издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудотерапия для уголовников

Как живут осуждённые к принудительным работам в Иркутске

В конце 2017 года в посёлке Плишкино Иркутского района открылся участок, функционирующий как исправительный центр для осуждённых, отбывающих наказание в виде принудительных работ. Официально этот вид наказаний был введён ещё в 2011 году, но на практике положения закона начали применяться лишь в 2017 году. Работы назначаются судом как альтернатива лишению свободы тем, кто совершил преступление небольшой, средней тяжести или тяжкое преступление впервые. Центр в Плишкино рассчитан на 80 человек, однако находятся там сейчас всего 14.

До исправительного центра от Иркутска можно добраться на автомобиле минут за пятнадцать.

– За время существования центра в нём отбывало наказание 26 человек, – вводит нас в курс дела начальника отдела по контролю за исполнением наказаний ГУ ФСИН России по Иркутской области Светлана Галета. – У некоторых уже закончился срок, кого-то перевели из центра в более строгие условия. Сейчас там 10 мужчин и 4 женщины.

Перед входом на территорию интересуемся, нужно ли оставить в машине какие-либо запрещённые для проноса вещи, необходим ли паспорт. В ответ советуют не беспокоиться и сообщают, что паспорт не понадобится: «Сейчас сами всё увидите».

Центр находится при исправительной колонии № 4, его стены плотно прилегают к её ограждениям. За забором ИК возвышаются разноцветные резные купола церкви, выделяющиеся на сером фоне зданий. У въезда в центр нас встречает врио начальника участка, функционирущего как исправительный центр, ИК-4 ГУ ФСИН России по Иркутской области Полина Баранова.

– У нас здесь нет пропускной системы. И охраны тоже нет. Работает один младший инспектор, который по видеокамерам следит за порядком, – рассказывает Полина Баранова, открывая дверь и приглашая нас пройти за ней.

Нашему взгляду предстаёт небольшая территория, на которой П-образно располагается несколько одноэтажных зданий. Чуть вдали от них беседка с табличкой «Место для курения». Баранова предлагает войти и осмотреть первое помещение – дежурную часть. Внутри маленькой комнаты висит несколько мониторов, по которым видно, как 25 камер фиксируют происходящее в центре.

– Здесь работают сотрудники по графику сутки через трое. Всего в штате пять человек. Смена у них начинается и заканчивается в 8 утра, они следят за видеокамерами, совершают обход, – сообщает Полина Баранова.

Рядом с дежурной частью находится женское общежитие. Внутри здания 20 кроватей, на спинки которых заброшены деревянные табуретки. На четырёх кроватях висят карточки, которые кратко рассказывают о тех, кто их занимает. Чуть дальше расположены душ, гардеробная и шкафчики для личных вещей. Комната пуста.

– Сейчас большинство людей на работах, – поясняет Баранова. – На данный момент осуждённые трудятся при ИК-4, потому что у нас есть сложности во взаимодействии с городскими предприятиями. Дело в том, что бизнес не заинтересован принимать на работу осуждённых. Они, как обычные служащие, трудятся по трудовому договору, для них предусмотрены зарплата, отпуск. Но, так как здесь многие отбывают наказание по ст. 157 УК РФ (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), работодателю необходимо часть дохода отчислять судебным приставам. Это лишние заботы для бухгалтерии. Поэтому осуждённые работают при колонии грузчиками, чистильщиками канализационных люков, пожарными, один работает водителем трактора.

– Часть заработка осуждённых к принудительным работам  – от 5 до 20% – удерживается в доход государства, – подхватывает Светлана Галета. – Работодатель обязан выплачивать осуждённому сумму не ниже МРОТ. Оплата труда может быть и больше – в соответствии с занимаемой должностью и объёмом выполняемых работ.

По её словам, трудовое законодательство предусматривает для осуждённых отпуск, однако никто им ещё не пользовался, так как не находился в центре больше шести месяцев. По той же причине никто не подавал заявки на совместное проживание с семьёй на территории района. Такая возможность есть у осуждённых, отбывших в центре более одной трети срока и не допускавших нарушений.

Встречи с близкими и родственниками для находящихся в центре не редкость. Посетители могут  провести здесь день без ограничения по времени. Также выходить за территорию на срок до 5 дней можно и осуждённым. Они имеют право поехать в город по своим делам, например для того, чтобы закупить продукты, потому что готовят и содержат себя они самостоятельно. Однако есть перечень правил, нарушать которые запрещено. èèè

– Был у нас один осуждённый, уехал домой, там употребил алкоголь и вернулся в центр пьяным. В отношении него был направлен материал в суд, вынесено решение о его переводе в колонию-поселение, – привела пример Полина Баранова.

За разговором мы переместились в комнату для приёма пищи, расположенную в здании напротив. Пятеро осуждённых, которые сидели за столом, при нашем появлении встали. Они выжидающе глядели на посетителей. И только двое оказались не против поговорить с журналистами. Один из них – «новенький», как он представился, родом из Тывы. Отбывает наказание за сбыт наркотиков (ст. 228 УК РФ). Он показал нам кухню, похожую на коммунальную. Комната разделена на две зоны – для приготовления пищи и для её приема. В первой части – три плиты и два больших холодильника (все продукты, которые хранятся в них, подписаны владельцами). В другой части помещения – столы и шкафчики, где осуждённые хранят поимённые запасы. Везде чисто, опрятно, картину портит только рой кусачих мух.

Второй заключённый – Евгений – провёл нас в мужское общежитие. Внутри домика спальня на 60 кроватей, душевая с туалетом и комната для воспитательных мероприятий. Здесь осуждённые могут заниматься своими делами: играть в домино или шашки, читать книги. Самая верхняя на книжной полке – роман Ю Несбё «Снеговик». Раз в две недели центр посещает отец Дмитрий, который проводит в комнате беседы.

– Здесь нормально всё. Обычный день – это подъём в 6 утра, завтрак – мы сами готовим. Каши, супы, салатики. После этого я, так как недавно прибыл и ещё не трудоустроен, занимаюсь благоустройством территории центра.  Где травку нужно убрать, где цветочки посадить. Чтобы чисто было, для себя же, – рассказывает Евгений.

По его словам, прежде он восемь лет отбывал наказание в колонии строгого режима за разбой (ст.162 УК РФ). В 2010 году освободился досрочно. В 2016 году хотел сделать подарок супруге и купил для неё сотовый телефон в кредит. На вокзале его украли, но в полицию он обращаться не стал – не любит. Расклеивал объявления, надеясь, что телефон вернут за вознаграждение, но этого так и не случилось, поэтому Евгений не стал выплачивать и кредит. В центр поступил на восемь месяцев по ст. 159 УК РФ (мошенничество в сфере кредитования).

– Здесь как в раю. Там (в строгом режиме. – Прим. авт.) сидишь в локалке, ничего не делаешь, на работу сходил, пришёл – всё через шмон. Вот так вот в свободной одежде никуда не походишь, всегда в робе, пуговицы застёгнуты, жара не жара. Здесь и администрация вежливо обращается, и условия намного лучше, коллектив дружный, конфликтов нет, – делится осуждённый.

В исправительный центр могут отправить по приговору из зала суда, а могут перевести за хорошее поведение. По словам сотрудников ГУ ФСИН, один из отбывающих здесь наказание раньше находился  в колонии строгого режима за убийство (ст.105 УК РФ), а сейчас благодаря положительным характеристикам ему назначили принудительные работы. Срок отбывания рассчитывается одинаково для всех видов наказания, несмотря на разницу в условиях: один день принудительных работ засчитывается за один день лишения свободы.

Полина Баранова отметила, что недавно в центр из Якутии поступил осуждённый – по профессии газоэлектросварщик. «Мы направили документы в городской центр занятости, чтобы там ему подыскали работу по специальности. Чтобы высококвалифицированная была и оплата труда нормальная», – рассказала она.

Сотрудники центра постоянно ведут работу с бизнес-сообществом, добавила наша собеседница. «Направили свыше 32 писем во все организации Иркутска, администрацию города и Иркутского района с просьбами помочь в трудоустройстве осуждённых. Но отвечают одно –  вакансий нет. Трудоустроить можно на предприятия любой формы собственности. Если будете общаться с представителями крупных предприятий, скажите, что мы заинтересованы трудоустроить осуждённых», – говорит на прощание Полина Баранова.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер