издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Корысти ради

Обычный предприниматель, склонный к надувательству, вырос в крупного афериста

Героями уголовных дел теперь всё чаще становятся мошенники разного разлива. Среди массы недалёких и простоватых воришек, склонных к дешёвым аферам, попадаются порой люди ловкие, обаятельные, с фантазией. Иногда ещё и с «красным» дипломом об университетском образовании и при высокой должности. Вот, например, как недавно осуждённый Свердловским районным судом Иркутска Алексей Шорин. Учредитель и генеральный директор иркутской строительной фирмы «Находка» в разговоре любил делать акцент на то, что имеет обширные связи во властных и банковских структурах. Что отчасти соответствовало истине. Но это не помогло ему уйти от уголовной ответственности. Осуждённого мошенника взяли под стражу прямо в зале суда.

Жулику пошли навстречу

Это уголовное дело любопытно прежде всего тем, что наглядно демонстрирует, как обычный предприниматель, склонный к надувательству, может стать крупным аферистом. В нашем случае жуликоватому бизнесмену, что называется, «порадели» государственные служащие, занимающие ответственные посты в «Сером доме». А дело было так. С декабря 2014 года по октябрь 2015-го гендиректор ООО «Находка» Алексей Шорин заключил с министерством имущественных отношений Иркутской области четыре государственных контракта на участие в долевом строительстве многоквартирного жилого дома на улице Вокзальной в посёлке Чунский. 40 квартир в многоэтажке предназначались для сирот, в том числе и социальных, после того как они распрощаются с детскими домами и интернатами. Эти благие намерения были прописаны в программе, разработанной в региональном министерстве имущественных отношений.

В свой срок в Единой информационной системе появились извещения о проведении электронных аукционов на право заключения контрактов. Только желающих связываться с долевым строительством «для обеспечения государственных и муниципальных нужд», как называется такая работа в № 44-ФЗ, не нашлось. Кроме ООО «Находка», которое стало единственным участником конкурса. Хотя электронные аукционы и были признаны несостоявшимися, поскольку соперников у «Находки» не оказалось, государственные контракты с Шориным были всё же подписаны. Закон это позволял, и аукционная комиссия решила пойти участнику навстречу. И напрасно, как выяснилось позднее. Следствие по уголовному делу, а затем и суд подтвердили: генеральный директор ООО «Находка» использовал своё служебное положение «во исполнение преступного плана и корыстного умысла». Намерения строить в посёлке Чунский дом для сирот у гендиректора ООО «Находка» вообще не было. Всё, чего он добивался, – положить себе в карман бюджетные деньги, злоупотребив доверием должностных лиц. Это оказалось несложно.

Застройщик получил все права и полномочия, необходимые для возведения трёхэтажного многоквартирного жилого дома: разрешение на строительство, проектные документацию и декларацию. За ним закрепили земельный участок. И в течение 30 календарных дней с момента государственной регистрации контрактов, как и полагается, на расчётный счёт «Находки» были перечислены бюджетные миллионы. Цена первых двух контрактов составила 20,28 миллиона рублей, включая суммы на возмещение затрат на строительство и оплату услуг застройщика. Сюда вошли как средства областной казны, так и субсидии из федерального бюджета. Первый транш, поступивший 30 декабря 2014 года, был равен 30% от общей суммы контрактов – 6,08 миллиона рублей.

Однако, разжившись казёнными деньгами, Шорин так и не приступил к строительству, не заключил даже договоры с подрядчиками. Он, как записано в приговоре, «продолжил реализацию своего преступного плана». Прошёл почти год, как на счету ООО «Находка» осели бюджетные деньги. И хотя на пустыре, где должен был вырасти дом для сирот, никакого шевеления не замечалось, исполняющий обязанности регионального министра имущественных отношений Александр Курбатов подписал с Шориным ещё два государственных контракта на участие в долевом строительстве. И «победитель конкурса», как записано в приговоре суда, «осознавая общественную опасность своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий в виде причинения особо крупного ущерба министерству имущественных отношений Иркутской области», получил путём зачисления на расчётные счета ООО «Находка» ещё 6,14 миллиона рублей из казны. Это было в конце декабря 2015-го, через год уже истекали сроки действия разрешения на строительство и договора аренды земельного участка. Но Шорин так и не приступил к работам, да и адекватных мер к продлению сроков действия разрешительных документов не предпринял. Денежными средствами в общем размере 12 228 840 рублей, поступившими от министерства имущественных отношений Иркутской области по государственным контрактам, он, говоря юридическим языком, «распорядился по собственному усмотрению». Подсудимый уверял, что перечисленные по контрактам деньги он израсходовал на строительство других социальных объектов. А дом для сирот ему якобы помешали строить, как он выразился, «волнения против вырубки деревьев на стройплощадке».

Так министерству имущественных отношений Иркутской области был причинён ущерб в особо крупном размере. Удивительно только, почему ответственные работники этого министерства так долго не проявляли к судьбе такого важного социального объекта совсем никакого интереса? Лишь в мае 2016 года в адрес службы Госстройнадзора Иркутской области от регионального минимущества поступила служебная записка с просьбой проверить ООО «Находка» на предмет целевого расходования денежных средств, направленных на возведение дома для сирот. Документарная проверка была проведена только в августе, поскольку, как выяснилось, ООО «Находка» корреспонденцию по юридическому адресу не получало, документацию и ежеквартальную отчётность не предоставляло, так что вытребовать необходимые бумаги было непросто. Тогда в суд ушли протоколы о привлечении руководителя общества к административной ответственности. В том же 2016 году Арбитражный суд Иркутской области постановил взыскать с ООО «Находка» деньги, отпущенные на обеспечение сирот жильём. Правоохранительные органы всерьёз занялись Шориным.

Злоупотребляя доверием

К этому времени фамилия комбинатора, успешно применявшего мошеннические схемы хищения крупных денежных сумм, была уже знакома оперативникам.

Бизнесмен, находившийся в доверии у властей региона, сумел отжать у четы предпринимателей Мироновых (фамилия изменена) производственную базу стоимостью 40 миллионов рублей. Когда подписывались контракты с минимуществом по сиротским квартирам, Шорин как раз завершал операцию по отъёму у Мироновых их бизнеса.

Познакомился он с супругами летом 2010 года. В принадлежащем им ООО «Ресурс» дела шли неважно. Предприниматели хотели построить кирпичный завод, но получить солидный кредит на сумму 50 миллионов не удавалось. И тут подвернулся услужливый Шорин. Он пообещал Мироновым, что всё отлично уладит: будут им и кредит, и развитие бизнеса. Но при условии, что он выступит в качестве учредителя ООО «Ресурс» со 100-процентной долей участия в уставном капитале. Иначе кто ж ему даст без обеспечения имуществом такие большие деньги? Сама идея, что ни говори, была «мутной», но хозяева фирмы подумали и согласились. К этому времени Шорин уже был их первым советчиком. Хозяева рассудили так: что плохого в этой операции? Их недвижимому имуществу – механическим и ремонтным мастерским, столярному и сварочному цехам, складам, гаражам, диспетчерской, земельному участку на улице Трактовой областного центра – вроде бы ничего не угрожает. Ведь подлинники свидетельств о праве на собственность находятся у них, да и генеральным директором оставалось их доверенное лицо. Юристы им посоветовали ещё обезопасить риски составлением предварительного договора купли-продажи, по которому Шорин должен был взять на себя обязательство вернуть супругам их фирму вместе с объектами недвижимости. Одного не учли предприниматели – они связались с человеком, который ради наживы был готов на многое.

А дальше произошло то, что и должно было случиться. Никакой кредит Мироновы не получили. Через некоторое время Шорин всё реже стал выходить на контакт. Не прошло и года после передачи ему фирмы, как супруги оказались перед фактом: новый – как им казалось, формальный – учредитель продал их имущество, что называется, с потрохами. И оригиналы документов не понадобились – сделал дубликаты. В январе 2014 года по адресу, где раньше располагалась база Мироновых, Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы зарегистрировала новую фирму – ООО «Терра». Надо ли говорить, что одним из её учредителей и генеральным директором стал Шорин. Ещё через месяц право собственности на все перепроданные путём многоходовых комбинаций объекты недвижимости было зарегистрировано на ООО «Терра», и они оказались в пользовании хитроумного мошенника. У въезда на территорию базы Мироновых – теперь уже бывшей – появились бетонные блоки и шлагбаум. Всем чужакам, включая самих Мироновых, был от ворот поворот. Так, злоупотребляя доверием, Шорин причинил легковерным предпринимателям ущерб в размере 40,5 миллиона рублей.

Кстати, в суде прозвучало, что вырученные от продажи деньги он почему-то хранил дома и их якобы украли. На судебном процессе потерпевшей стороной оказалась Раиса Миронова. Муж поддержать её не смог, от переживаний он скончался в 2014 году.

На всё нашлись оправдания

Примечательно, что Шорин не признал свою вину ни по одному эпизоду. На всё у него находились оправдания. Недвижимое имущество Мироновых, по уверению подсудимого, перешло к нему в качестве платы за различные услуги, которые он им оказал. А пустырь вместо дома для детей-сирот остался потому, что жители посёлка устраивали пикеты, обращались в прокуратуру и всячески мешали строительству. Но одним из объективных доказательств вины мошенника стали как раз протоколы осмотра места происшествия. Того самого участка местности по улице Вокзальной в рабочем посёлке Чунский, где должен был вырасти трёхэтажный дом для сирот. Вместо него следственно-оперативная группа увидела лишь деревянный забор с оторванными досками и без ворот. А за забором – «хаотично расположенные кучи с остатками деревьев, пни в количестве 200–250 штук». Следов каких-либо сооружений или хотя бы строительных материалов, оборудования обнаружено не было. Как выяснилось, даже за единственное «строение» – забор, ограждающий пустырь с мусором, – Шорин рабочим так и не заплатил. Суд посчитал, что сам факт отсутствия работ даже на начальном этапе стройки прямо указывает на преступный умысел подсудимого.

Конечно, в ходе судебного процесса анализировались и все финансовые документы застройщика. Специалисты пытались отследить, куда утекли суммы, которые поступали из казны на целевые расходы по строительству жилья для сирот в посёлке Чунский. Выяснилось, что часть денег выдавалась наличкой, средства шли в качестве комиссий банкам, перечислялись как оплата за различные товары и услуги Братскому кирпичному заводу, «Тайшетторгу» и прочим фирмам. Шорин брал их также на заработную плату и хозяйственные нужды. Но к сиротскому дому эти потраченные средства отношения не имели. И подсудимый не мог не знать, что по закону «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» денежные средства участников долевого строительства не могут быть использованы ни на какие другие цели.

На этом процессе выступили многочисленные свидетели – как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. А защищать Шорина было сложно, уж больно корыстно и грубо он поступал с теми, кто ему доверился. Как сказано в приговоре: «Проверяя доводы защиты, суд считает, что они основаны лишь на выгодном для позиции подсудимого толковании гражданского права».

До вынесения приговора Алексей Шорин находился на подписке о невыезде и на заседания суда приходил из дома. Скорее всего, он надеялся избежать реального наказания. Тем более что ранее к уголовной ответственности не привлекался, материалами уголовного дела характеризовался положительно, имел постоянное место жительства, воспитывал несовершеннолетних детей своей сожительницы. Всё это суд учёл. Но, несмотря на это, пришёл к выводу, что для восстановления социальной справедливости и исправления подсудимого наказание всё-таки должно быть назначено в виде лишения свободы. Ведь преступления Шорин совершил тяжкие, в результате его действий потерпевшим был причинён ущерб в особо крупном размере. А обстоятельства, при которых подсудимый совершил мошеннические действия, «свидетельствуют о его серьёзной социальной опасности».

По приговору Свердловского районного суда Иркутска Алексей Шорин должен отправиться в колонию общего режима на 5 лет и 6 месяцев. Меру пресечения суд ему изменил на заключение под стражу, и тут же на его руках защёлкнулись «браслеты». Правда, приговор пока не вступил в законную силу, осуждённый обжаловал его в апелляционной инстанции.

И в качестве послесловия: дети-сироты из Чунского района лишь недавно начали получать ключи от новых квартир. Если бы за расходованием казённых денег и судьбой принятых правительством социальных программ был хоть какой-то контроль, мошенник не смог бы так развернуться. И приятное для обездоленных молодых людей событие могло произойти гораздо раньше.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector