издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«А гроши где возьмёшь?»

«Восточкинцу» Александру Антоненко исполняется 80 лет

11 октября свой юбилей отмечает Александр Антоненко, около 40 лет проработавший в «Восточно-Сибирской правде». Человек, без которого, по выражению Сергея Тена, руководившего в своё время ЗАО «Труд», иркутские дороги были бы ещё хуже, а мост строился бы ещё дольше. Украинский парень, влюбившийся в своё время в Сибирь, он прошёл БАМ от Тайшета до Комсомольска-на-Амуре. Рыбак, у которого каждой весной – в преддверии подлёдной ловли на Байкале – начинается «зуд нетерпения». Журналист, настолько досконально разбирающийся в любимой теме, что первым среди коллег получил звание «Заслуженный строитель России». Всё это он – Александр Антоненко.

Когда в середине 2000-х годов я пришла на работу в «Восточку», в редакции была такая шутка: «Александр Маркович строит мост, а Георгий Иванович (Кузнецов, обозреватель по экологическим вопросам. – Авт.) отодвигает трубу». Сейчас те события, когда запуска Академического моста пришлось ждать долгие годы, а трубу ВСТО хотели проложить по берегу Байкала, кажутся такими далёкими…

«Когда пришло время выбирать дорогу в самостоятельную жизнь, у меня проблем не было. Работая в строительном отделе, стремился побывать на каждой новостройке, как будто боялся опоздать. Наверное, смешно сейчас вспоминать о тех порывах молодой души. Но разве можно было оставаться в стороне, когда вся страна заговорила о БАМе», – вспоминает в своём материале «Подателя сего встречать, принимать, провожать…» сам Александр Маркович. В итоге он прошёл БАМ от Тайшета до Комсомольска-на-Амуре. За десятилетия работы в «Восточке» Александр Антоненко стал настоящим профессионалом в любимой теме.

«На всех крупных строительных совещаниях, где мы оказывались вместе с Александром Марковичем, его все воспринимали как равного, – вспоминает коллега Георгий Кузнецов. – С управляющими трестами, руководителями строительных компаний он был на «ты», мог запросто вставить крепкое словцо. Вне зависимости от ранга не стеснялся задавать неудобные, резкие вопросы со своим украинским «говорком»: «А гроши где возьмёшь?» Или: «А куда гроши ты дел, тебе ведь выделили?» Считается, что журналист – профессиональный дилетант, который быстро может найти консультантов по тому или иному вопросу. Так вот в строительстве Александр Маркович не дилетант».

«Хотя он любит побрюзжать на тему «хватит с меня этих строек, чистых брюк не осталось, все в цементе», ему никто не верит. Потому что скажи только – намечается объезд по объектам, и Антоненко сразу забудет и про брюки, и про грязь, и даже про зимнюю стужу и помчится куда угодно», – читаем в материале «Прораб» перестройки», подготовленном нашим ушедшим коллегой Борисом Абкиным.

Родившись на Украине, за десятки лет, проведённых в Сибири, Александр Маркович так и не смог привыкнуть к морозам. Зато полюбил суровую природу, тайгу, Байкал. «Мы вот здесь живём и, знаешь, порой мало ценим, что судьбой нам дано великое богатство. Извини за красивые слова, я их терпеть не могу, но ведь это так. Здесь выучился, родил двух детей, получил профессию», – говорит он о ставшем родным крае и с радостью пользуется возможностями, которые он предоставляет. Одна из его страстей – рыбалка. Об удочках, лесках, мормышках с благодарным собеседником он может говорить бесконечно.

Когда мы работали вместе, Александр Маркович всегда внешне был очень суров. Но, как выяснилось позже, под стальным панцирем скрывается очень преданный и добрый человек. «В 1985 году, во время перестройки, обком партии решил провести аттестацию журналистов партийной газеты, – вспоминает заместитель главного редактора Людмила Бегагоина. – Все выходившие из кабинета коллеги говорили, что их благодарили за отличный труд. Однако, когда я зашла в кабинет, услышала от руководителя аттестационной комиссии: «Ты, Бегагоина, всё время пишешь критические статьи, а у нас в стране перестройка. Нас читают даже за рубежом, а ты критикуешь советскую власть. Что подумают о нашей стране за границей?!»

– Всё шло к тому, что меня не аттестуют. Редактор Валерий Павлович Никольский стал за меня заступаться, говорить, что редакция не может меня потерять и он лично проследит за тем, чтобы такого не повторилось. Я молчала, потому что боялась расплакаться. Наконец мне сказали: «Ладно, так и быть. На этот раз прощаем. Но чтобы больше советскую власть не трогала». Я выскочила из кабинета, пулей пролетела мимо взволнованных коллег, добежала до фонтана и там разрыдалась. Смотрю, бежит ко мне Саша Антоненко – озабоченный, глаза круглые. И давай меня трясти: «Что случилось? Тебя выгнали, или что?» С рёвом я описала ему ситуацию, а он как давай хохотать. «Ты что, – говорит, – Бегагоша (так меня все тогда называли), плачешь?! За границей читают «Восточку»?! Ха-ха-ха. Ой, что они подумают о советской власти! Ха-ха-ха. Мы ещё с тобой через несколько лет будем этот случай вспоминать и смеяться». Можно сказать, он мне слезы утёр, успокоил, привёл в чувство».

Строитель – профессия созидателя, так и в жизни Александр Маркович любит создавать события, «движуху», как сказали бы представители поколения миллениалов. «Одно время Сашка был председателем профсоюзной организации газеты, я отвечала за работу с детьми, – вспоминает Людмила Бегагоина. – Мы так много всего придумывали для ребят: билеты в ТЮЗ, выставки детских рисунков, конкурсы, награждения. Наряжались Снегурочкой и Дедом Морозом и на радость ребятам подъезжали на милицейской машине с гудками. У нас коллектив был дружный, мы были как одна семья. И до сих пор ею остаёмся. Каждый праздник он обязательно позвонит по домашнему телефону, поздравит, видно, что он без нас скучает. И мы без него – тоже».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер