издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я ни в чём не отступил от обещаний, которые давал горожанам»

Мэр Иркутска Дмитрий Бердников ответил на вопросы журналистов «Восточки»

Встречи мэра Иркутска Дмитрия Бердникова с журналистами «Восточно-Сибирской правды» уже стали традицией. Первый разговор состоялся, когда будущий глава города стал председателем Думы Иркутска. Но и на посту мэра Дмитрий Викторович не отказывался от обстоятельного общения с «восточкинцами». На прошлой встрече, в декабре, все вместе обсудили итоги 2017 года и договорились встретиться летом, ближе к завершению массовых ремонтов и строек. О наиболее значимых объектах, которые возводятся в городе, а также о том, готов ли Дмитрий Бердников к прямым выборам мэра, планируется ли снижать дефицит муниципального бюджета и когда откроется первый в Иркутске школьный планетарий, глава города рассказал журналистам газеты.

Глава города пришёл в редакцию в компании своих заместителей – председателя комитета городского обустройства Елены Фёдоровой, председателя комитета по градостроительной политике Александра Кима, а также начальника департамента образования Александра Костина.

Дмитрий Бердников:

– Более трёх лет прошло с момента нашей первой встречи в редакции «Восточки». Для меня это было в принципе первое интервью с журналистами. За это время что-то уже удалось сделать, что-то пока остаётся в планах. Мы должны констатировать факт: нигде и ни в чём я не отступил от тех обещаний, которые давал горожанам. И как глава Иркутска, и как человек я стараюсь делать всё, что от меня зависит, чтобы наш город стал лучше, комфортнее.

Несколько лет назад город стоял у черты. Говорили: молодёжь уезжает, врачи не идут на работу, педагоги разбегаются. Мы переломили ситуацию. Сегодня молодёжь впервые стала говорить: ей интересно, что происходит в городе. Хотя не нужно тешить себя иллюзиями, ситуация ещё далека от идеала, чтобы нам успокаиваться.

Педагоги не чувствовали, что городская власть о них заботится. Cчитаю, с учителями нам удалось выстроить общение. С врачами сложнее, поддержка медицинских работников – не компетенция муниципалитета. Тем не менее мы ввели подъёмные и для медиков. Ведём постоянную работу со специалистами и студентами. Она показывает обнадёживающие результаты: текучка в городских поликлиниках пошла на спад. В этом направлении мы будем работать дальше.

Наталья Мичурина, шеф-редактор:

– Пару месяцев назад гостем редакции был Игорь Бычков, научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН, ректор ИГУ. Он высказал мысль, что госуниверситет для Иркутска является градообразующим предприятием. Очевидно, что репутация и образ Иркутска как студенческого города утеряны. Как вам кажется, есть смысл возвращать статус студенческого города?

Дмитрий Бердников:

– Разговоры о статусе студенческого города, о культурной столице, о высоких смыслах не прекращались никогда. Помню, когда был председателем Думы Иркутска, развернулась бурная дискуссия: убирать или не убирать баннеры «Иркутск – город столичный»? Потом я вышел на улицу, а у нас урн нет. Ни на бульваре Гагарина, ни на центральных улицах. И лавочек не было тоже.

Это о смыслах. Возвращаемся к молодёжи. Когда стал мэром, пошёл по вузам, стал встречаться со студентами. Мы начали говорить о простых вещах, знакомиться, шутить. Решали, что будем делать с площадками, со спортивными залами. Что будем делать с лигой КВН. Кто-то вспомнил, что друзья или родители были в стройотряде. Вернулись к этой практике. Выяснилось, что в институтах есть профсоюзы, ребята толковые. Пообщались, выстроили схемы взаимодействия с ними.

В 2015-2016 годах мы начали комплексно заниматься благоустройством парков и скверов, дворов, заработала муниципальная программа «Комфортная городская среда». Студенты стали выходить с инициативами, предлагали свою помощь: отремонтировать площадку, организовать спартакиаду. Решили проводить регулярные встречи администрации со студентами. Когда был запущен федеральный проект «Комфортная городская среда», мы предложили создать конструкторские бюро из студентов. Чтобы выпускники участвовали в проектировании общественных пространств. Политех (ИрНИТУ. – Ред.) был первым, потом железнодорожный институт (ИрГУПС. – Ред.) Потом пришли ребята из нархоза (БГУ. – Ред.), сказали, что не намерены оставаться в стороне, хотят заниматься культурным кодом города.

Вместе со студенческими сообществами стали проводить спортивные мероприятия, поддерживаем стартапы талантливой молодёжи.

На островах Конный и Юность оборудовали бесплатные теннисные корты, спортивные площадки. В районах устанавливаем воркауты. В процессе работы выясняется, что молодёжи становится интересно в городе. По рейтингу Минстроя России наш город по качеству городской среды признан лучшим в Сибири. Это наша внушительная победа. Не буду кокетничать, это результат основательной работы. Большой минус – обилие на улицах наружной рекламы. Над этим нам ещё предстоит работать.

Александр Гимельштейн, главный редактор:

– Только что региональная Служба по охране объектов культурного наследия вынесла скандальное решение. Дом Рассушина исключён из списка выявленных объектов. Любой человек, который интересуется иркутской историей, знает это здание. Городское сообщество бьёт тревогу. Собственникам здания уже ничто не мешает раскатать его «в пыль». Как с этим бороться, я представления не имею. Возможно, мэр Иркутска знает.

Дмитрий Бердников:

– Вопрос действительно важный для нас, иркутян. И он не сегодня возник. Работают Росохранкультура, муниципальное Агентство развития памятников Иркутска. Но их усилия – капля в море, если не будет серьёзных вливаний в реконструкцию объектов. Наверное, было бы логично создать программу по восстановлению памятников. Здесь нас, иркутян, могут обвинить в шовинизме, в том, что мы тянем одеяло на себя.

Я считаю, нужна программа, которая помогала бы восстанавливать памятники согласно регламентам и паспортам, которые выдаёт Служба историко-культурного наследия. Когда объекты будут восстановлены, можно будет их включать в оборот при наличии охранных грамот. Кроме восстановления самих памятников важно сохранять среду, инфраструктуру вокруг домов. Кстати, дом Рассушина иркутянам особенно дорог тем, что находится в уникальном фрагменте исторической застройки. Там речь идёт о целом комплексе из пяти деревянных домов, рядом с которыми расположились каменная канцелярия генерал-губернатора – знаменитый Белый дом, дом с куполами – ИРГИРЕДМЕТ.

Ольга Мутовина, обозреватель:

– В городе идут масштабные капитальные ремонты школ, детских садов. В какую сумму они обходятся муниципальному бюджету? Быстрый темп работ не отражается на качестве?

Дмитрий Бердников:

– В нынешнем году мы направляем на ремонт школ, детских садов, учреждений дополнительного образования 809 миллионов рублей. В прошлом году мы радовались тому, что тратим 470 миллионов рублей. Как видите, нынче запланировано почти в два раза больше. Это колоссальное напряжение для бюджета. Нам надо сделать рывок за несколько лет, поскольку многие учреждения требуют срочного обновления. В предыдущие десятилетия школы и сады либо ремонтировались очень слабо, либо не ремонтировались вообще. Мы закрыли на капитальный ремонт школы № 8 и № 9. Обеим больше 80 лет, косметическим ремонтом там не обойтись. В прошлом году после ремонта открылся лицей № 2, он служит больше 60 лет.

Огромному количеству садов и школ требуется ремонт крыш, санузлов, спортивных залов. Это самое основное – то, чем мы сейчас занимаемся. Третий год прицельно благоустраиваем стадионы при школах, спортивные площадки. 12 таких сооружений уже готовы, ещё много работы впереди. Некоторые стадионы при школах находятся в ужасном состоянии. Мы ещё ждём, когда ребятишки на них станут чемпионами. Там, где не позволяет площадь, обустраиваем многофункциональные площадки. Работы идут в 65-й, 39-й школах. Там, где есть место, появляются полноценные стадионы. Стадион сооружаем в 22-й школе. Большой стадион будет обустроен при 38-й школе – за кинотеатром «Россия» в Ново-Ленино. Люди так хотели стадион, что собрали две тысячи подписей, пришли ко мне на приём. Теперь там будет огромный стадион.

По поводу качества. Мы практически еженедельно выезжаем на объекты строительства, чтобы как раз тщательно контролировать каждый этап. Если по ходу возникают какие-то замечания, они устраняются сразу же. Поэтому, когда объект уже готов к сдаче, его качество не вызывает нареканий. Темп работ тоже никоим образом не отражается на результате. Мы привыкли строить в таком режиме – схема уже отработана. Сбоев не даёт.

Елена Трифонова, обозреватель:

– Дмитрий Викторович, про школы поговорили, теперь надо про дороги поговорить. Какой объём дорожного полотна планируется отремонтировать в нынешнем году? Какие ключевые развязки будут обустроены?

Дмитрий Бердников:

– 27 километров дорожного полотна отремонтировали в прошлом году. В нынешнем планируем 32,5 километра.

Елена Фёдорова:

– Обращаю внимание: мы занимаемся комплексным ремонтом. Вместе с дорожным полотном перекладываем тротуары, устанавливаем ограждения, знаки, опоры. Параллельно с этой работой за счёт местного бюджета проводим озеленение территории вдоль дорог. Старые деревья сносим, вместо них высаживаем новые. Взять развязку у микрорайона Союз: снесли 83 дерева, 126 посадим взамен.

Альберт Батутис, первый заместитель главного редактора:

– Деревья снесли, и все перепугались…

Дмитрий Бердников:

– Пугаться надо было лет 10 назад, когда перестали заменять тополя, деревья стали падать на машины. Тополя же не должны дорастать до такого размера.

Георгий Кузнецов, обозреватель:

– Какие породы деревьев пойдут на высадку?

Елена Фёдорова:

– Мы стараемся отходить от тополей. Посадочный материал, который есть в городе, – клён, вяз, ясень. Больше не крупномерные деревья, а среднего размера.

Дмитрий Бердников:

– За последние 3-4 года мы серьёзно разгрузили наиболее острые точки. Несколько лет назад для того, чтобы уехать на дачу на Байкальском тракте в конце недели, надо было с обеда бросать работу и выезжать. Очередь из машин стояла в районе остановки «Гормолзавод». «Знатоки» говорили: невозможно «развязать» это горлышко, там подземные ручьи и так далее. Расширили дорогу, сделали это под общую критику «диванных» специалистов. Несколько лет участок стоит без единой трещинки.

На Кузьмихе машины выстраивались, подолгу стояли в пробках. Были специалисты, которые рассказывали, почему там нельзя сделать развязку, ссылались на особенности местности. Сделали. Развязка исправно служит третий год. Покровскую развязку сделали.

Десятилетиями власти обсуждали, как «развязать» Маратовскую развязку. Думали, где взять 4-5 миллиардов на реконструкцию. В это время автомобилисты стояли в пробках, сигналили, ездить там было невозможно. В нынешнем году мы завершили обустройство Маратовской развязки. Реконструкция прошла в два этапа, на 40% удалось увеличить трафик. Осталось там построить надземный переход. Теперь иркутяне видят, что любую проблему можно решить.

Недавно на радиостанции меня спросили: «Вы за прямые выборы или против?» Я ответил, что процедура роли не играет. Лишь бы человек работал.

Юлия Сергеева, обозреватель:

– А вы готовы к прямым выборам?

Дмитрий Бердников:

– Я готов к любым выборам. Ещё на эфире меня спросили: «Что будете делать, если вас не изберут?» Я ответил: «Сяду на диван, открою аккаунт в социальной сети и начну критиковать избранную власть» (смеётся).

Юлия Сергеева:

– У меня вопрос про школу № 19. В нынешнем году там открывается первый в городе школьный планетарий. Уже решено, как он будет работать? Будет он открыт для всех горожан?

Дмитрий Бердников:

– Идея создания муниципального планетария «витала в воздухе». В Иркутске работает группа учёных, которые этой темой серьёзно занимаются. Кроме того, в нашем городе издан свой учебник по астрономии. Сначала мы хотели расположить планетарий в школе Эволюции. Но помещение, которое есть, не позволяло организовать полноценный планетарий. Там мы обошлись учебной обсерваторией. В 19-й школе необходимые параметры мы заранее заложили в проект. Сейчас школа построена, помещение готово. Вопрос заключался в деньгах на оборудование. С этим нам обещал помочь «Газпром», были ещё коммерческие структуры, которые заявляли о готовности оказать поддержку. Но не случилось. Тогда мы приняли решение выделить деньги на оборудование для планетария из муниципального бюджета. Думаю, горожане нас поддержат. Мы планируем, что к Новому году оборудование будет доставлено и смонтировано.

Александр Костин:

– Посещать планетарий смогут дети из всех школ города, люди, которые занимаются астрономией. Кроме того, в первое время работы планетария мы планируем открыть бесплатный вход не только для детей, но и для родителей. Режим посещений будет «привязан» к расписанию сеансов показа фильмов.

Юлия Сергеева:

– Планетарий будет больше, чем тот, что в 130-м квартале?

Дмитрий Бердников:

– Он будет больше. Кроме того, он выполнен по более современным технологиям.

Александр Гимельштейн:

– На протяжении последних двух десятилетий Иркутск был пространством баронов-разбойников. Девелоперы, назовём их интеллигентно, пользуясь аффилированностью с городскими властями того периода, хватали участки под строительство где ни попадя и возводили что ни попадя. Что концептуально и системно изменилось сейчас, в какой степени горожане застрахованы от повторения прежнего опыта?

Дмитрий Бердников:

– Концептуально изменилось – есть воля власти не допускать этого. Добиваемся, чтобы застройщики учитывали интересы горожан. Часто получалось так, что, когда квартиры продавались, предприниматели забывали об инфраструктуре. Это вылилось в дефицит элементарных пространств: на лавочке с детьми негде посидеть. Такие вещи недопустимы.

В новой редакции генплана мы серьёзно ужесточили параметры для официального строительства. Раньше на шести сотках можно было построить 16-этажный дом. Свидетелями такого подхода мы являемся. Ведь так «убили» Октябрьский район и Верхнюю Набережную. Сегодня мы там не можем найти место под школу, детский сад. Требования ужесточили, стараемся держать ситуацию на контроле. Сейчас генплан города с уточнениями находится в региональном правительстве. Правда, нам угрожают, что генплан не вернут, если мы не будем более уступчивы.

«Уступчивость» заключается в том, что рядом с Ивано-Матрёнинской больницей на 1-й Советской мы запланировали строительство школы на 1200 мест. Она там нужна, горожане ждут эту школу. Областное правительство посчитало, что на этом месте должен быть дом правительства, и нас убеждают уступить. Мне такое решение не понятно. До 2025 года в Иркутске надо построить минимум 20 школ, по-моему, об этом нужно думать в первую очередь.

Наталья Мичурина:

– Тема увеличения субсидий для Иркутска как административного центра обнажила вопрос формирования бюджета города. Бюджет увеличился, это хорошо. Какова сейчас его структура? Что будет с долгом? Какие инструменты планируете использовать для увеличения доходов бюджета?

Дмитрий Бердников:

– Доходную базу мы увеличиваем за счёт участия в федеральных программах. В прошлом году получилось привлечь 2,4 миллиарда рублей, в нынешнем – 3,3 миллиарда. «Безопасные и качественные дороги», «Комфортная городская среда», «Охрана озера Байкал» (через неё ведём реконструкцию канализационно-очистных сооружений) – это ключевые программы, по которым мы получаем федеральное финансирование. Сейчас включаемся в программу, по которой федеральные деньги приходят на строительство яслей. Три учреждения планируем построить таким образом.

Большую долю муниципальных средств мы тратим на социальную поддержку горожан. Это бесплатное питание для школьников, проезд в общественном транспорте, льготы по ЖКХ. В прошлом году эти расходы составляли 693 миллиона рублей, в нынешнем году они увеличились до 766 миллионов. В отсутствие федеральной программы больше денег в бюджете заложили на расселение горожан из ветхого и аварийного жилья. К прошлогодним 70 миллионам рублей в нынешнем году запланировали 200 миллионов. Если не заработает федеральная программа, в следующем году надо будет предусматривать ещё.

Что касается долга, в прошлом году мы существенно снизили темпы его роста. Сейчас долг у нас находится на пределе допустимых показателей. Это вынужденная мера. Только на инвентарь для новых учреждений в прошлом году мы потратили 92 миллиона рублей, в нынешнем году – 166 миллионов. По ремонтам детских садов и школ я уже сказал. В городе есть много таких объектов, не ремонтировать которые нельзя. На строительство образовательных учреждений потратим два миллиарда. Не строить не можем: детям нужны сады и школы.

Почти 300 миллионов рублей мы тратим на исполнение указов президента, увеличение зарплаты малооплачиваемым категориям бюджетников. Новые объекты надо содержать – отопление, освещение. Расходы бюджета увеличиваются.

Если откажемся от мер социальной поддержки – высвободим собственные средства бюджета. Но как мы людям объясним, почему забрали льготы? На отмену льгот мы не пойдём никогда. Поэтому пока сформировать бюджет без дефицита не получается.

Мы планировали получить порядка 700 миллионов рублей по налогу, который взимается по упрощённой системе (30% налога, собираемого на территории города). В итоге удалось собрать больше – почти 800 миллионов заплатили предприниматели в бюджет города. Наш диалог с областной властью о повышении финансовой самостоятельности муниципалитета не закончен. К этому вопросу мы ещё вернёмся.

Александр Гимельштейн:

– Спасибо за беседу, Дмитрий Викторович. Наша задача – в меру сил и возможностей донести её содержание до жителей Иркутска и области.

Дмитрий Бердников:

– Ваша газета – одна из самых читаемых. Ей доверяют люди. Сохраните это.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер