издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Утиная охота» на кукольной сцене Москвы

  • Автор: Ольга Игнатюк, кандидат искусствоведения, Фото: Александр Иванишин

Несмотря на отчаянный столичный мороз, спектакль иркутян съехалась посмотреть вся культурная Москва. Актёры, режиссёры, журналисты, продюсеры, вампиловеды – кого только не было 22 января в стенах Образцовского театра, где играл Иркутский областной театр кукол «Аистёнок». «Утиную охоту» Вампилова на кукольной сцене никому ещё видеть не приходилось.

 

Постановщик Борис Константинов сам определил жанр спектакля, дав нам ключ к разгадке всего сюжета, – «Сны Зилова». Уже в прологе за Зиловым гонятся утиные фантомы с причудливыми головами, стреляя в него из ружей, – безумный сон, больное наваждение. После чего Зилов, полуголый человек в голубых трусах с жёлтыми утятами, просыпается в детской кроватке, из которой он давно вырос, пытается опохмелиться из давно опустошённых бутылок, надеясь встроиться в реальную взрослую жизнь, включаться в которую адски не хочется и безумно лень.

А жизнь требует активного в ней участия: под бодрые шлягеры 1970-х город Иркутск, как показано на сцене, энергично строится, возводятся стены панельных домов (в одном из которых Зилову будет выделена квартира), размахивают руками строители, ансамбль гремит музыкальными ритмами. И всё это – под вечный осенний дождь, словно наваждение, бьющий по крыше и соединяющий реальное с инфернальным.

Ведь здесь реален один Зилов, этот инфантильный переросток, бойкотирующий настоящее и навсегда застрявший в милом безответственном отрочестве. Всё остальное – фантом, наваждение, назойливые мучительные сны. Мир людей, друзей и женщин, коллег по Бюро технической информации, мир реальных проблем, требующих разрешения, задвинут далеко в подсознание, отброшен и дистанцирован. Люди здесь – крошечные куколки с одинаковыми личиками, мелкий игрушечный народец, досаждающий своими писклявыми голосами. Жена Галина и юная Ирина, Кушак, Саяпин и Кузаков, Вера и официант Дима, словом, все они – безнадёжно кукольный мир, далёкий, как воспоминание, и фантомный, как сон. Крошечные человечки стучат на пишущей машинке в кукольном офисе, пируют в кукольном кафе «Незабудка», выскакивают на кукольный балкончик, выглядывают в кукольное окошко, общаясь с живым великаном Зиловым, напоминающим Гулливера в стране лилипутов. И вечная тема – «Люди и куклы» – продолжает свою философию в этой пьесе, создавая два мира – человека и его фантомов.

А кто же он сам, наш молодой герой в трусах с утятами и лицом невинного шалуна, застрявшего в отрочестве? (Играет его Роман Бучек.) Он опрокидывает водку стакан за стаканом и всегда готов к немедленным действиям – куда-то бежать, от кого-то прятаться, наступать в споре и виртуозно ускользать от ответов. Он подвижный, как ртуть, и его шарнирная пластика выдаёт в нём неутомимого лицедея.

Этот обаятельный и ленивый бездельник с лицом озорного шалопая, этот пройдоха и шельма играет свой собственный моноспектакль о внутреннем диссиденстве, о невозможности вписаться в предложенные общественные устои. Презирающий время, в котором живёт, жаждущий того, чего здесь нет, не желающий ни к чему себя применить, мающийся и тоскующий, он куролесит и мучает женщин, обладая редкой притягательной силой, никого при этом не любя и ни к кому не привязываясь. Его разрушительная природа не терпит постоянства, а лукавство и темперамент делают его образ вечным и неистребимым. И, конечно, разве можно представить этого героя в кукольном воплощении? Что оказалось бесспорным для режиссёра театра кукол. Он отнёсся к этой пьесе как к константе, которую изначально должны знать все, а тем более иркутяне, вампиловские земляки. Они с пониманием воспримут и эту сценическую версию – очередной миф о легендарной «Утиной охоте».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector