издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Вы, кажется, говорили про какие-то деньги?»

Страхователи имущества вынуждены добиваться справедливости через суд

Куда ни глянешь, рекламные слоганы страховщиков излучают бодрый оптимизм. Если случилась беда, обещают помочь «сэкономить на валерьянке», подставить надёжное плечо. Но сколько же иронии таится в одной фразе Ильфа и Петрова: «Полное спокойствие человеку может дать только страховой полис».

В жизни случаются истории, когда добросовестный страхователь имущества вынужден добиваться справедливого страхового возмещения через суд, стоя буквально на пепелище своего сгоревшего дома. Как говорится, был домовладелец – стал «дымовладелец». Вот только три вынесенных решения на эту тему из практики Свердловского районного суда Иркутска.

Вместо денег встречный иск

Семья Евгении Дужкиной (здесь и далее фамилии изменены) недолго радовалась покупке дома в СНТ «Юбилейный» в пригороде Иркутска. В октябре 2017 года произошла беда: пожар дотла спалил их уютное гнёздышко. В тот тяжкий день хозяйку успокаивало лишь одно: дом с забором и домашним имуществом ещё летом был застрахован в филиале ПАО СК «Росгосстрах» на весьма приличную сумму – свыше двух миллионов рублей. Как и положено, она аккуратно внесла страховой платёж – без малого 23 тысячи рублей. Воспользовавшись своим правом на страховую выплату, Дужкина сразу же обратилась в страховую компанию. Эксперт от страховщика выезжал на пепелище и установил, что застрахованное имущество погибло на 100 процентов. Понадобились заключение от пожарных и копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Все необходимые документы были предоставлены в декабре. Согласно существующим правилам, страховщик обязан в течение 20 рабочих дней принять решение о признании или непризнании страхового случая и, соответственно, о выплате положенного возмещения.

Когда этот срок истёк, пришлось писать ему письменную претензию. Пришёл ответ: «По заявленному событию проводится проверка, решение будет приниматься по факту поступления необходимой информации». Получив от страховой компании эту уклончивую и довольно туманную весть, женщина поняла, что решение её вопроса затягивается. Чтобы не ходить дальше по мукам, она обратилась с исковым заявлением в Свердловский районный суд Иркутска. Но и ответчик, филиал ПАО СК «Росгосстрах», оказался не промах: тут же заявил встречный иск о признании договора страхования недействительным. Нет, сам факт наступления страхового случая его представители в судебном заседании не отрицали, но привели свои весомые аргументы. Оказывается, они обнаружили, что истица их умышленно обманула: написала в характеристике, что уничтоженный огнём дом был из бруса, а на самом деле он каркасного типа. Бруса там было совсем немного, больше металлоконструкций.

По ходатайству ответчика были назначены две экспертизы. В принципе, тот факт, что при строительстве дома использовались более дешёвые элементы, был подтверждён. Истица же утверждала, что в заблуждение страховщиков она не вводила. Все данные были взяты из технического паспорта, переданного ей бывшим владельцем дома. И вот здесь суд указал, что при заключении договора страховщик вправе произвести осмотр имущества и при необходимости назначить экспертизу по его оценке. Вместо этого ответчик сразу предложил максимальный размер страховой суммы с целью получения опять же максимальной страховой премии. Между тем в соответствии со ст. 942 ГК РФ страховая сумма является существенным условием договора и не подлежит изменению в одностороннем порядке.

По решению Свердловского районного суда Иркутска истица добилась, чтобы ей была выплачена полная страховая сумма за вычетом 76 тысяч рублей – стоимости уцелевшего при пожаре имущества. Плюс к этому неустойка – свыше 22 тысяч рублей, а также компенсация морального вреда – 3 тысячи. Вдобавок страховщик должен раскошелиться на штраф в размере 500 тысяч рублей за то, что не исполнил свои обязательства в добровольном порядке.

Унитаз «Люкс» и прочее

Вторая история тоже связана с пожаром – в СНТ «Статистик 2» под Иркутском. Огонь уничтожил дом со всем его имуществом. Это имущество вместе с внутренней отделкой и инженерным оборудованием было застраховано на общую сумму 1 млн 500 тысяч рублей. Погорелец Александр Грошев тоже обратился с заявлением о выплате страхового возмещения в ООО СК «Сбербанк Страхование». Деньги он получил: 258 тысяч рублей за движимое имущество и 873 тысячи за внутреннюю отделку и инженерное оборудование. Но рассчитывал на другую сумму, которая была указана в договоре. По его мнению, при расчёте ущерба была занижена стоимость имущества, в частности оконных и дверных блоков, отделочных материалов и т.д. Вдобавок к этому недооценены сгоревшие вещи, ведь в доме было всё для комфортного проживания – начиная с дорогой сантехники, мебели и заканчивая сервизами. Такова была суть его искового заявления, которое рассматривал тот же Свердловский районный суд Иркутска. Но страховщик, выступавший в роли ответчика, стоял на своём: с истцом рассчитались правильно. Ведь он не указал стоимость застрахованного домашнего имущества, ссылаясь на то, что все квитанции и чеки уничтожил огонь.

И опять же суд был вынужден напомнить, что при заключении договора не была назначена экспертиза действительной стоимости имущества. Страховщик не воспользовался своим правом это имущество осмотреть. А ведь это его обязанность – проверить соответствие страховой суммы и стоимости застрахованного имущества. Как и в первом случае, страхователю был предложен максимальный размер страховой суммы с целью получения максимальной страховой премии.

По решению суда с ООО СК «Сбербанк Страхование» взысканы в пользу истца свыше 369 тысяч рублей страхового возмещения, штраф – 50 тысяч, 3 тысячи рублей в качестве компенсации морального вреда.

Снова на те же грабли

Третье гражданское дело, которое рассматривалось в Свердловском районном суде Иркутска, как под копирку, рисует ситуацию со страховкой. Ответчик тот же – ООО СК «Сбербанк Страхование». Только дом у истца Геннадия Комарова сгорел подчистую с гаражом и всем имуществом в ангарском СНТ «Белок». Он даже не успел оформить на него право собственности. Пожар случился в октябре 2017 года. За несколько месяцев до беды хозяин оформил договор добровольного страхования имущества на общую сумму 1 млн 500 тысяч рублей. Как и положено, Комаров передал в страховую компанию необходимые документы. Это целый пакет всевозможных копий и справок. Но страховое возмещение даже после отправки досудебной претензии не получил. Вот так возникло очередное судебное разбирательство.

Представители страховщика пояснили суду, что истец не смог собрать полный перечень документов. Помимо свидетельства о государственной регистрации права на строение нужны были ещё чеки и квитанции, подтверждающие стоимость застрахованного домашнего имущества, информация о наименовании учреждений, где оно было приобретено. Но в данном случае суд согласился с истцом: все документы на движимое имущество уничтожил огонь, восстановить их невозможно. И тут снова возникает вопрос: что мешало страховщику, как профессионалу на рынке страховых услуг, определить действительную стоимость имущества? Даже с помощью самых опытных экспертов сделать это на пепелище вряд ли возможно. В погоне за максимальной страховой премией страховщик явно не оценил собственные риски.

И вот судебное решение: ответчик обязан выплатить истцу страховое возмещение в сумме 1,5 млн рублей, штраф – 300 тысяч – и компенсировать моральный вред в размере 6 тысяч рублей.

При страховании имущества эти истории могут чему-то нас научить. Кстати, во всех случаях причиной пожаров стало «тепловое проявление электрического тока». Что чаще всего говорит о неисправности проводки и электроприборов. Страховка, безусловно, нужна в нашей жизни. Но радужная и любезная картина оформления договора может очень сильно отличаться от той, что бывает после наступления страхового случая. Нужно быть готовым, если потребуется, отстоять свои права.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector