издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Могильщики из ЖЭУ

Иркутский областной суд по вердикту присяжных заседателей приговорил «чёрных риэлторов» к большим срокам заключения вплоть до пожизненного лишения свободы

Эта преступная группировка, отправившая на тот свет семерых иркутян, нисколько не походила на вооружённую банду. Достаточно сказать, что возглавил её начальник ЖЭУ-17 Ленинского округа Игорь Наталин – человек при солидной должности и с большими связями в городских учреждениях. Осталась в прошлом его «карьера» в вагоне-ресторане, где он в 1990-х работал разносчиком пищи, а заодно был «вышибалой», успокаивал буйных пассажиров. Именно в те годы он познакомился со своим будущим подельником по уголовному делу – Андреем Беспаловым. Тот вместе со своим приятелем Дмитрием Перетолчиным работал водителем – парни возили проституток на вызовы. Так и Перетолчин оказался в компании «чёрных риэлторов».

Харизматичный лидер «убойного бизнеса»

В 2004 году, имея восьмилетний опыт в сфере управления эксплуатацией жилищного фонда и обеспечения операций с недвижимостью, Игорь Наталин надумал сколотить группировку, которая бы мошенническим путём похищала у жильцов квартиры и продавала их. Идея родилась не спонтанно. В течение многих лет у Наталина были неограниченный доступ к сведениям о задолженности по коммунальным платежам на территории микрорайона Ново-Ленино и законные полномочия требовать от должников расчёта. Для выполнения этой функции привлекались все работники, которыми руководил Наталин. Грех было не воспользоваться такой властью и не урвать для себя кусок пожирнее, когда идея лёгкой наживы просто витала в воздухе. Так в сентябре 2004 года на территории Иркутска начала действовать устойчивая организованная преступная группа «чёрных риэлторов». Потенциальными «клиентами» новой «риэлторской конторы» стали одинокие и престарелые граждане, инвалиды, сироты, алкоголики и наркоманы – одним словом, социально неблагополучные жители Ново-Ленино, должники по коммунальным платежам, которых нетрудно ввести в заблуждение. Главное, все они были с квартирами, которые можно приватизировать и продать, а деньги присвоить.

Игорь Наталин оказался хорошим организатором, он был, как все отмечали, харизматичной личностью и прирождённым лидером. Во властных структурах Иркутска его многие знали, он входил в состав участковой избирательной комиссии, являлся даже её председателем, в дальнейшем планировал сделать политическую карьеру. Свидетели рассказывали, что Наталин не упускал шанса «засветиться», выставить напоказ свою фигуру, старался услужить нужным людям, «решить вопрос без формальностей». Например, мог сделать паспорт без необходимых документов в течение суток, моментально решал вопросы прописки и выписки.

Были в материалах уголовного дела о Наталине и такие отзывы членов криминальной организации: грамотный руководитель, многое делал для того, чтобы сплотить коллектив домоуправления, а следовательно, и преступную группу. Сам он всегда выглядел очень представительно, говорил вежливо, был галантен, создавал вид образованного, грамотного человека, хотя за плечами у него была только средняя школа. Члены группировки вместе ходили в тренажёрный зал, каждый год Наталин устраивал новогодние вечера с выездом сотрудников и членов их семей за город, в летнее время выезжали на природу. Шеф придумал, чтобы у его работников были одинаковые номера на автомашинах – с цифрами 911. Это был хороший ход – каждый чувствовал себя частью команды во главе с сильным человеком, который мог решить многие вопросы и помочь в сложной ситуации,

Не удивительно, что Наталин сумел придать криминальной риэлторской конторе, ставшей вскоре погребальной, видимость законной формы. Он лично финансировал деятельность преступной группы, решения до «работничков» доводил в виде указаний через приближённых лиц. Респектабельности криминальному предприятию придавал отдельный офис в помещении ЖЭУ-17 по адресу: г. Иркутск, ул. Розы Люксембург, д. 227. За стеной располагалось рабочее место Наталина как руководителя ЖЭУ. Участники организованной группы отдавали себе отчёт, что жители Ново-Ленино принимают их «риэлторскую контору» за «государственную организацию». Это придавало «клиентам» уверенности, что с ними поступают законно.

Первый блин не комом

Первая комбинация по отъёму квартиры у больного паренька и его убийству была проведена в 2002 году, когда ещё не была создана преступная группировка «чёрных риэлторов». Игорь Наталин узнал от мастера участка Галины Елохиной, что по соседству с ней на одной лестничной площадке в доме № 154 по улице Севастопольской живёт 19-летний Паша, страдающий олигофренией в стадии выраженной дебильности. Мама его умерла, и больной паренёк получил по наследству квартиру. Приглядывают за ним дальние родственники, живут они тихо. По характеру Паша послушный, никаких проблем с ним нет. Начальник ЖЭУ-17 тут же придумал план присвоения чужих квадратных метров. Он велел Елохиной приручить больного паренька и женить на себе, а потом присвоить и продать его квартиру, переселив «супруга» в психлечебницу.

Довольно скоро основные пункты плана были выполнены. «Добрая» тётенька то подсовывала сироте шоколадку, то угощала спиртным. И очень скоро мальчишка был уже готов идти с ней под венец, хотя на тот момент у него даже ещё не было паспорта. Но Наталин с его связями легко решал подобные проблемы. Он, конечно, был знаком с начальником отдела ЗАГС Ленинского административного округа г. Иркутска (уголовное преследование в отношении неё прекращено в связи с истечением сроков давности) и легко уговорил её нарушить законный порядок оформления брачных отношений. В июне 2002 года была составлена актовая запись о рождении новой ячейки общества. Убедить новоиспечённого мужа продать двухкомнатную квартиру тоже труда не составило. Паша, как ему было велено, собрал для своей супруги весь пакет документов: договор на передачу квартиры в его собственность, копию технического паспорта, справку БТИ Иркутска, свидетельство о праве на наследство по закону. Он также послушно сходил в паспортный стол и выписался из своей собственной жилплощади. После чего работники ЖЭУ-17 поменяли замок на входной двери.

Чтобы выставить из квартиры дальних родственников, присматривавших за больным, пришлось подписать фиктивный договор аренды этой квартиры. Получив ключи, Елохина быстренько нашла покупателей на «двушку» мужа. Потом Паша оказался в нотариальной конторе, где выписал на имя жены необходимую ей доверенность. Так же безропотно он подписал все документы на государственную регистрацию перехода права собственности – и остался без квартиры и без денег. Похищенную у больного сироты сумму – 430 117 рублей – Игорь Наталин поделил по своему усмотрению.

Осталась только одна загвоздка – куда девать самого Пашу? Елохиной он был не нужен, она имела постоянного сожителя. Объехав все близлежащие районы, аферисты нашли в селе Олонки Боханского района домик, куда перевезли больного, обеспечив его продуктами, выпивкой и собутыльником. Наталин привлёк знакомого бомжа, у которого не было ни жилья, ни работы, зато он ни дня не мог прожить без бутылки. Вот такого компаньона подселили к психически нездоровому пареньку. «Надзирателю» было дано строгое указание – следить, чтобы «объект» был всегда пьян и не замыслил побег. Но у Паши всё-таки хватило ума сбежать и поселиться у знакомых. Пришлось супруге тащить пацана к себе в квартиру, где она проживала с маленькой дочкой и любовником-наркоманом.

Понятно, что долго так продолжаться не могло. К тому времени о мытарствах больного юноши было известно уже многим, и в комитет по управлению Ленинским округом Иркутска поступило обращение с просьбой разобраться с мошенниками, лишившими сироту квартиры. От Елохиной потребовали предоставить сведения о том, что парень прописан на её жилплощади, а деньги от продажи квартиры лежат на его банковском счёте. Когда об этом узнал Наталин, жить молодому человеку оставалось недолго. Шеф потребовал от сотрудницы «решить вопрос кардинально», при этом высказывал угрозы убийства самой Елохиной и её малолетнего ребёнка. Исполнил требование начальника близкий друг Елохиной. «Из сострадания, чтобы помочь любимой девушке», – как пояснил он позднее. Этот «милосердный избавитель» пригласил Пашу на прогулку на автомобиле, угостил его пивом, а потом обмотал вокруг шеи заранее приготовленную бельевую верёвку и затянул концы. Труп бросил в лесу, закидав снегом. И найти его при расследовании настоящего уголовного дела не смогли – прошло слишком много времени. А в 2003 году по факту безвестного исчезновения молодого человека тоже возбуждалось уголовное дело, но оно так и осталось в «висяках». Показания Елохина и Наталин давали складные, вели себя уверенно, твердили, что молодой человек куда-то уехал. Тогда им удалось выйти из воды сухими.

Возможно, история со счастливым для убийц концом и сподвигла Наталина продолжить аферы с квартирами, только уже придав им соответствующий размах.

Кладбище при конторе «риэлторов»

Преступная группировка активно действовала под крышей ЖЭУ больше трёх лет – с сентября 2004-го по январь 2008 года, пока правоохранители не задержали одного из активных участников – Андрея Беспалова. В неё добровольно вошли десять человек, но «работы» оказалось так много, что приходилось привлекать посторонних людей, не осведомлённых о главной цели «фирмы». Каждый член организации чётко знал свои обязанности. Главной их задачей был поиск «клиентов» – неблагополучных жильцов с квартирами. Дмитрий Перетолчин и Алексей Селиванов, кроме того, отвечали за изоляцию обманутых людей, пресекали связи с родственниками и обращение в правоохранительные органы.

Добиться того, чтобы пьяный или накачанный наркотиками запуганный клиент подписал доверенность на сбор и оформление документов для регистрации права собственности, а затем на управление и распоряжение квартирой и деньгами, полученными после её продажи, у «риэлторов» получалось как нельзя лучше. Но «возни» со стариками и алкашами было много – их приходилось спаивать, вывозить в заброшенные дома и квартиры, запугивать, бить. А иногда и лишать жизни – если сами они или их родственники пытались обращаться за помощью к властям. Вот результаты трёхлетних трудов «чёрных риэлторов». В 2004 году они приватизировали квартиру площадью 41,1 кв. м, расположенную в доме № 259 по ул. Розы Люксембург, и продали её, присвоив 620 тысяч вырученных при этом рублей. После чего заманили хозяина в пустую квартиру, избили его и зарезали. В 2005 году та же компания провернула операцию с квартирой площадью 31,4 кв. м в доме № 283 по ул. Розы Люксембург, выручив на сей раз 580 тысяч рублей. Бывшего хозяина вывезли в лесной массив возле деревни Большая Елань Усольского района, там задушили и закопали. В том же 2005-м отняли квартиру площадью 66,6 кв. м у супругов в доме по ул. Баумана, разжившись на сумму 880 тысяч рублей, на сей раз обошлось без летального исхода.

В 2006-м Наталин попытался опробовать другой план: склонил начальника отдела ЗАГС по Ленинскому округу к составлению фиктивной актовой записи о вступлении в брак с покойником, который ранее проживал в квартире один. Но довести преступление до конца и продать недвижимость не получилось. Зато в том же году была неоднократно задействована прежняя «убойная» схема. Во-первых, подельники приватизировали квартиру в д. 247 по ул. Розы Люксембург и продали её за 1 млн 195 тысяч рублей, после чего закопали бывшую хозяйку, не удостоив её даже соснового гроба. Месяцем позже отняли квартиру в д. 239 по ул. Розы Люксембург, присвоив вырученные от продажи 815 тысяч рублей. А вскоре, воспользовавшись связями Наталина, незаконно обратили в собственность и продали три квартиры, принадлежавшие администрации города: по ул. Академика Образцова стоимостью 780 тысяч рублей, в переулке Восточном за 1,6 миллиона и по ул. Ярославского за 990 тысяч.

В 2007 году компания «чёрных риэлторов» присвоила полтора миллиона за 40 квадратов в доме № 4 по ул. Академика Образцова, организовав похищение и убийство бывшего хозяина. Исполняли приказ на похищение Зайчук, Лаптев и Лысенко, не осведомлённые об «убойном бизнесе» заказчиков. Они просто напоили и перевезли «объект» за пределы Иркутска – на стройку в пос. Западный. А уж там Перетолчин задушил мужчину. Потом была фиктивная сделка купли-продажи квартиры ещё одного кандидата в покойники. Завладев недвижимостью стоимостью 990 тысяч рублей, «продавца» закопали всё в том же лесу возле деревни Большая Елань. Но и на этом «риэлторы» не остановились. 2007 год выпал «урожайным» – добыча была солидной, но покойников всё прибавлялось, и «личное» кладбище Наталина быстро разрасталось. «Отжатую» обманом квартиру в доме на ул. Баумана площадью 50,6 кв. м удалось продать почти за два миллиона рублей, бывшему хозяину заказали гулянку на катере по Байкалу. Там его и оставили, выкинув за борт с привязанным к ногам грузом.

На основании вердикта

Распутывать клубок преступлений, ради наживы совершённых с нечеловеческим цинизмом и жестокостью, пришлось восьмерым присяжным заседателям. «Принцип состязательности сторон работал в полную силу, – рассказывает государственный обвинитель Максим Руды. – Войти в роль судей и взять на себя тяжёлую ответственность за судьбу подсудимых, восстановление социальной справедливости пришлось обычным людям. Присяжные имели разные профессии, но по возрасту все были старше 30 лет, с жизненным опытом, многие – с высшим образованием. Этим неподготовленным в юридическом плане людям, которых не знакомили заранее с материалами уголовного дела, с характеризующими личности подробностями, удалось тем не менее разобраться в сути и деталях совершённых преступлений».

По словам начальника отдела гособвинителей областной прокуратуры Максима Руды, присяжные заседатели были предельно внимательны и при допросе свидетелей и потерпевших, и при изучении видеозаписей, экспертных заключений, множества документов, касающихся приватизации и продажи квартир. Им было непросто. Ещё и потому, что после совершения убийств прошло 11–15 лет. Не все трупы были обнаружены, на что обращала внимание защита. Некоторые подробности выпали из памяти свидетелей. И никто из подсудимых не признал в суде вину в полном объёме. Признавали в основном частично. А непосредственный исполнитель убийств Перетолчин вообще отказался давать в суде показания, воспользовавшись своим правом. Были оглашены его допросы на предварительном следствии, где он признавал вину и подробно рассказывал о совершённом. Эти показания Перетолчин, правда, подтвердил, но только в отношении себя, изобличать подельников отказался. Несколько дней присяжные заседатели провели в совещательной комнате, взвешивая и сопоставляя исследованные доказательства. В результате вердикт: «Виновны». Все подсудимые признаны виновными во всех инкриминируемых им преступлениях. Доказательства, представленные стороной обвинения, оказались убедительными».

При оглашении приговора подсудимые вели себя по-разному. Четверо, находившиеся на подписке о невыезде, стояли рядом с защитниками и ловили каждое слово судьи. В «клетке» сидели трое. Игорь Наталин, которому пошёл уже шестой десяток лет, и 50-летний Дмитрий Перетолчин словно нацепили на лица маски. Перетолчин долго находился в розыске, из-за чего расследование уголовного дела приходилось приостанавливать. По мере распутывания в суде клубка совершённых «риэлторской конторой» преступлений, в которых Перетолчин чаще других играл роль «могильщика», он, видимо, смирился с ожидавшей его участью. К тому времени также рухнула последняя надежда Наталина, пытавшегося «закосить» под сумасшедшего. Когда розыски Перетолчина увенчались успехом и тот оказался под стражей, Наталин сразу слёг в психиатрическое отделение больницы, опасаясь, что теперь и его привлекут к ответственности. Лидеру ОПГ «риэлторов» дважды пришлось пройти через психиатрические экспертизы. Второй раз – уже в разгар судебного следствия, когда он принялся демонстрировать странности: то начинал заикаться, то переставал узнавать собственного адвоката. Но обе экспертизы не нашли в поведении шефа «риэлторской конторы с убойным уклоном» болезненных отклонений: «Поведение подэкспертного не укладывается в клиническую картину какого-либо психического заболевания, носит нарочитый, наигранный, демонстративный характер, изображения психопатологических симптомов не подтверждаются данными клинического обследования, поэтому их следует считать симулятивными». Вместо невменяемости у Наталина обнаружили «активную личностную позицию, лидерские тенденции, мотивацию достижения и высокий уровень притязаний».

В отдельной «клетке» сидел Алексей Селиванов. Преступления он совершал в 20-летнем возрасте. Сейчас ему уже 33, однако вёл себя подсудимый по-пацански, пытался хамить даже судье, оглашавшему приговор. «Это что ещё за сказки! – выкрикивал Селиванов, комментируя некоторые места в приговоре. – Не было ничего такого». От фото- и видеокамер он прикрывался папкой с бумагами. В публике у Селиванова оказалась внушительная группа поддержки из женщин разного возраста. Одна из них, что постарше, норовила выхватить у меня телефон и шипела, что всё равно его разобьёт. Другая, помоложе, наскакивала и толкала, хотя места в зале было достаточно. Наконец, раздосадованная тем, что я на толчки не реагирую, обозвала меня «дурой» и угомонилась. Фанаткам Селиванова, думаю, просто не понравилось, что я пыталась узнать его фамилию.

И вот судья объявляет квалификацию преступлений, за которые подсудимым придётся нести наказания: убийство двух или более лиц, сопряжённое с похищением человека, совершённое организованной группой из корыстных побуждений; организация убийства и подстрекательство к убийству из корыстных побуждений; похищение человека и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершённое организованной группой. И сроки, соответствующие такому набору особо тяжких преступлений, совершение которых подтверждено вердиктом присяжных заседателей: Дмитрий Перетолчин – пожизненное лишение свободы в колонии особого режима, Игорь Наталин – 23 года, Алексей Селиванов – 8 лет строгого режима, Елохина – 5 лет колонии общего режима. Трое участников похищений, не состоявших в организованной преступной группе, получили наказание без изоляции от общества: один шесть лет условного лишения свободы, двое – по пять лет с испытательным сроком.

Кроме того, Андрей Беспалов, заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием, уже осуждён Иркутским областным судом на 20 лет строгого режима. А Сергей Захаров пока находится в федеральном розыске.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector