издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дефект вместо эффекта

Выделенные на охрану Байкала миллиарды потрачены впустую

Федеральная целевая программа по охране озера Байкал завершает своё действие в следующем году. Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура проверила итоги её реализации и выяснила: 8 млрд рублей потрачены практически впустую. Экологическая ситуация в регионе не стала лучше. Более того, она ухудшилась по некоторым показателям. Изначально заявленное со стороны федерального центра финансирование в итоге было сокращено на 44%.

 

Действие ФЦП по охране озера Байкал заканчивается, действие национального проекта «Экология» начинается. Байкальская природоохранная прокуратура провела комплексную проверку и оценила, насколько эффективно на Байкальской природной территории исполнялись ФЦП, а также региональные программы по охране окружающей среды. Речь идёт о трёх субъектах – Иркутской области, Бурятии и Забайкальском крае.

Выводы можно сделать неутешительные. Из 66 мероприятий программы проверили 58, и практически по каждому из них имеются вопросы. В итоге выявлено 324 нарушения, внесено 98 представлений, направлено 10 исков в суды. Об этом рассказала начальник отдела по надзору за исполнением законов об охране природы Байкальской природоохранной прокуратуры Светлана Ермаченко.

Изначально на реализацию ФЦП было предусмотрено 58 млрд рублей, причём 83% средств давала Федерация. Однако использовать эту сумму регион не смог, она постепенно сокращалась и в 2018 году была снижена в целом на 44%, а по отдельным направлениям – на 90%. Если говорить об Иркутской области, то здесь фактически ни одно мероприятие не было исполнено до конца. Истратить сумели 8 млрд рублей, но так, что экологическая ситуация стала только хуже.

Байкальск и его отходы

Каждое невыполненное мероприятие программы имеет собственное имя и собственную печальную историю. Центральная и самая больная тема целевой программы – это город Байкальск и накопленные отходы БЦБК. Проблему утилизации отходов здесь пытаются решить с 2013 года, однако за шесть лет продвинуться не удалось ни на шаг.

Проект утилизации отходов, который первоначально пытался разработать «ВЭБ Инжиниринг», обошёлся казне в 131 млн рублей, но реализовать его так и не смогли из-за того, что технологии ликвидации просто не сработали. В 2017 году было принято решение передать полномочия по реализации проекта на уровень субъекта. После этого был заключён контракт на ликвидацию отходов с предприятием «Росгеология». Примечательно, что разработка нового проекта уже не подразумевалась, за основу взяли старый проект, признанный непригодным к исполнению.

– Полгода мы потратили на то, чтобы понудить исполнителей и правительство региона откорректировать техзадание по этому контракту и внести в него пункт по разработке нового проекта или доработке старого, – говорит Светлана Ермаченко. – Направляли представления минприроды и минимуществу Иркутской области, Росгеологии. Выезжали на место, чтобы установить то, что уже давно установлено, – реализовать контракт в старом виде невозможно.

Лишь спустя полгода техзадание было откорректировано. В срок до 30 июня 2019 года исполнитель должен был разработать новый проект и получить к нему положительное заключение экспертизы.

– Пока вносились корректировки в техзадание, действие контракта было приостановлено, – рассказывает Светлана Ермаченко. – Но,несмотря на это, минприроды перечисляло авансы, а Росгеология часть денежных средств благополучно расходовала. В итоге аванс составил 287 миллионов рублей, потрачено более 50 миллионов рублей. Сейчас эти денежные средства возвращены. И мы пришли к тому, что очередной срок разработки проекта истёк, но ничего не сделано. Соответственно, мы снова внесли представление губернатору.

Формально выполнено в Байкальске другое мероприятие ФЦП – строительство новых канализационно-насосных станций и очистных сооружений. Более того, правительство отчиталось об их запуске в эксплуатацию ещё в 2015 году. На самом деле КНС не работают до сих пор. Причина в том, что небольшой участок сети оказался в собственности частного лица, и это лицо блокирует доступ к КНС для всего города.

– Но у нас возникает вопрос: почему за четыре года так и не смогли решить эту проблему? – спрашивает Светлана Ермаченко. – Существуют разные пути решения – от выкупа участка сети до строительства обхода. По сравнению с уже понесёнными затратами это будут не такие большие деньги. В итоге мы имеем абсурдную ситуацию: построены новые очистные, а работать они не могут. Представление мы внесли на уровне муниципалитета и на уровне губернатора. Если решение не появится до ноября, будем вынуждены обращаться в суд.

Мусору не место в нацпарке?

Тотальное сокращение финансирования ФЦП (на 90%) произошло по направлению «Строительство полигонов ТКО и мусороперерабатывающих станций». В общем, это неудивительно. Например, в программу было заложено строительство полигонов в Эхирит-Булагатском, Баяндаевском районах, а также в Ольхонском – в местечке Имел-Кутул. В итоге не построен ни один из них. Если посмотреть на ситуацию внимательно, вопросов возникает очень много.

Контракт на разработку проектно-сметной документации для полигона в Эхирит-Булагатском районе заключён в 2013 году. При этом местная администрация выделила под него земельный участок, на котором полигон не может быть построен никогда, поскольку там находится водоносный горизонт реки. В итоге проект разрабатывается, но экспертизу ожидаемо не проходит. Тем не менее потрачены деньги на разработку проекта, потеряно время.

– В настоящий момент экспертизы нет, другого земельного участка тоже нет, – говорит Светлана Ермаченко. – Губернатор в официальном ответе нам сообщил, что решается вопрос о создании временных площадок с элементами мусоросортировки.

 

Точно такая же ситуация сложилась с полигоном в Баяндаевском районе. Земельный участок под полигон изначально выделен на землях сельхозназначения, где размещать его нельзя. Несмотря на это, деньги переданы на местный уровень, муниципалитет заключил договор на разработку проекта. Соответственно, снова ничего не сделано: проекта нет, но авансы перечислены. Прокуратура пошла в суд и в ходе разбирательства выяснились интересные подробности.

Изначально по условиям контракта предусматривалось, что денежные средства будут перечислены после выполнения работ. Но, как только контракт был заключён, к нему появились дополнительные соглашения. И вот уже деньги выплачиваются авансом, а работа остаётся не сделанной. Природоохранной прокуратуре пришлось через суд отменять допсоглашения и возвращать деньги. Сейчас направлены материалы для возбуждения уголовного дела в отношении местной администрации.

Ещё более запутанная ситуация сложилась с полигоном ТКО на территории Имел-Кутула. В социальных сетях и СМИ распространяется информация о том, что прокуратура не разрешает его строить, поскольку это территория нацпарка. При этом заложниками якобы выступают турбазы, которым некуда вывозить мусор.

– На самом деле всё ровно наоборот, – говорит Светлана Ермаченко. – Прокуратура говорит: надо строить, и это возможно. Законодательство не запрещает нам строительство именно такого объекта. Законом запрещено строительство новых полигонов. Но в данном случае полигон уже существует. Здесь нужно провести капитальный ремонт и сделать объект с элементами мусоросортировки.

Ведомство неоднократно вносило представления руководству области о необходимости строительства. Но исполнение контракта приостановлено до установления границ нацпарка. То есть кто-то просто надеется исключить земельные участки из границ особо охраняемой территории, что позволит ослабить контроль.

В последнее время тема об изменении границ и выводе населённых пунктов из территории нацпарка особенно активно подогревается разными силами. Дело доходит до митингов и акций протеста. Однако местных жителей при этом просто вводят в заблуждение, используя недовольство людей в своих целях. Дело в том, что населённые пункты исторически находятся в границах нацпарка, и закон прямо запрещает эти границы менять. А попытки уже были – и оказались безуспешными. Все разъяснения по этому поводу давно дал Конституционный суд. Более того, если допустить, что решение удастся продавить, землю всё равно нельзя будет предоставлять в собственность, поскольку она находится в Центральной экологической зоне Байкала.

Кстати, отдавать землю в частную собственность в самом деле нельзя, потому что есть реальная угроза, что она очень быстро окажется в собственности иностранных инвесторов. И тогда люди получат ровно то, против чего активно выступают на тех же митингах в защиту Байкала.

Ртуть – очень тяжёлый металл

Не менее застарелая проблема – ликвидация отходов химического производства в Усолье-Сибирском. Ещё в 2016 году природоохранная прокуратура вышла с иском по этому объекту. С 2012 года правительство пытается разработать проект рекультивации одного из объектов промышленной площадки (цеха ртутного электролиза). Время от времени проект отправляют на экспертизу, которая возвращает его на доработку. Причём на устранение замечаний разработчику каждый раз требуется не менее полугода. Между тем время идёт, на дворе 2019 год, ситуация по-прежнему находится на стадии разработки проекта. Причём речь идёт лишь о цехе ртутного электролиза.

– Объектов негативного воздействия там в разы больше, – отмечает Светлана Ермаченко. – Мы не раз ставили вопрос о том, что нужно включить в проект не только цех ртутного электролиза, но и площадку «Усольехимпрома» в целом.

Пока в высоких кабинетах пытаются принять хоть какое-то решение, на самой площадке начали просто расхищать металлоконструкции, спиливать и сдавать их в пункты приёма. А ведь на «Усольехимпроме» осталась не только ртуть, но и другие опасные вещества. Например, было установлено, что в воздух попадали химические хлорсодержащие вещества, которые вызывают отравления. По этим фактам были возбуждены уголовные дела. Лишь после этого региональное правительство обеспечило охрану объекта.

Завод увяз в болоте

Лишь недавно суд вынес окончательное решение о запрете строительства завода по производству бутилированной воды в Култуке. Предприятие с китайским капиталом вошло в список приоритетных инвестиционных проектов, поддержанных правительством Иркутской области. Вопросы к нему возникли после того, как местные жители начали выступать с массовыми протестами.

Природоохранная прокуратура проверила объект и выяснила, что государственная экологическая экспертиза и общественные слушания были проведены с нарушениями. Процедура выделения земельных участков под строительство завода тоже оказалась небезупречной. Более того, под промышленные объекты планировалось отдать земли, расположенные рядом. При этом не было учтено, что в зону воздействия промобъектов попадают уникальные болота, на которых гнездятся редкие краснокнижные птицы.

– Проблема в том, что болота оказались не внесены в реестр водных объектов, – говорит Светлана Ермаченко. – Сейчас мы эту ошибку исправляем. После того, как будет получено официальное заключение, мы будем обжаловать выделение земли на этом водном объекте. Необходимо снять участки с кадастра и поставить болота на учёт именно как водный объект. После этого они будут под надёжной защитой.

После истории с заводом по производству воды у прокуратуры Иркутской области тоже возникли вопросы к правительству региона. Они касались реализации приоритетных инвестпроектов в целом. Была проведена комплексная проверка, выявлен целый ряд нарушений. Примечательно, что представление областной прокуратуры губернатор Иркутской области попытался оспорить в суде, но проиграл.

Работа над ошибками

Если говорить о положительных примерах, то их буквально можно пересчитать по пальцам. Например, построили полигон в Казачинско-Ленском районе. Правда, при этом сорвали сроки почти на два года и в эксплуатацию объект ввели с огромным трудом, потому что он изначально был выполнен с нарушением проектной документации. В итоге в отношении мэра района возбуждено уголовное дело. То есть полигон ввели, но очень дорогой ценой.

Из всех проверенных объектов вопросов нет только к двум визит-центрам – в Байкальском заповеднике и Забайкальском национальном парке. Кроме того, в рамках реализации ФЦП разработан геопортал. Любой пользователь Сети может зайти на этот сайт и посмотреть карту Байкальской природной территории.

Вызывают вопросы не только конкретные мероприятия, но и качество подготовки самих региональных программ. Например, в Иркутской области должны выполняться мероприятия по охране атмосферного воздуха. Такая проблема озвучивается в мотивировочной части программы, затем ставится проблема. Но при этом целевой показатель – не улучшение экологической ситуации или снижение выбросов в атмосферу, а «постановка на учёт объектов негативного воздействия». Понятно, что на состояние атмосферного воздуха этот показатель никак не повлияет. Выполняя программу, специалисты просто ещё раз посчитают все объекты, загрязняющие атмосферу. Затем об этом проинформируют население. Дело, конечно, хорошее. Но как всё это поможет сделать воздух чище – непонятно. Зато галочка будет поставлена – и деньги освоены.

Справедливости ради нужно сказать, что аналогичная ситуация складывается в Забайкалье и Бурятии, хотя и не настолько критичная. В Забайкальском крае имеются нарушения, но мероприятия всё равно выполняются спустя какое-то время. В Бурятии ситуация похуже, но тоже что-то делается. Бездеятельность органов власти в Иркутской области сразу даёт более разрушительный эффект, поскольку в регионе расположен мощный промышленный узел.

Действие ФЦП заканчивается в следующем году. Однако это не значит, что внимание к экологическим проблемам будет ослаблено. Уже началось исполнение национального проекта «Экология», по которому регионы могут получить федеральное финансирование на решение конкретных проблем.

Запуская нацпроект, в федеральном центре сделали работу над ошибками. Чтобы попасть в программу и получить федеральное финансирование, теперь субъект должен потрудиться и представить мероприятие с уже разработанным проектом. Ведь иначе можно до бесконечности вкладывать средства в разработку проектно-сметной документации, но не получать результат. При этом контракт формально будет исполнен, а деньги освоены. Примеров такой псевдодеятельности в Иркутской области предостаточно.

Если бы мы оказались лучше готовы, уже сейчас можно было претендовать на федеральное финансирование строительства полигонов в Эхирит-Булагатском и Баяндаевском районах. Однако проектно-сметная документация не готова. Придётся заново выделять собственные средства, заказывать новые проекты. Конечно, после того, как будут выделены подходящие земельные участки.

– Мы уже сделали очередное представление, все вопросы перед руководством региона поставили, – отмечает Светлана Ермаченко. – В случае, если исполнение мероприятий будет тормозиться, будем добиваться их исполнения в судебном порядке. За неисполнение судебных решений предусмотрена уже уголовная ответственность.

Может быть, системная работа надзорного ведомства поможет поменять отношение органов власти к решению экологических проблем. Чтобы при реализации нацпроекта «Экология» основной задачей стало не «освоение» федеральных денег, а реальное решение экологических проблем.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector