издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Очная ставка с драконом

Есть во всякое время чудаки-одиночки, «профессиональные герои», не устающие бросать злу вызов – и одерживать победу снова и снова, и вести сражение за сражением, сколько хватит сил, сколько понадобится. А дракон, поверженный и развенчанный однажды, вновь поднимает голову и принимается за своё вечное чёрное дело.

Иркутский академический драматический театр обратился к недетской сказке Евгения Шварца, которая ждала сценического воплощения долгие 18 лет после написания. Автор создал эту многомерную пьесу во время жестокой схватки советской страны с фашизмом. Образ дракона, тирана и мучителя, конечно, кровно связан с фигурой Гитлера. Но не только. Недаром советская цензура усмотрела в нём недвусмысленную опасность для сталинского тоталитаризма. Первая постановка «Дракона» состоялась лишь в 1962 году в Ленинградском театре комедии и была запрещена через месяц после премьеры. В том же году в Студенческом театре МГУ поставил крамольную сказку молодой Марк Захаров. Теперь все мы знаем его яркий фильм «Убить дракона» по сценарию Григория Горина на основе шварцевского текста. Университетская постановка Захарова тоже была «срезана» по указке властей после семнадцатого показа.

Ставился «Дракон» в 1960-х годах и за рубежом. Её интерпретировали французские, немецкие режиссёры. В России, особенно в новейшее время, он ставился на самых прославленных сценах самыми серьёзными постановщиками. В Иркутском академическом высказаться на тему «Дракона» решился заслуженный артист России Евгений Солонинкин.

Глубина и острота пьесы Шварца в том, что проблема тирании решается шире, чем это делалось до него. «Самое печальное в этой истории то, что они… улыбаются», – говорит диссидентствующий персонаж Кот о жертвах насилия. Власть узурпаторов, сила диктаторов питаются добровольным конформизмом подавляемых масс. Люди сами взращивают и венчают драконов. Читая Шварца, мы понимаем: тирания не на тронах, она в сердцах наших. Современный прозаик Виктор Пелевин очень точно подметил, что рабство в человеке не сосредоточено в каком-то отдельном органе, а разливается по всему существу в виде вялотекущего перитонита, и, следовательно, «не существует никакой возможности выдавить этого раба, не повредив ценных душевных свойств». Убить дракона – это убить его в каждом из нас, как бы глубоко и надёжно он ни гнездился в глубинах подсознания. Каждый готов признать власть дракона и присвоить её при удобной возможности. Палачи – порождения жертв.

Есть ещё очаровательная польская поговорка: «Воров нет: люди сами крадут». Именно такой диалектикой пронизан текст мудрой пьесы Евгения Шварца.

Стараясь уловить именно эту тонкую грань политической сказки, постановщик Евгений Солонинкин практически отказывается от её фантастического и героического регистров. В спектакле «Дракон» на Другой сцене охлопковского театра действие развёртывается в бытовом и сатирическом ключах. Не бой с чудовищем, не игра с волшебными доспехами, не метафизика непосильного поединка героя с мировым злом становятся квинтэссенцией действия. Важнее, сложнее, ценнее то, что происходит в душах людей, деформированных вековым подчинением насилию, уставших жаждать свободы, утративших самоуважение, искренность и мужество.

Премьера спектакля «Дракон» состоится 20 сентября. Отличная возможность вслушаться в себя, встретиться с собственными страхами и слабостями, вспомнить простые и мудрые истины.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер