издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Народный тренер» дядя Жора

  • Автор: Владислав Пасховер, Фото: из архива автора

В начале 1980-х у нас, иркутских пацанов, в жизни появились бокс, «Локомотив» и Жора Черемисин. И это не фамильярность – это знак отличия, который с достоинством и гордостью несёшь и с ностальгической теплотой вспоминаешь долгие годы. Итак, дядя Жора, он же Георгий Владимирович Черемисин – тренер по боксу ДСО «Локомотив».

Когда-то давно я жил в доме № 45 на улице Подгорной. Это был старый четырёхквартирный дом со столетней историей и четырьмя замечательными соседями. В квартире № 4 жили тётя Тома, дядя Жора и их дочь Маринка. Маринка по натуре была «пацанкой», и её папа, тренер по боксу, только укреплял её авторитет. Всяческие предложения о достойном спортивном воспитании мною игнорировались до тех пор, пока я не получил по шее на зимней ледовой горке, не смог отстоять честь соседки Маринки и моей сестры. Так в 1981 году я попал в «Локомотив». Тогда-то и в моей жизни появился бокс. Он стал неотъемлемой частью жизни не только моей, но и сотни других мальчишек. И был дядя Жора: чёткий, спокойный, ироничный и внимательный. Так и закружилось: мячики, скакалки, лавочки и груши, а ещё футбол, баскетбол и турник… «Та-та-та», – чеканил дядя Жора, описывая виртуальную «троечку», и мы с горящими глазами внимали этому. Это была жизнь больших и маленьких людей, боксёров, это была жизнь дяди Жоры…

В пятидесятых годах Жора Черемисин мало чем отличался от сверстников: школа, техникум физической культуры, армия. Неизменным, вопреки всяким обстоятельствам, оставался бокс, правда, бокс уже другой, более качественный, серьёзный, с другими амбициями и победами. Примерно тогда и сформировались первые зрелые мысли о преданности спорту, о честности и порядочности, о дружбе. А потом пришла и любовь. Тамара стала для Георгия той женщиной, с которой можно было пойти хоть в огонь, хоть в воду… Окружив дядю Жору любовью и заботой, Тамара позволила ему с головой уйти в работу, а работой стал для него бокс.

Первая запись в трудовой книжке: «1965–1972 гг. Иркутский политехнический институт, тренер по боксу». А в 1971 году у дяди Жоры и тёти Томы родилась Маринка. Дядя Жора оказался замечательным папой, поэтому отцовство гармонично вписалось в карьеру, не став непосильной ношей: он одинаково хорошо справлялся с рабочими и с домашними обязанностями. Вскоре его, подающего надежды молодого специалиста, разглядели и в Иркутском горспорткомитете, откуда и поступило серьёзное предложение по работе. Так в 1972 году Георгий Владимирович возглавил секретариат спорткомитета г. Иркутска. Но Черемисина не покидало ощущение, что он находится не на своём месте. Руководство спорткомитета с пониманием отнеслось к его желанию вернуться на тренерскую работу, так что выбор был сделан – выбор длиною в жизнь. В 1973 году Георгий Владимирович стал тренером ДЮСШ «Труд».

Со временем пришла в его жизнь школа судейства и также стала неизменной частью профессиональной деятельности. Невозможно сосчитать количество турниров, отведённых судьёй Черемисиным, число кубков, грамот и благодарственных писем, полученных его протеже. Счёт идёт по меньшей мере на сотню. А ещё были дом, семья, друзья, та невидимая сторона взрослой жизни, которая нас, воспитанников, в принципе, и не касалась. Были у Черемисиных домик на Ангаре, дача на Елизовском острове и, конечно, лодка. Фраза «Любил он поудить» не до конца отразила бы его страсть к этому делу. Да! Ещё он был Рыбаком… А баня? Настоящий мужской драйв – каждую среду, несмотря на погоду и время года.

А ещё с любопытством и грустью открываешь новые грани человека, который отчасти «виноват» в том, что ты стал мужиком, и снова в памяти эхом разносится: «Та-та-та…» Так, не спеша, вколачивал в нас по крупице Георгий Владимирович истины – простые непреложные истины: не обижать девочек, не обманывать, помогать старшим.

Шёл 1980 год. Георгий Владимирович был переведён в ДСО «Локомотив» на должность тренера по боксу. Уже здесь, в «Локомотиве», старшим товарищем, соратником и единомышленником Черемисина стал замечательный человек и тренер Аркадий Владимирович Кривошеев. Абстрагироваться от школы Кривошеева было невозможно: великий мастер задавал пример во всём, что непременно сказывалось на формировании Георгия Владимировича как тренера.

Таких ребят, для кого бокс был не всем, а очередным уроком в школе жизни, было много. Но были и реальные мальчишки, которые понимали бокс иначе, включали голову, руки, ноги и, наконец, побеждали. На первенстве железной дороги, зональных турнирах. Андрей Коноровский, Александр Подойницин, Олег Калугин… Память сохранила не всех.

Суровым испытанием стал 1993 год. При сложных родах умерла единственная дочь Марина. Внучка Наташенька стала лучиком солнца в семейном горе, и, казалось бы, вмиг потерянная жизнь вновь обрела смысл.

Мы вырастали и уходили, приходили новые. И так много-много раз… К сожалению, это доля каждого учителя – поднимать и отпускать, отдавать и не растратиться!

Интересную историю конца 1990-х мне рассказал один из бывших воспитанников Георгия Владимировича: «Как-то я приехал к Георгию Владимировичу договориться, чтобы он взялся потренировать группу молодых бизнесменов, желающих повысить своё эго и боксёрское мастерство. На мой вопрос, не желает ли он дополнительно подзаработать, он ответил: «Коля! А что я ребятам скажу?..» В общем, отказался, потому что не всё измерялось деньгами. В те сложные времена нормальным явлением было, когда тренер зарабатывал подобным образом, ведь у каждого свои обстоятельства. Но и трогает до глубины души, когда эти самые обстоятельства не могли повлиять на обязательства, которые человек давал сам себе».

Вот так не спеша, выписывая путёвки в жизнь, более 40 лет жил и работал наш дядя Жора. Пришло время новых решений и методов тренировок. Молодые специалисты внедряли в тренировочный процесс очередные ноу-хау, и дядя Жора с интересом наблюдал эволюцию любимого дела. День за днём, перелопачивая сотни детских судеб, дядя Жора воспитал не одно поколение мальчишек. Среди них наиболее яркими и талантливыми были Алексей Волков, Аркадий Лавыгин, Константин Князев, Юрий Рамкулов, Константин Шлеин, Игорь Михалкин, которые дозревали уже в других руках. Так всю жизнь и «подносил патроны» своим более именитым товарищам детский тренер дядя Жора Черемисин.

Жизнь размазала конец нашей истории, и никакие знакомства и связи не смогли спасти школу бокса «Локомотива». Так в 2008 году они вместе и закончили: «Локомотив» – с боксом, а Георгий Владимирович – с тренерской работой. Если бы признание и уважение можно было измерить, то не существующее в спорте звание «народный тренер», как никакое другое, подошло бы Черемисину.

9 февраля 2015 года дяди Жоры не стало, но остался бокс и осталась память, которая нас и будет соединять, пока мы живы.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector