издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Култукский разлом

Завод по розливу воды стал камнем преткновения в отношениях с китайцами

Байкал вновь спасают, на сей раз от строящегося завода по розливу воды, которая по большей части будет поставляться на китайский рынок. Кампания, за считанные месяцы раздутая недавно созданной общественной организацией, не только всколыхнула социальные сети, но и достигла высших эшелонов власти. Прокурорскую проверку стройки уже требуют провести в профильном комитете Госдумы. В свою очередь, собственник производства – компания «Аквасиб» – настаивает на том, что работы ведутся законно, а учёные указывают: розлив воды практически не влияет на экосистему Байкала.

«На берегу нашего озера Байкал в Слюдянском районе собираются построить китайский завод по розливу питьевой воды. Продукция завода будет поставляться в Китай. Учёные подтверждают, что строительство завода нанесёт значительный ущерб Байкалу, который и так уже страдает от экологических проблем. Это уникальное место! Его особый микроклимат способствует миграции многих видов перелётных птиц, в том числе и редких. Такого разнообразия нет ни в одной другой точке Иркутской области. Учёные говорят, что место заслуживает охраны и признания в качестве памятника природы. Но никак не строительства промышленного объекта!» – цитата из петиции на сайте change.org, которую два года назад создал иркутянин Зорикто Матанов, вызывает как минимум беспокойство за судьбу Байкала. А у многих (к вечеру 10 марта под обращением, созданным два года назад, подписалось почти 860 тысяч человек. – Авт.) – решимость раздуть холивар. То есть священную войну в социальных сетях, в которой нет места сомнениям и мыслям о том, чтобы выслушать аргументы своих оппонентов.

Наличие союзников, имена которых широко известны, значит едва ли не больше, чем массовость кампании. И вот стилист Сергей Зверев проводит одиночный пикет под стенами Кремля, выступая против строительства завода. Мотивы шоумена, родившегося в бурятском селе Гужиры и довольно долго жившего в Култуке, вполне объяснимы. Вполне возможно, что заботой об окружающей среде руководствовалась и бывшая участница «Дома-2» Виктория Боня. Присоединилась к «протестам» и телеведущая Елена Летучая, написавшая под фотографией в «Инстаграме»: «Преступление строить заводы на Байкале! Мы против строительства и эксплуатации данного завода!» Удивительно, что Сергей Шнуров до сих пор не написал стихотворение на эту тему. Хотя, как говорят, об этом его уже просят поклонники.

То, как подают информацию противники строительства завода – прежде всего региональная общественная организация «Экозащита 365», созданная в ноябре 2018 года, действительно может вызвать праведный гнев из-за судьбы уникального озера. Кампания организована во всех возможных социальных сетях, под петицией появляется всё больше подписей. Поиск по хэштегу «Спаси_Байкал» выдаёт ссылки на множество гневных публикаций и одноимённую группу во «ВКонтакте». А ещё практически полностью, за исключением нижнего подчёркивания, повторяет название страницы «СпасиБайкал» в «Фейсбуке», которую в связи с планами по строительству монгольских ГЭС на Селенге несколько лет назад создал новосибирский журналист Александр Попов. «Мы понимаем, что призыв «Спаси Байкал» можно прилепить на флаг борьбы с любой проблемой, имеющей отношение к великому озеру, – комментирует он. – Даже удивительно, что за два с половиной года, что живёт наше сообщество, никто ещё не попытался украсть его название. Да нам, в принципе, и не жалко – берите, используйте, если бы всё исключительно на благо. Но нам не нравится, когда его используют в скандальных и мутных играх, да ещё и с нотками истерики. Мы не в силах противостоять подобным «защитникам» и «спасителям» Байкала». Но в очередной раз напоминаем, что не имеем к ним никакого отношения».

Зато минимум двое активистов – президент «Экозащиты» Денис Бакулев и один из её соучредителей Антон Пирогов – до того имели отношение к бизнесу, далёкому от бережного отношения к природе. Согласно Единому государственному реестру юридических лиц, они руководили фирмами, которые занимались лесозаготовками и торговлей лесоматериалами. С другой стороны, имя бывшего генерального директора ООО «Аквасиб» Олеси Мульчак, которая до июня 2013 года возглавляла ООО «Сибтрейд», фигурировало в сообщении Следственного департамента МВД России от 16 августа об аресте организованной группы, которая занималась контрабандой леса в Китай. Речь шла о 150 вагонах ежемесячно, стоимость каждой партии оценивалась в 100 млн рублей. На судебном процессе, который начался в июне 2015 года, говорилось уже о лесоматериалах более чем на 90 млн рублей, отправленных в КНР с 29 сентября по 31 декабря 2012 года, а Мульчак не было среди подсудимых. В настоящее время она даже не является генеральным директором «Аквасиба» – этот пост занимает Цзюй Гофа. Сама компания, кстати, была зарегистрирована 9 августа 2012 года.

Законодательство работать разрешает

Завод, который она строит в Култуке, получил все необходимые разрешительные документы. «Есть положительные заключения Росрыболовства, Росприроднадзора и других ведомств, – рассказывает адвокат Алла Коркина, которая отвечает за юридическое сопровождение проекта. – Я хочу отметить, что ни один из инициаторов травли завода никогда не обращался в нашу компанию за предоставлением этой информации и документов». Первый цех строящегося предприятия, готовый на три четверти, даже не фигурирует на тех фотографиях, которые «Экозащита 365» опубликовала в социальных сетях: на снимках есть либо щит с паспортом проекта, либо присыпанный грунтом лёд Байкала, либо проложенные по нему трубопроводы. Картина действительно пугает, но даёт очень мало сведений о том, где будут располагаться производственные корпуса.

Однако экологический активист Виталий Рябцев, в прошлом году подготовивший серию публикаций, в деталях сфотографировал участок, где должно разместиться предприятие, и его окрестности, в том числе Таловские болота, через которые проложены трубы. Границы земельного участка под корпуса находятся в 300–400 м от уреза воды. То есть как минимум за пределами водоохранной зоны Байкала, в которой, впрочем, разрешается размещение подобных объектов. Розлив воды не входит и в перечень видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. «Индустрия по бутилированию воды – самая (!) экологически безопасная из всех возможных индустрий на Байкале, – пишет директор научно-исследовательского института биологии Иркутского государственного университета Максим Тимофеев на своей странице в «Фейсбуке» в ответ на электронное письмо, пришедшее от «Экозащиты 365». – Вода – возобновляемый ресурс. Какого-либо значимого ущерба для экосистемы озера отбор в масштабах одного, двух и даже сотни заводов не наносит. Это меньше сотой доли процента от ежедневно вытекающей из Байкала воды по реке Ангаре. Даже если поставить тысячу таких заводов, суммарное воздействие от них будет несопоставимо с влиянием одной небольшой турбазы где-нибудь на Ольхоне». Или объектов Култукского порта, ранее находившихся на том участке.

«Редкие птицы там не гнездятся»

Рябцев приводит контраргумент – воздействие на Таловские болота, через которые прорыта траншея под две нитки трубопровода для забора воды из озера. «Это интереснейший «перекрёсток» птичьих путей, – пишет он. – Нигде более в Иркутской области не зарегистрировано столь много редких видов птиц, а также «залётных» гостей, гнездящихся много западнее, восточнее или южнее Прибайкалья. Здесь же наблюдаются наиболее поздние осенние (до конца ноября – начала декабря) задержки мигрирующих пернатых, а также самые ранние (в Иркутской области) весенние встречи ряда видов. […] Если этот завод построят, то создание следующих пойдёт уже как по маслу. От болота ничего не останется. Его пересекут такими вот коммуникациями, наверняка ещё и дороги вдоль них понаделают».

Траншея на фотографиях действительно выглядит жутковато. Однако по проекту её должны засыпать после того, как будут проложены постоянные трубопроводы, а повреждённую полосу земли – рекультивировать. Да, в дальнейшем вдоль трассы будет находиться охранная зона, но это вовсе не означает, что будет обустроена дорога. «Вы наверняка многократно бывали в Листвянке, – замечает старший научный сотрудник Лимнологического института СО РАН Игорь Ханаев, работающий в группе водолазных исследований и подводного производства. – Там на въезде два аналогичных объекта: труба от Байкальского музея, по которой качают воду для обслуживания комплекса аквариумов, и экспериментальное производство, где в том числе выпускается – и поставляется на иркутский рынок – бутилированная вода. Кто-нибудь не мог спуститься к урезу воды? Вы, скорее всего, даже не замечали, что там есть какие-то трубы – просто стоят видеокамеры, через которые ведут наблюдение сотрудники этих предприятий».

Угроза для птиц тоже преувеличена. В районе Култука действительно пролегает Южнобайкальский миграционный коридор – ключевая орнитологическая территория, официальный статус которой закреплён в природоохранном законодательстве в странах Азии, но не в России. Весной и осенью над посёлком пролетают дневные хищные птицы, здесь же пролегают пути миграции гусеобразных, куликов, чайкообразных и некоторых видов воробьинообразных. Последние делают остановку на мелководье и в болотистой местности, но не так близко к посёлку, где много людей, а дальше, в районе Шаманского мыса.

«Если говорить про гнездование, то редкие птицы там не гнездятся, – говорит орнитолог, сотрудник Института управления природными ресурсами Иркутского государственного аграрного университета Александр Поваринцев. – Там вообще гнездится очень мало видов птиц, очень мало птиц в целом. Причина первая – близость посёлка и большое количество людей, что создаёт постоянный фактор беспокойства. Причина вторая – практически ежегодное выжигание этого болота. Я работал там достаточно много лет и с 2008 года регулярно наблюдал, как оно горит в апреле, мае и июне, потому что его поджигают или специально, или по неосторожности. Причина третья – засилье домашних животных, в первую очередь собак, которые постоянно патрулируют это болото и охотятся на всё, что могут там поймать». Получается, что траншея, которая может показаться пугающей, сама по себе не слишком-то влияет на птиц, а после рекультивации воздействия практически не будет.

Здесь рыбы нет

То же касается трубопроводов, через которые будет производиться отбор воды. На мелководье они будут частично закопаны, частично закреплены с помощью специальных грузов, так что их попросту замоет песком. «Все возможные неровности исчезнут через пару серьёзных штормов на Байкале, – говорит Ханаев. – Дно примет естественный уровень. Дальше в условиях жёсткой конкуренции между организмами, которые на нём обитают, повреждённый участок будет заселён максимум в течение двух лет, а то и одного года». Это подтверждают результаты исследований, которые проводили лимнологи. Например, проложенная по дну Малого Моря кабельная линия электропередачи на Ольхон, заключённая в пластиковую трубу, дала субстрат для рыб и других гидробионтов. Численность желтокрылки, эндемика Байкала, в том районе резко увеличилась, поскольку возникли идеальные условия для кладки икры.

В Култуке воду для розлива будут забирать не на мелководье, как полагают некоторые пользователи соцсетей, а на глубине 400 м. Оголовок трубопровода будет находиться минимум в трёх десятках метров над дном. Для взрослых рыб, которые встречаются на такой глубине, опасности нет, а молодь обитает выше. Пострадать могут рачки-амфиподы, но далеко не в той степени, чтобы можно было говорить о неминуемой экологической катастрофе.

Национальный вопрос

Первая очередь завода, которая по проекту должна заработать в конце 2019 года, будет забирать 137 кубометров воды в сутки. Полная мощность, которую планируют достичь в 2021 году, предполагает ежесуточный отбор 400 «кубов». Это в пять раз меньше, чем объём воды, за секунду проходящий через агрегаты Иркутской ГЭС при действующих в настоящее время сбросных расходах. Или в 432 тысячи раз меньше суточных сбросных расходов станции в действующем режиме. То есть годовой объём производства проходит через турбины Иркутской ГЭС за 73 секунды. При условии, что она, как сейчас, работает со сбросными расходами 2000 кубометров в секунду. Подобное возможно далеко не всегда. Расходы станции начали увеличивать с 1 ноября 2018 года, а до этого из-за недостатка притока они на протяжении четырёх лет были минимально допустимыми – 1300 кубометров в секунду. Для сравнения: естественный сток Ангары до её строительства в среднем составлял 1900–1920 «кубов» ежесекундно, примерно столько же поступает в Байкал в годы с нормальной водностью. Потребность завода в Култуке даже в том случае, если он будет работать на максимальной мощности, меньше в 410 400 раз. Прописью: в четыреста десять тысяч четыреста раз.

На это находится возражение: если предприятие заработает, за ним придут другие и выкачают весь Байкал. Хотя сложно представить не то что 400 тысяч, а даже четыре сотни заводов по розливу воды на берегах озера. Сейчас в Иркутской области работают только четыре предприятия: два в Листвянке, по одному в Порту Байкал и посёлке Сухой Ручей Слюдянского района. В селе Выдрино Кабанского района действовал завод ООО «Основа Байкала», но компания была ликвидирована. «Отрабатывался тупиковый, на мой взгляд, проект на севере Байкала – рядом с селом Байкальское у мыса Лударь, – перечисляет Ханаев. – Предполагается и, скорее всего, будет реализован проект в Клюевке в Бурятии, где был создан фонд «Колодец Земли». Были проведены предпроектные работы в Мурино. Также предполагались два производства в Слюдянке и ещё один практически готовый проект в Култуке. Вот те предприятия, по которым я имею достоверную информацию». С учётом действующих получается немногим более десятка предприятий. Построить больше не даст логистика – возить бутилированную воду автотранспортом на большие расстояния слишком накладно, а железная дорога проходит лишь по очень малой части побережья Байкала.

К заводу остаётся ещё одна претензия – его строят китайские бизнесмены. Если точнее, 99% уставного капитала «Аквасиба» принадлежат Дацинской водной компании с ограниченной ответственностью «Озеро Байкал» из провинции Хейлунцзян. А 80% продукции завода планируют экспортировать в Китай, Южную Корею и Монголию. При этом предприятие строят в полном соответствии с нормами российского законодательства, которое не запрещает иностранным инвесторам реализовывать подобные проекты на территории страны. «Оборудование мы используем отечественное, на работу планируем принимать местных жителей, – говорит главный инженер производства Владислав Герковенко. – Пользоваться зарубежной техникой и привлекать иностранных рабочих с учётом квот нерентабельно». «Аквасиб» при этом зарегистрирован в Иркутске и здесь же будет уплачивать все налоги и пошлины. В местный бюджет будут поступать и отчисления с зарплаты сотрудников завода, на котором планируют создать 148 рабочих мест. Конечно, значительную часть дивидендов от коммерческой деятельности компании будет получать её китайский соучредитель, но такова логика бизнеса, в которой никто не мешает работать и российским предпринимателям.

«Может, кампания кому-то выгодна?»

«Вся эта шумиха, наверное, отвлекает нас от реальных проблем, которые существуют на Байкале, – резюмирует Ханаев. – Рядом, на противоположном от завода берегу, находятся карты целлюлозно-бумажного комбината. Дальше Листвянка. Что творится на Малом Море? Что творится в Северобайкальске в связи с работой железнодорожного депо? Никогда не задумывались над вопросом: может, вся эта кампания [вокруг завода в Култуке] кому-то выгодна?» Но предположение о том, что она развязана кем-то из конкурентов, приходится отбросить – на вопрос, не было ли предложений о продаже строящегося завода, Цзюй Гофа отвечает однозначно: «Нет».

Кампания тем временем набирает обороты. Председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Государственной Думы Владимир Бурматов 7 марта сообщил на своей странице в «Инстаграме», что он направил депутатский запрос по поводу строительства завода генеральному прокурору РФ Юрию Чайке. Суть поручения та же – проверить законность выдачи разрешения на строительство, выделения участка и порядка проведения общественных слушаний и экологической экспертизы. У парламентария, избранного от Челябинской области, по его собственным словам, «есть серьёзные сомнения в законности стройки».

Примечательно, что проверка уже была – в феврале её провела Западно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура с участием представителей других ведомств. Правоохранители официально ещё не подвели итоги. Но это не помешало пресс-службе губернатора и правительства Иркутской области 7 марта распространить сообщение о том, что прокуратура «будет обращаться в суд с целью приостановления строительства завода по производству питьевой воды в посёлке Култук». Именно такой вывод, следует из него, сделал первый заместитель губернатора – председатель правительства Иркутской области Руслан Болотов «по совокупности выявленных фактов нарушений». То есть обнаруженных на площадке «локальных навалов отходов производства» и «следов розлива нефтепродуктов» – нескольких мешков с мусором, которые не успели убрать строители, и масляного пятна под бульдозером. Кроме того, по информации пресс-службы «Серого дома», правоохранителям не предоставили разрешение на производство земляных работ, которое выдала администрация Култукского поселения.

Помимо этого несколькими днями ранее министерство экономического развития региона по поручению губернатора Сергея Левченко подготовило запросы в управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Иркутской области и Территориальный отдел водных ресурсов. Цель та же – инициировать проверку на предмет возможных нарушений. Но почему-то региональные власти забыли о том, что два года назад строительство завода одобрил инвестиционный совет при правительстве области, а то же самое министерство экономического развития включило «Аквасиб» в реестр участников региональных инвестиционных проектов. Понятное для популиста желание продемонстрировать близость к народу с его чаяниями, очевидно, тому способствовало.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector