издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Люди или метры?

Старт «мусорной реформы» вызвал поток обращений на «горячую линию» ОНФ

По количеству людей, недовольных практикой внедрения в регионе новой системы обращения с твёрдыми коммунальными отходами, Иркутская область прочно вошла в тройку самых проблемных субъектов Российской Федерации. На это указывает поток жалоб на «горячую линию», открытую в конце января Общероссийским народным фронтом (ОНФ) для контроля за внедрением «мусорной реформы».

– Рекордное количество обращений граждан из нашей области зарегистрировано за первые же два дня работы «горячей линии», – говорит Сергей Апанович, координатор группы общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса регионального отделения ОНФ. – 30 и 31 января 11 процентов от общего количества всех обращений на «горячую линию» поступило из Иркутской области.

– Иркутский регион наряду с Костромской областью и Красноярским краем входит в топ-3 по количеству жалоб, поступающих на «горячую линию» ОНФ со всей России, – подтвердил безрадостное лидерство области Игорь Кастюкевич, член центрального штаба Общероссийского народного фронта «За Россию», руководитель департамента молодёжных проектов ОНФ. Он прилетал в Иркутск на прошлой неделе, чтобы познакомиться с ситуацией лично и с местными активистами «Молодёжки» разобраться в сформировавших её причинах.

Сорокаградусный февральский мороз, которым встретил Ангарск рейдовую бригаду иркутской «Молодёжки ОНФ», – не лучшее время для прогулок среди мусорных контейнеров и по полигону твёрдых коммунальных отходов. Мне бы такая идея никогда в голову не пришла, но отказаться от приглашения молодых людей в свою компанию силы воли не хватило. Не устоял перед соблазном потусоваться с молодыми активистами. Послушал, что они сами о начавшейся в России мусорной реформе думают и что им про её внедрение местные жители и чиновники рассказывают. Кое-что «для истории» даже записал на диктофон и сфотографировал.

Принимая приглашение участвовать в рейде, я где-то в глубине души рассчитывал ещё и новые знания о введённой системе обращения с твёрдыми коммунальными отходами зачерпнуть в полной мере. Даже чуть-чуть надеялся удивиться: «Вот как хорошо стало там, где раньше было так плохо». Но не сложилось. Визуально не изменилось ничего. Мусор в контейнеры навален по-старому, без какого бы то ни было намёка на сортировку. Ангарский полигон, который мы успели посетить в этот день, визуально не изменился. Над одним из ближних буртов не очень сильный безнадзорный дымок вьётся, никого не пугая возможным будущим пожаром, на тушение которого, если он разгорится, может много-много дней и денег потребоваться. Сортировка и переработка отходов вместо их тупого закапывания в землю (это должно было стать главным в новой системе обращения с ТКО) тоже остаются на старом уровне. Где-то ни того ни другого нет совсем, а кое-где в качестве вторичного сырья используется по нескольку процентов или даже долей процента от общего объёма мусора, поступающего на полигон для захоронения.

Но сказать, что ангарчане вообще не заметили начало реализации большой «мусорной реформы», потому что абсолютно всё осталось по-старому, было бы в корне неправильно. Ещё как заметили. Поэтому и обращений на «горячую линию» из Ангарска оказалось даже немного больше, чем из Иркутска. Вот Александр Нефёдович Башуров, председатель совета дома № 21 в 22 микрорайоне Ангарска, автор одного из обращений на «горячую линию», к которому специально приехали общественники, заметил, к примеру, что новая система обращения с отходами напрочь сломала старый, устоявшийся и отлаженный за многие годы, график вывоза отходов.

Дом, председателем совета которого он является, оборудован мусоропроводами, поэтому мусорных контейнеров во дворе нет, они не пахнут и не портят вид двора. Жильцы к этому привыкли и до начала нынешнего года воспринимали это как должное. Вывоз мусора до начала реформы происходил просто и скучно. К нужному времени дворник выкатывал все контейнеры к проезжей части. Подъехавший мусоровоз забирал содержимое, а дворник закатывал их обратно. Но после новогодних праздников всё стало по-новому. Теперь никто не знает, когда приедет мусоровоз, поэтому дворник, чтобы нечаянно не опоздать, выкатывает контейнеры утром, и они стоят у подъездов открытыми. Иногда весь день. Иногда до темноты. Иногда, по словам Александра Башурова, часов до восьми-девяти вечера, хотя рабочий день у дворника официально заканчивается в 17 часов.

– А вы ожидали, что мы приедем к вам, получив обращение на «горячую линию»? – спрашивает Башурова Игорь Кастюкевич.

– Да, конечно, – отвечает Александр Нефёдович. – Сегодня, наверное, в связи с вашим приездом у нас первый раз убрали мусор с утра.

– А у вас вывешиваются графики вывоза мусора с придомовых территорий? – обращается Кастюкевич к Андрею Сафронову, заместителю мэра Ангарского городского округа, который тоже встретил «Молодёжку ОНФ» во дворе этого дома.

– Нет, не вывешиваются, – признаётся Андрей Сергеевич. – Но мы сейчас синхронизируем работу с управляющими компаниями, чтобы контейнеры из мусоропроводов не вытаскивались раньше времени и они не простаивали в течение всего дня. Я думаю, в ближайшее время эта работа будет налажена.

– Стоп-стоп, – прерывает заместителя мэра Кастюкевич. – Давайте определимся конкретно. «В ближайшее время» – это когда?

– Я думаю, что в течение февраля мы эту работу сделаем, – после секундной заминки ответил Сафронов. Но Кастюкевича и такой ответ представителя муниципальной власти не устроил, потому что слова «думаю» и «в течение» означают «неизвестно когда».

– Если говорите, что «в течение февраля», то давайте, чтобы не позже первого марта графики появились. Успеете? А чтобы и жильцы, и дворники об этом знали, мы сейчас здесь табличку с этой датой повесим и попросим их нам позвонить, если в указанный день графики не появятся…

Специальные бланки для информационных табличек (ламинированные, чтобы от влаги на улице не размокали) и специальные маркеры у активистов «Молодёжки» с собой. Уже через минуту на видном месте появилось первое объявление с обещанием заместителя мэра. По мере продвижения рейдовой бригады от пункта к пункту похожие объявления с другими обещаниями представителей муниципальной власти и указаниями точных дат решения проблем появились в других местах. И – важная деталь – на каждом указан телефон регионального отделения ОНФ, по которому активисты просят позвонить, если обещанное не будет выполнено.

А в микрорайоне Китой, как рассказал его житель Валерий Першин, к числу «новинок» жители относят ликвидацию огороженной контейнерной площадки на улице Партизанской, куда жители приносили свой мусор с частных усадеб. Обещали сделать новую – «лучше и удобнее прежней», но пока не сделали. Когда сделают – неизвестно. В результате пакетами с мусором, которыми раньше заполнялись контейнеры, теперь начали заполняться канавы, овражки, заросли кустарников и прочие укромные места, где мусор не сразу и не так сильно в глаза бросается. Для принятия решения по исправлению этой ситуации оказалось достаточно нескольких минут. После короткого совещания представителей мэрии и регоператора при участии активистов ОНФ прямо посреди улицы прозвучало обещание, что новая площадка с мусорными контейнерами здесь будет оборудована уже к 13 февраля. А на ближайшем столбе тут же появилась информационная табличка для населения с указанием даты и просьбой позвонить в ОНФ, если обещанное не будет выполнено должным образом.

Впрочем, отсутствие графика вывоза мусора с придомовых территорий и даже двухнедельное отсутствие мусорных контейнеров в частном жилом секторе кажутся мелочью по сравнению с главной «новацией» мусорной реформы, шокировавшей жителей Иркутской области и вызвавшей поток обращений на «горячую линию». Новая система обращения с отходами принесла населению новые цены на вывоз мусора.

По традициям, сложившимся в современном российском бизнесе, новые цены не бывают ниже старых. Возможно, ещё и поэтому, переименовав мусор из ТБО (твёрдые бытовые отходы) в ТКО (твёрдые коммунальные отходы), государство в лице региональной исполнительной власти даже безо всяких новых и современных полигонов, без высокотехнологичных сортировочных линий и перерабатывающих предприятий повысило цены для населения не на какие-нибудь доли или даже целые проценты, а кратно. Где-то в два-три раза, а кое-где, по словам впечатлительных местных жителей, и в шесть раз. Создание сортировочных комплексов и строительство перерабатывающих заводов отложены на неопределённое «потом», а деньги с населения берутся сейчас. Причём по настоянию регионального правительства расчёт новых тарифов в нашей области (в разных субъектах федерации это делалось по-разному) производился в расчёте не на количество людей, проживающих в квартире, а на площадь квартиры, на количество квадратных метров. Хотя даже младшему школьнику понятно, что мусор производят всё-таки люди, а не метры.

Абсурд? С точки зрения здравого смысла и социальной справедливости – да. Но вот с точки зрения бизнеса, заточенного на извлечение прибыли любой ценой, без учёта моральных ограничений, – не уверен.

Несколько дней назад в прямом эфире «Радио России – Иркутск» прозвучала передача, посвящённая «мусорной реформе». Один из дозвонившихся радиослушателей рассказал, что, отыскав в Интернете данные о площади имеющегося в областном центре жилья и количестве проживающих в городе людей, он, используя утверждённые нормативы образования ТКО, просчитал оба допустимых законом варианта оплаты: «по душам» и «по квадратам». И оказалось, что при «поквадратной» оплате конечная сумма, собираемая с населения, будет гораздо больше суммы, которая может быть собрана при «подушевой» системе оплаты.

Если расчёты радиослушателя верны, тогда многое становится понятным.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector