издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«БЦБК как плевок на иконе, его надо стереть»

Представителям Росгеологии, участвовавшим в организованных в минувший вторник общественных слушаниях «Текущее состояние дел по ликвидации накопленных отходов БЦБК», не позавидуешь. Слишком много вопросов накопилось к исполнителю госконтракта на ведение этих работ. А выступающие не скупились на бурные эмоции и резкие обвинения. Из хорошего: жители села Моты смогли «под протокол» заручиться заверениями в том, что площадка вблизи их населённого пункта не будет использована в качестве полигона для хранения лигнина из карт БЦБК. Подробности – в нашем материале.

Ненужные миллиарды

Слушания «Текущее состояние дел по ликвидации накопленных отходов БЦБК» – дебют созданной недавно общественной организации «Байкальский центр гражданской экспертизы». В качестве ведущего – Юрий Фалейчик (в прошлом депутат нескольких созывов Законодательного Собрания Иркутской области, возглавлявший в своё время комитеты природных ресурсов и по собственности. – Авт.). Открывая слушания, он процитировал своего друга- предпринимателя: «БЦБК как плевок на иконе, его надо стереть». «Комбинат закрылся в 2013 году, а плевок «не стёрли», – продолжал Фалейчик зловеще.

В зале нашлось несколько человек, которые поёжились после этих его слов, понимая, что ничего хорошего в свой адрес они здесь не услышат. В числе докладчиков, которым было явно неуютно на этом мероприятии, оказался и руководитель ОГКУ «Дирекция по эксплуатации гидротехнических сооружений и ликвидации ущерба» Валентин Бороденко, которому пришлось отдуваться перед собравшимися за всё правительство Иркутской области, в 2017 году добившееся в этом проекте статуса заказчика.

«В октябре 2017 года единственным исполнителем работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов БЦБК решением главы правительства РФ стала госкорпорация «Росгеология», – начал он читать с листа. Дальше было перечисление дат и цифр. Стоимость контракта, заключённого 22 декабря прошлого года с Росгео, составила 5,9 млрд рублей. Работы по ликвидации вреда должны быть закончены до 31 декабря 2020 года. 79% средств на выполнение этих работ направляет федеральный бюджет, остальное – область. Из всей суммы исполнителю контракта выплачен лишь аванс – 287 млн рублей. Как подчеркнул Валентин Бороденко, эти деньги сейчас лежат на счетах компании. Из запланированных к оплате исполнителю контракта в 2018 году зарезирвировано 1,4 млрд рублей, но не перечислено (в 2019 году, согласно программе по охране озера Байкал, предусмотрено финансирование на сумму 1,8 млрд рублей, в 2020 году – 2,4 млрд).

Просроченный проект

Очень сложно было объяснить собравшимся, почему деньги в бюджете прописаны, а работы не выполняются. Или почему девять месяцев существует контракт, а технология, по которой будут рекультивировать шламохранилища БЦБК, до сих пор не выбрана. Оказалось, что контракт был заключён из расчёта стоимости заведомо нерабочего проекта, подготовленного когда-то «ВЭБ Инжинирингом» (26 июня 2013 года предшественник Росгеологии предложил перевести шлам-лигнин в твёрдое состояние, а очистку надшламовой воды произвести на заводских очистных. – Авт.). Стороны, когда заключали контракт и передавали документацию, уже точно знали, что руководствоваться им не стоит. Лишь в марте провели обследование очистных сооружений БЦБК и пришли к неутешительному выводу. В связи с несанкционированным демонтажем трубопровода, наземного оборудования, а также из-за попадания в накопитель очистных 160 тыс. тонн чёрного щёлока их использование невозможно.

«26 марта Росгеология приостановила работы из-за того, что проектная документация не соответствует техническим регламентам», – добавил Валентин Бороденко. Даже гарантийные обязательства о корректировке проектной документации «ВЭБ Инжиниринга» истекли ещё до срока заключения контракта. Росгеологии было рекомендовано выполнить корректировку за свой счёт.

Сейчас компания ведёт исследования отходов, захороненных на Солзанском полигоне, где находится опытная установка (подробно «ВСП» писала об этом 4 сентября).

– Работы необходимо было начать с нуля, – подтвердил первый заместитель генерального директора «РГ-Экология» Глеб Писарев. – Отходы – это и шламовая вода, её планировалось очищать на очистных БЦБК. Они в нерабочем состоянии, а городские очистные не готовы принимать надшламовую воду. Это ещё одна проблема. Мы ведём работу по осушению. У нас 4 миллиона тонн отходов – 2 миллиона из них шлам-лигнин. Его природная влажность около 90%. Если мы сможем отделить воду от шлам-лигнина, проблема станет меньше. Почему речь идёт о вывозе отходов? Потому что карты находятся в особо охраняемой природной территории. Если вывозить, то речь должна идти о специальных полигонах, потому что шлам-лигнин является отходом 4 класса опасности.

Юрий Фалейчик на это заметил, что «далеко не все чувствуют цифру – 4 миллиона кубометров твёрдого вещества». Хотя, по его словам, это треть плотины Иркутской ГЭС, длина которой составляет 2,5 километра. «Мы тут прикинули, что стоимость только перевозки этого объёма автомобильным транспортом на расстояние 100 километров составит 12 миллиардов рублей. Вывоз выглядит весьма порочно с точки зрения затрат», – заметил он

И не только затрат. Это выглядит очень мрачно и с точки зрения жителей села Моты Шелеховского района, где у другой «дочки» Росгео – компании «Иркутскгеофизика» – имеется земельный участок, более 200 гектаров площади которого владелец неожиданно собрался перевести в земли промышленного назначения. Местные жители настроены бороться за землю у дома и создали общественное движение.

– Почему вы не говорите, что в этом допсоглашении вы предусмотрели компенсацию Росгео за земельный участок площадью 244 гектара, который им принадлежит в Мотах? – обратился один из активистов к Бороденко.

На что тот ретировался: «Позиция губернатора и Минприроды такова, что в Моты точно ничего вывозиться не будет».

«Так нельзя. Это бесхозяйственно»

«Если бы не угроза селей, не требовалась бы ликвидация и Солзанского полигона. Но в ваших контрактах отсутствуют мероприятия по защите от селевой опасности», – заметил Юрий Фалейчик, обращаясь к Валентину Бороденко. У последнего на этот случай оказалась ещё одна историческая справка – от областного минимущества. В ней перечислялись проведённые совещания и решения внести изменения в программы и подпрограммы. «На Бабхинском полигоне в картах трещины, карты переполнены, отходы перетекают через бетонное корыто», – прозвучала после реплика жительницы Байкальска.

Присутствовавшие в зале учёные с изумлением узнали, что рекомендации по селезащите для регионального правительства выполнит ФГБУ «Высокогорный геофизический институт» из Нальчика. Недавно он выиграл это право на электронном аукционе. Немногим позже заместитель директора Института земной коры Кирилл Леви не выдержал и назвал многие проекты, разрабатываемые по заказу властей, «дурацкими», припомнив, как в 2012 году одна компания пришла к выводу, что Слюдянскому району сели не страшны. «Говорить о том, что здесь селевых потоков нет и быть не может, нам не даёт история. Под угрозой этих процессов находятся те немногие промышленные объекты, что расположены на побережье. Закрывать глаза на них опасно», – предупредил он.

– Что, как мы предполагаем, нужно сделать для защиты этих карт? Либо построить дамбы, либо прорыть каналы, по которым можно запустить селевые потоки, – заметил учёный. – В Байкальске закупорены выходные отверстия в стенках селезащитных дамб. Так нельзя. Это бесхозяйственно.

В своё время, понимая, что главная опасность для карт – сели, иркутские учёные прошли не одно федеральное ведомство. В числе этих ходоков заведующий лабораторией Лимнологического института СО РАН Александр Сутурин. И кое-чего удалось добиться. По предложению Владимира Путина «Сибгипробум» и Лимнологический институт провели работу, которая затем была включена в ФЦП, рассказал Сутурин. По его словам, необходимо было 3,2 млрд рублей и 3-4 года работы. И проблема с отходами БЦБК была бы решена. «А потом началась катавасия», – говорит учёный.

Первым был Шувалов

«Каждый, кто приходит, делает вид, что ничего до него не было, – заметил Сутурин. – К сожалению, инженерная экология становится пристанищем непрофессионалов. А это сложнейшая проблема». Сутурин напомнил, что впервые перевезти подальше от Байкала отходы БЦБК предложил бывший вице-премьер РФ Шувалов. «Нам поручили посчитать, сколько это займёт времени и будет стоить. За 17 лет надо было потратить на это 20 миллиардов рублей. Сейчас это ещё дороже», – делится учёный.

– Почвогрунты – основа рекультивации, – убеждён он. – Это и защита от селей.

Проект, когда-то разработанный для БЦБК, сейчас реализуется на Селенгинском ЦКК (иркутских учёных потеснил тот самый «ВЭБ Инжиниринг»). «Мы из шлам-лигнина, коры и золы сделали почвогрунт, который подходит даже для сельского хозяйства. Мы на этих почвах посадили кедры», – пояснил Сутурин. Когда возникла потребность в древесном компоненте для компоста, использовали засыхающие от водянки кедровые леса. «В результате компостирования водянка кедровая уничтожается», – не скрывая удовольствия, говорил он.

В итоге Селенгинский комбинат за год рекультивировал 50 гектаров полигона, инвестируя на эти работы собственные средства. На месте карт там планируются лесопитомники.

По мнению Александра Сутурина, в Байкальске эту технологию можно повторить. «Это и дешевле, и эффективнее», – говорит он. К тому же запасы золы на полигонах БЦБК имеются.

Но закончить слушания на оптимистичной ноте всё же не удалось. Последней слово для выступления взяла Юлия Федоренко, помощник депутата Госдумы Николая Николаева. Она озвучила позицию своего шефа о необходимости вопрос ликвидации негативных последствий отходов БЦБК вернуть на федеральный уровень. И добавила: Счётная палата РФ в ответ на обращение депутата Николаева сообщила, что «в настоящее время проводятся контрольные мероприятия по использованию средств бюджета, в рамках которых будет проведена проверка ликвидации накопленного ущерба БЦБК».

Резолюция публичных слушаний

Иркутской областной общественной организации «Байкальский центр гражданской экспертизы» на тему «Текущее состояние дел по ликвидации накопленных загрязнений остановленного Байкальского целлюлозно-бумажного комбината», г. Иркутск, 18 сентября 2018 г.

Учитывая, что ликвидация накопленного экологического ущерба от деятельности БЦБК на сегодняшний день является главным и крупнейшим экологическим проектом страны, что Байкальский ЦБК находится в зоне международного внимания как главный раздражитель на объекте всемирного наследия Юнеско – озере Байкал, что текущая ситуация под неусыпным контролем российской общественности, публичные слушания единогласно рекомендуют:

1. С целью исключения рисков разрушений полигона хранения высокотоксичных отходов шлам-лигнина и загрязнения озера Байкал, гибели людей от селевых потоков в районе посёлка Солзан правительству Иркутской области в срочном порядке выполнить проектирование и исполнение противоселевых мероприятий в этом районе.

2. Правительству Иркутской области отказаться от дорогостоящей, организационно и технологически не проработанной, не имеющей проектной документации, не согласованной с органами местного самоуправления идеи вывоза шлам-лигнина Байкальского ЦБК за пределы Центральной экологической зоны озера Байкал. Предусмотреть захоронение обезвреженного и обезвоженного шлам-лигнина в тех же картах Солзанского полигона с последующей их рекультивацией.

3. Правительству Иркутской области в срочном порядке выполнить проектирование и соответствующую реконструкцию очистных сооружений города Байкальска для приёма и очистки надшламовых вод Солзанского и Бабхинского полигонов, без которой невозможно начать реальную переработку в промышленном масштабе золо-шлам-лигниновых накоплений Байкальского ЦБК.

4. Правительству Иркутской области совместно с подрядчиком – АО «Росгеология» – привлечь других разработчиков технологий переработки шлам-лигнина к опытно-промышленному испытанию этих технологий на Солзанском и Бабхинском полигонах БЦБК, изучить опыт рекультивации шлам-лигниновых полигонов Селенгинского ЦКК. Выбор оптимального (оптимальных) по экологическим требованиям, экономике, технологичности метода (методов) переработки отходов БЦБК осуществить публично и комиссионно с участием академических институтов Иркутского научного центра СО РАН, проектных институтов г. Иркутска, общественных организаций.

5. Правительству области разработать и представить общественности согласованный по времени и ресурсам комплексный план модернизации территории остановленного Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и г. Байкальска, включающий в себя реконструкцию городских очистных сооружений и Байкальской ТЭЦ, дезактивацию оборудования и промплощадки, демонтаж конструкций БЦБК и переработку накопленных загрязнений от деятельности комбината.

6. Законодательному Собранию Иркутской области совместно с Контрольно-счётной палатой Иркутской области проанализировать заключённые контракты между правительством Иркутской области и АО «Росгеология», а также взять на контроль расходование переданных федеральных и областных бюджетных средств, направленных на ликвидацию ущерба окружающей среде от деятельности Байкальского ЦБК.

7. Повторно вернуться к рассмотрению темы «Текущее состояние дел по ликвидации накопленных отходов БЦБК» в мае 2019 года.

8. Принять во внимание заявление представителя правительства Иркутской области, руководителя ОГКУ «Дирекция по эксплуатации гидротехнических сооружений и ликвидации экологического ущерба» Бороденко В.П. и представителя АО «Росгеология», первого заместителя генерального директора ООО «РГ Экология» Писарева Г.В. о том, что в районе села Моты не будет размещаться полигон для складирования шлам-лигнина Байкальского ЦБК.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер