издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Животные инстинкты

Хозяин коттеджа, который угробила собачница, теперь должен своей квартирантке

Аркадий Сепетинов остаётся с загаженным домом и долгом перед заводчицей, которая превратила его усадьбу в сплошной туалет. Женщина жила в его доме вместе с мужем, двумя детьми, полусотней собак и тридцатью кошками. Теперь хозяин жилья должен вернуть Оксане Волокитиной 100 тысяч рублей. Деньги он получил как задаток за дом, который выставил на продажу. Волокитина представилась покупательницей, получила ключи от жилья, но оформлять договор купли-продажи не спешила. Попросила на первое время заключить договор аренды. В итоге Аркадий не смог доказать в суде, что деньги были переданы как задаток, и должен отдать их Оксане. Решение суд Иркутского района вынес 31 мая.

Новый поворот в судьбе заводчицы колли Оксаны Волокитиной (она же Платонова, она же Гутник) всколыхнул многих людей в Иркутске и за его пределами. Только прославилась женщина отнюдь не любовью к животным или достижениями питомцев. В центре внимания – очередной коттедж, который загадили кошки и собаки Оксаны. Наша газета дважды писала об этом – в номерах от 9 апреля («Собачья жизнь») и от 30 апреля 2019 года («Скотный двор»).

На счету любительницы животных около десятка «убитых» домов. Она всегда действует по одной схеме. Находит усадьбу, которая долго не продаётся. Продавцу дома, уже отчаявшемуся в попытках реализовать недвижимость, Оксана представляется покупателем, но просит о рассрочке. Не веря своему счастью, хозяин жилья сразу соглашается на уступки, берёт задаток. Сначала берёт, потом возвращает обратно, как было с Аркадием и другими его предшественниками.

Оксана просит на первое время заключить с ней договор аренды, потом тянет с оформлением продажи. Если бы люди, у которых Оксана «покупала» жильё недавно, набрали её имя в Интернете, они не стали бы иметь с ней дел. «Гастроли» Оксаны и её питомцев по пригородам Иркутска давно уже стали достоянием общественности. По Интернету гуляют ролики, в которых хозяева коттеджа за 16 миллионов рублей показывают, во что превратила Волокитина их имущество. Можно легко найти аналогичные видео из домов поскромнее.

Аркадий передал Оксане свою усадьбу в деревне Столбово под Иркутском в ноябре прошлого года. Его могла насторожить причина, по которой Оксана просила заключить договор аренды. Её дети были в приюте. Документы были нужны, чтобы отчитаться перед опекой и забрать девочек. Зря тогда хозяин дома не задал себе вопрос: в состоянии ли женщина, которая находится в бедственном положении, купить усадьбу за 3,5 миллиона рублей? За такую цену Аркадий готов был уступить коттедж. Хотя в том же Столбово можно было выбрать вариант значительно дешевле.

Оксана согласилась не раздумывая. Предупредила только, что во дворе будут жить собаки. Как Оксана намерена распорядиться коттеджем, продавец особо не интересовался. Подумал: это же будет её дом. Да и ничего предосудительного не увидел в том, что у покупательницы есть питомцы. Аркадий же не предполагал, что их будет 80 душ: 50 собак и 30 кошек.

Спустя несколько месяцев хозяин не узнал ни свой дом, ни участок. Двор, сад, гараж были покрыты ровным слоем фекалий вперемешку с клочьями шерсти. В дом невозможно было зайти – в нос бил запах кошачьего туалета. Непонятно, как в комнатах находились дети. Вместе с Оксаной жили две маленькие девочки. Сотрудники администрации, которые побывали в семье, были возмущены. Они однозначно заявили, что в такой антисанитарии детям не место.

Соседи стали жаловаться на собачий лай, неприятный запах от животных. Администрация муниципалитета создала специальную комиссию. Государственный ветеринарный инспектор, которой в составе комиссии пришлось пройтись по «минным полям» и вдохнуть «ароматы», подготовила заключение. В документе говорится о том, что животные содержатся без вольеров. Они не привиты, это опасно не только для питомцев, но и для людей, в том числе для детей, которые находятся рядом. Ветеринарный инспектор отмечает также, что нарушены положения закона «О жестоком обращении с животными».

В конце апреля Аркадий был вынужден выдворить Оксану из своей усадьбы. Он вместе с родственниками собрал её вещи в мешки и выставил на улицу. По окрестностям долго бегали стаи собак. Отдельная история – кошки. Из-за них хозяева до сих пор не могут открыть окна и проветрить комнаты. Пушистые так и норовят пролезть в дом. С большим трудом удалось извлечь нескольких подопечных квартирантки из пространства над подвесным потолком. Оксана без разрешения собственника дома разобрала часть панелей. В образовавшейся нише жили кошки. Туалетом им служили подполье, горшки с цветами и весь пол в доме.

Беспокойство вызывает судьба животных, которые разбрелись по деревне. Жалко детей, для которых кочевая жизнь, ложь и скандалы становятся нормой. А за Оксану переживать не стоит. Она быстро подобрала себе новое жильё неподалёку. Ведь не все ещё наслышаны о «подвигах» этой женщины.

31 мая суд вынес решение о расторжении договора найма. «Оксана нарушила договор. Во-первых, речь в документе шла о том, что она будет жить одна. Во-вторых, по условиям договора дом сдавался только для жилья, а не для организации там приюта для животных», – комментирует решение юрист Елена Попова. Она представляла интересы Аркадия в суде.

На суде Оксана предъявила Аркадию встречный иск – потребовала вернуть задаток. По закону, если сделка не состоялась по вине покупателя, деньги остаются у продавца. Но договорённость о продаже не была оформлена на бумаге. Мы помним о том, что по просьбе Оксаны временно был заключён договор найма. В расписке, которую Аркадий оставил Оксане, он и вовсе написал, что деньги получил в качестве залога. Хозяин дома просто перепутал два слова – задаток и залог. Таким образом, в суде первой инстанции Аркадий не смог доказать, что деньги Оксана ему передала как задаток. Но мужчина не отчаивается и планирует обжаловать решение.

Кроме того, владелец дома намерен взыскать ущерб, нанесённый его имуществу. Перед тем, как отдать детей Оксане осенью прошлого года, сотрудники органов опеки проверяли состояние дома. Они посчитали, что условия подходящие для того, чтобы там находились дети. Есть фотографии того времени. В коттедже чисто и уютно. Елена Попова считает, что у Аркадия есть все шансы получить компенсацию. В какую сумму Оксане могут обойтись испорченные полы, загаженные подполье, гараж и двор, а также дезинфекция всей усадьбы, должны определить эксперты.

Из своей практики Елена Попова знает, что у покупателей и продавцов жилья часто возникают разногласия. Ситуации, когда человек продаёт жильё, а вместо реальных покупателей сталкивается с желающими просто пожить на чужой жилплощади, достаточно распространены. По словам специалиста, обычно продавцы пресекают эти попытки, не доводя до суда. Просто выпроваживают нежелательных жильцов за дверь. Собственник имеет право так поступить.

Случай Аркадия нетипичен тем, что ему нужно было решать, как поступить с детьми и животными. На одной чаше весов была спокойная жизнь квартирантки, её семьи и питомцев. На другой чаше – существование усадьбы. Чем дольше думал Аркадий, тем толще становился слой экскрементов, который покрывал всё пространство. В какой-то момент хозяин дома принял решение, защитил своё имущество. Следующий шаг – судебные разбирательства. «Я считаю, Оксана должна заплатить за ремонт. Она должна ответить за то, что сделала с моим домом», – говорит Аркадий.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector