изготовления подделок нанимает специалистов. Но с точки зрения технологий эта компания достаточно продвинута. У организации «Инсайд-право» есть свой канал на «Ютубе», в многочисленных видео Олег Феоктистов представляется как юрист с 12-летним стажем, называет космические цифры выигранных дел и приглашает на собственные мастер-классы и консультации.

В реальности ни один из руководителей компании не имеет юридического образования. Они хорошие продавцы. Этого оказалось вполне достаточно для успешного бизнеса на банкротстве. Нам удалось выйти на Олега Феоктистова и взять с него объяснение. Но он и не подумал оправдываться. Даже в нашем разговоре директор стал рекламировать свою компанию. «Мы занимаем лидирующие позиции на рынке, у нас очень много клиентов, – вкрадчивым голосом стал говорить собеседник редакции. – Когда много клиентов, случается, что где-то не успеваем. С нашей клиенткой мы уже договорились, проблема решена. Вам незачем вмешиваться в дело, которое касается моей компании и моего клиента».

Олег не стал отрицать, что не имеет юридического образования. По его мнению, это нисколько не мешает ему в работе. Вопрос о подделке искового заявления в суд он не захотел обсуждать с корреспондентом газеты.

Одного ролика по телевидению и офиса с чаем и кофе для клиентов оказалось достаточно, чтобы взрослая женщина, которую уже обманывали раньше, стала отправлять незнакомым людям солидные платежи каждый месяц. «Мне казалось, что, если их показывают по телевизору, значит, им можно доверять», – объясняет своё решение Светлана. Она не одинока в своём убеждении. Кстати, Лёню Голубкова тоже показывали по телевизору.

Мария Москвитина рассказала ещё об одних бывших клиентах компании «Инсайд-право». Люди также пришли по телерекламе. Муж и жена платили руководству компании по 50 тысяч в месяц за так называемое «абонентское сопровождение», которое они никак не ощущали в реальности. В среднем такие услуги в Иркутске обходятся в сумму не выше 10 тысяч рублей.

Услуги юристов схожи с медицинской помощью. Человек не может сам себе поставить диагноз, назначить анализы и лечение. Ему приходится доверять специалисту. Кто-то работает по совести, кто-то «накручивает счета», назначает ненужные анализы и лечит от несуществующих болезней. Хорошего доктора выбирают по совету знакомых, спрашивают рекомендации. Видимо, так же надо подбирать и юриста.

Светлана намерена вернуть свои деньги. Если Олег не пожелает рассчитаться добровольно, она пойдёт в полицию и суд. Благо все документы о том, что он брал деньги, у неё есть.

От редакции: данные героини публикации изменены по её просьбе.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер