издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бюджетная «особость»

За последние три года доходная часть бюджета Иркутска выросла более чем на 46 процентов. Ещё в 2015 году поступления в городскую казну составляли 13 млрд рублей. В текущем году финансисты ожидают поступления в сумме более 19 млрд. О том, как формируется иркутский бюджет, читайте в нашем материале.

В Приангарье, по данным Росстата, живёт 2  млн 404 тысячи человек, почти 624 тысячи из них – иркутяне. При этом столица региона ежедневно принимает примерно 80 тысяч жителей других муниципалитетов области, которые приезжают в Иркутск по собственным нуждам.

Иркутск в бюджетной системе региона – особый муниципалитет. Но эта «особость» создаётся далеко не преференциями. «Почему-то бытует такое мнение, не знаю, из чего оно складывается, что Иркутск слишком жирно живёт», – как-то высказал в разговоре с журналистами недоумение мэр областного центра Дмитрий Бердников. Если посмотреть на данные о бюджетной обеспеченности (принятый у специалистов показатель, который демонстрирует, сколько денег из бюджета приходится на одного жителя. – Авт.), положение Иркутска в действительности расходится с широко распространённым суждением.

Областной центр является абсолютным рекордсменом по объёму собственных доходов бюджета на душу населения – 15 тыс. рублей. С учётом субсидий и субвенций обеспеченность возрастает до 27,4 тыс. И на этом этапе в Иркутской области появляются другие муниципалитеты-лидеры. К примеру, в Саянске бюджетная обеспеченность после выравнивания регионального минфина достигает 31 тыс. (без трансфертов – 10 тыс.), в Свирске – 43,7 тыс. (7,1 тыс.). В двух крупных промышленных городах региона – Братске и Ангарске – этот показатель составляет 31 тыс. и 25 тыс. рублей соответственно.

Вопросы формирования бюджета кажутся обывателю, как правило, скучными и невероятно сложными. Многие предпочитают думать о муниципальной казне как о мифической «кубышке», куда поступают деньги абстрактных налогоплательщиков. Итак, что нужно знать о том, как наполняется городской бюджет?

Во-первых, то, что в его формировании участвует практически каждый житель. Несмотря на большой список налогов и платежей, взимающихся с предприятий, предпринимателей и физических лиц, лишь ограниченная часть поступлений попадает в городскую казну. Налоговые доходы муниципалитета ограничиваются списком из девяти пунктов. Основной статьёй является налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Город получает 26,5% этого платежа (остальное уходит в областной бюджет). В 2018 году финансисты ожидают поступления по НДФЛ в размере 5279 млн рублей, что превышает 50% собственных налоговых и неналоговых поступлений муниципалитета. Исключительно от иркутян городская казна также получает 556,5 млн в виде налога на имущество физических лиц.

Во-вторых, на 48% бюджет города наполняется за счёт субсидий и субвенций из областного и федерального бюджетов. В 2018 году на них приходится 9 млрд рублей. На языке финансистов это называется безвозмездными поступлениями (смотрите таблицу), или трансфертами. Что это такое? По сути, город не может распоряжаться самостоятельно этими деньгами. Они направляются на конкретные цели, которые определяет госвласть. При этом, чтобы гарантировать поступление значительной части трансфертов, муниципалитет должен обеспечить софинансирование, заложив соответствующие средства из собственных доходов.

В случае с Иркутском складывается и вовсе уникальная картина: там, где остальные муниципалитеты предоставляют софинансирование в объёме

10–15%, областной центр должен добавить рубль собственных средств на рубль, предоставленный из регионального бюджета (заметим: это относится исключительно к мероприятиям без участия федеральных средств). Признанный авторитет в области социально-экономического развития регионов профессор МГУ Наталья Зубаревич называет это явление финансовым крепостным строем. «Трансферт – это несвобода: тебе сверху дали деньги и сказали, на что ты их можешь потратить, да ещё должен это софинансировать», – говорила она на одной из последних публичных лекций в Иркутске. Нельзя развивать города только решениями вышестоящих властей, убеждена эксперт. И отношения региона с крупнейшими городами требуют изменений.

Право распоряжаться 30% взимаемого в Иркутске по упрощённой системе налога (УСН), полученное городом в конце 2016 года, обеспечило муниципальному бюджету «глоток финансовой свободы». В прошлом году поступления по УСН (ранее полностью зачислявшиеся в региональный бюджет) дали городской казне 800 млн рублей. Путём сложных политических дискуссий муниципальным властям удалось добиться небольшой финансовой самостоятельности от области.

При этом проблему создаёт и то обстоятельство, что региональные ведомства не успевают за динамично развивающимся городом, начинающим социальные стройки, в числе которых так необходимые городу школы. В итоге в областных программах долгое время оставалась «незамеченной» школа № 19 в Академгородке. Городской бюджет взял на себя обязательства по её возведению. А областное и федеральное финансирование дошло до объекта к моменту завершения стройки.

Только благодаря эффективной работе муниципалитета городские объекты представлены в федеральных программах. Такая активность позволяет расширить финансовые возможности для развития городской инфраструктуры. По этому алгоритму ведётся финансирование городских очистных сооружений. Всего по государственным программам городу удалось привлечь 3,7 млрд рублей только в 2018 году.

Никто не скрывает, что на капитальные затраты городу приходится привлекать банковские кредиты. Обязательства Иркутска перед банками составляют около 1,6 млрд рублей. Кроме того, высокие темпы развития влекут за собой дополнительные траты на содержание вводимых объектов. Конечно, это компенсируется улучшением городской социальной инфраструктуры. Но иркутянам, безусловно, хочется большего.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер