издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дармоед во хмелю

Убийца своей матери осуждён на 10 лет колонии строгого режима

Реальность может подкинуть такие сюжеты, перед которыми бледнеет любое сочинительство. И всё происходящее может потрясать даже не своей событийной канвой, а какими-то деталями – наподобие чашки с леденцами. Но обо всём подробно.

Обычная многоэтажка в Ангарске. В двухкомнатной квартире жила мать с двумя сыновьями от разных мужей. Старший с младшим не ладил и редко обитал дома. Младший сын, Александр Сизых, к своим сорока годам ума не набрался, пил напропалую, в алкогольном дурмане становился жестоким и агрессивным. Не раз мать спасалась от него у знакомых, ночевала на вокзале. На фоне всех потрясений грянули инсульты. Но помощи от детей женщина не дождалась никакой. Зато у нигде не работающего Александра появилась железная отговорка: «Ухаживаю за матерью».

Болезни одолели её, когда возраст перевалил за 70. Когда-то работящая, весёлая, женщина трудилась дворником. Но силы закончились. В последнее время еле передвигалась по комнате. Помощь требовалась во всём, и это дико раздражало младшенького. Свою маму он морил голодом и даже питьём её обделял, чтобы реже просилась в туалет. Самым лучшим днём считал поступление маминой пенсии. Это событие отмечал с другом и сожительницей. Было время, когда мать прятала пенсию по соседям, чтобы денег хватало на еду. Но в беспомощном состоянии она уже не могла выйти за порог квартиры. Её деньгами стал распоряжаться сын. Из-за попоек продукты покупались от случая к случаю. Каша, супчики для больной были редкостью. Правда, леденцами маму «баловал», насыпал ей в чашку, чтобы перекатывала беззубым ртом и пореже звала. Порой из еды только это и было. Понятно, что от такой жизни на маме остались кожа и кости, никакие слёзы и просьбы не трогали дармоеда во хмелю. Наоборот, он приходил от этого в ярость.

При каждой попойке сына у матери начиналась дрожь: сейчас зайдёт в комнату и начнёт бить. Однажды сломал ей руку. Соседи вызвали «Скорую», медики позвонили в полицию. Но мать отказалась свидетельствовать против собственного ребёнка. Состоялось «примирение сторон». Уже с гипсом пожалела своего родненького. Интересно, что Александр рассказывал своим знакомым, как тяжело ему ухаживать за мамой. Мол, она стала сама не своя, ведёт себя как маленькая, закатывает бесконечные истерики. Измаялся якобы он с ней совсем. Но поместить её в психиатрическую больницу «сердобольный» отказался из жалости. Как это: живую мать – и к психам?

Только недолго под таким «присмотром» мама оставалась живой. Наступил роковой вечер 9 октября 2018 года. В доме снова была пьянка. Мать стала кричать, звать сына, ведь не сразу и расслышит. Александр был в бешенстве. Дальше с его слов в Ангарском городском суде: «Я хотел её успокоить. Ударил по лицу и более трёх раз пнул по телу в районе груди. Но убивать не хотел, пусть бы она заснула». Она и заснула вечным сном. И ведь как бесстрастно постарался описать сцену убийства! На самом деле он несколько раз ударил беспомощную женщину кулаком по лицу. Потом, когда она свалилась на пол, стал бить податливое тело ногами, обутыми в резиновые тапки. Это, конечно, не берцы. Но много ли нужно старой, больной женщине? Примечательно, что свою вину подсудимый признал не сразу. Вначале всё хотел свалить на брата: якобы тот убил, а обвинил его, чтобы самолично завладеть квартирой.

Как потом на вскрытии определили судмедэксперты, тупая травма грудной клетки с переломом рёбер и повреждением пристеночной плевры оказалась смертельной. Хотя кто знает, если бы в тот вечер матери вызвали «Скорую», может, и удалось бы побороться за её жизнь. Возможно, такой шанс был. Под занавес зверского избиения в квартиру вошёл старший брат Сергей. Увидел, что творится: мать ещё лежала на полу живая. Он посадил её на кровать и ушёл выгуливать собаку. А тот, кто убивал, отправился спать. Почему старший сын не вызвал медиков? «Не догадался». Утром тело матери накрыли простынёй и увезли из дома навсегда.

Сергей выступал в суде в качестве свидетеля. Рассказывал о том, что брата всегда боялся. Тот угрожал ему ножом, однажды разбил голову. Мать до последнего всё прощала любимому сыну, хотя каждый раз в припадке пьяного гнева тот откровенно желал ей смерти. Крайне отрицательно о подсудимом отзывались и ближайшие соседи, которые много раз слышали, как он «наводит порядок» в семье. Однажды во дворе увидели: бывшая дворничиха с балкона взывает о помощи, просит, чтобы её покормили. В чём-то, конечно, соседи помогали, но семья жила своей закрытой жизнью. И ещё: соседи явно остерегались оказаться во врагах у Александра, которого алкоголь лишал человеческого обличья.

И напоследок о том, во что совершенно не хочется верить: Елену Сизых похоронили чужие люди – как безродную. В материалах уголовного дела присутствует этот факт. Стенать о том, где же были родные и все, кто её знал, как-то не хочется. Просто нет слов. И такое бывает в жизни. По приговору Ангарского городского суда убийца своей матери был осуждён по ч. 4 ст. 111 УК РФ и отправился на 10 лет в колонию строгого режима.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector