издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«С ведома и одобрения»

Иркутская область сохраняет печальное лидерство по незаконным рубкам

  • Автор: Иван Григорьев

Более двух третьих всех объёмов и случаев незаконных рубок в России приходится на Иркутскую область. Самые крупные уголовные дела по ним – в нашем регионе. К такому выводу пришёл Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам 29-го выездного заседания, проходившего в Иркутской области 25–28 февраля 2019 года. Доклад по результатам проверки был опубликован 20 августа. «Ситуацию с охраной лесов от пожаров и лесонарушений в Иркутской области нельзя назвать благополучной», – констатировано в нём.

За 2016–2019 годы на Иркутскую область пришлось 9,4% от общей площади, пройденной лесными пожарами в России, свидетельствуют данные информационной системы дистанционного мониторинга лесных пожаров «ИСДМ-Рослесхоз». По данным международной организации Global Forest Watch, потеря древостоя в Иркутской области за последние 12 лет произошла на площади около 6 млн га. «Эти данные однозначно свидетельствуют о том, что в Иркутской области не обеспечивается приемлемый уровень охраны лесов ни от нарушений лесного законодательства, ни от пожаров и других бедствий», – заявлено в докладе СПЧ. Причин такого положения, по мнению экспертов СПЧ, несколько: это и ошибки, допущенные при реформировании федерального лесного законодательства в 2004–2006 годах, и последующая передача регионам федеральных лесных полномочий. Совет по правам человека отметил факт недостаточного финансирования «лесных» полномочий, переданных Иркутской области. Годовой объём лесных субвенций региону должен быть увеличен «примерно на 1,5 млрд руб., до 2,65 млрд руб.», считают в СПЧ.

«Проблемы, связанные с недофинансированием, усугубляются неадекватными решениями и действиями областного уровня, – сказано в докладе СПЧ. – В частности, в Иркутской области сложилась практика массового искажения и сокрытия сведений о лесных пожарах, ведущая к несвоевременному и недостаточному принятию мер по их тушению на ранних стадиях и в конечном итоге – к развитию крупномасштабных лесопожарных катастроф». Кроме того, в нашем регионе обширные территории в Катангском, Бодайбинском, Мамско-Чуйском, Киренском, Казачинско-Ленском, Нижнеудинском и Заларинском районах отнесены к «зонам контроля лесных пожаров», где по существующему законодательству тушить пожары не обязательно.

«В Иркутской области в зоны контроля включены значительные площади эксплуатационных лесов, в том числе лесов, предоставленных в аренду для заготовки древесины, а также населённые пункты (например, пгт Мама, пос. Ербогачён и др.) и крупнейшие объекты инфраструктуры (БАМ, нефтепровод ВСТО и др.), – сказано в докладе. – Таким образом, фактически часть выделенных в Иркутской области «зон контроля» представляет собой доступные и интенсивно используемые леса, которые к таким зонам относиться не должны». А это создаёт большую пожарную опасность для посёлков, деревень, то есть непосредственно для тех мест, где живут люди.

В докладе СПЧ особо отмечено, что выводы, сделанные членами совета и экспертами Постоянной комиссии по экологическим правам по результатам выездного заседания, подтвердились в июле этого года. Лесные пожары вызвали задымление на территории практически всей Сибири и части Урала. Угроза жизни и здоровью огромного количества людей стала очевидной. «Пожары и задымление в трёх субъектах РФ стали одной из важнейших экологических проблем 2019 г., вызвавших возмущение и протесты со стороны российского общества», – отмечено в докладе СПЧ. Особенно страшно, что 90–98% пожаров пришлось на «зоны контроля лесных пожаров», где тушить их не обязательно. По мнению экспертов СПЧ, главными причинами разрастания пожаров стали отказ от тушения на ранних этапах, вызванный недофинансированием лесных полномочий, переданных Иркутской области, и плохое администрирование. Как сообщил СПЧ, региональное министерство лесного комплекса направило в совет письмо, где предлагает внести изменения в Лесной кодекс, согласно которым обязанности по охране (в том числе по осуществлению мер пожарной безопасности и тушению лесных пожаров) будут возложены на лесопользователей. Эксперты СПЧ отмечают, что это потребует внесения серьёзных изменений в федеральное лесное законодательство.

«Иркутская область является безусловным лидером среди регионов России по масштабам уголовных дел, связанных с нарушениями, допущенными при санитарных рубках», – констатировал Совет по правам человека. Самыми крупными делами названы скандальная история с рубками в региональном заказнике «Туколонь» в 2018 году, ущерб от которых оценивается в 748 млн рублей, и дело о рубке в нерестоохранной полосе лесов в Падунском лесничестве в 2019 году. Размер этого ущерба ещё предстоит оценить. «В обоих случаях рубки проводились с ведома и одобрения руководства органов управления лесами Иркутской области, – заявили эксперты СПЧ. – В обоих случаях санитарные рубки были фактически превращены в коммерческие рубки, направленные на заготовку хозяйственно ценной древесины в обход установленных действующим законодательством ограничений». Большинство актов лесопатологического обследования, по данным СПЧ, были подготовлены с нарушениями.

В тот момент, когда эксперты СПЧ работали в Иркутской области, в регионе были размещены 218 актов лесопатологического обследования на общей площади 3817,65 га (из них 38 актов были размещены повторно на площади 643 га). Позже Департамент лесного хозяйства по СФО отменил 130 актов обследования на общей площади 2194,85 га. При изучении актов экспертами СПЧ были замечены многочисленные нарушения: в рубку назначались деревья 1–3 категорий, не имеющие повреждений, которые давали бы основание для санитарной очистки, деревья 3-4 категорий шли в рубку, не имея повреждений от вредных организмов, а, к примеру, имея ожог корневой шейки, что не является основанием для санитарной рубки. Данные о повреждениях деревьев указывались так, что нельзя было понять реальное состояние древостоя (например, «заражение 10–30%»). В актах и приложениях данные не соответствовали друг другу, в ранее отменённые акты вносились изменения без повторного обследования. В действиях ФБУ «Рослесозащита», подведомственного Рослесхозу, СПЧ усматривает конфликт интересов. С одной стороны, «Рослесозащита» продолжает настаивать на обоснованности санитарных рубок, в том числе в «Туколони», с другой – именно специалисты филиала этого учреждения проводили предшествующие рубкам лесопаталогические обследования. СПЧ считает, что нужно развести функции обследования, назначения санитарных рубок и контроля за ними. Практика незаконных коммерческих рубок под видом санитарных характерна для всей страны, отмечается в докладе Совета по правам человека, Иркутская область же отличается «беспрецедентным» их масштабом.

СПЧ дал ряд рекомендаций Госдуме. В частности, добиться полного финансирования «лесных» полномочий регионов, усилить ответственность арендаторов лесов за соблюдение лесного законодательства, противодействовать на уровне законов коммерческим вырубкам под видом санитарных. Генеральной прокуратуре РФ совет рекомендовал взять под особый надзор расследование уголовного дела, связанного со сплошными рубками в заказнике «Туколонь». Совет настаивает на проверке того, соблюдалось ли законодательство при назначении и проведении санитарных рубок в защитных лесах Восточного Саяна в Тулунском, Нижнеудинском и Тайшетском лесничествах. Если нарушения будут выявлены – принять меры прокурорского реагирования. СПЧ просит Генпрокуратуру вместе с Минприроды России и Рослесхозом провести выборочные проверки законности назначения санитарных рубок в Иркутской области, вызвавших большой резонанс. Основание проверок – данные прокуратуры региона и Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры.

СПЧ настаивает, чтобы правительство Иркутской области исключило из «зон контроля лесных пожаров» эксплуатационные леса, а также леса, прилегающие к населённым пунктам и важнейшим объектам инфраструктуры. Региональные чиновники должны провести лесовосстановление, инвентаризацию погибших в крупных пожарах лесов.

В контексте:

26 августа стало известно, что в отставку подал министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда, находящийся под арестом по обвинению в превышении должностных полномочий при вырубке леса в заказнике «Туколонь». Обязанности руководителя теперь исполняет заместитель министра Роман Герасимов. Пресс-служба правительства региона в этот же день разместила пресс-релиз, в котором сообщила о «значительном снижении незаконных рубок в регионе (на 46 процентов)». «Серый дом» сослался на некую информацию, «подтверждённую» Рослесхозом. Почему эти данные идут вразрез с отчётом президентского Совета по правам человека, не поясняется. «Идейным вдохновителем пилотного проекта по маркировке древесины, благодаря которому незаконные рубки в регионе снизились в два раза только за один год, является Сергей Васильевич Шеверда, – сказано в пресс-релизе. – На этой неделе он вынужден был написать заявление освободить его от занимаемой должности». Напомним, Шеверда обвиняется по нескольким статьям: п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершённое с причинением тяжких последствий»), ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 260 УК РФ («Пособничество незаконной рубке лесных насаждений»), ч. 5 ст. 33, ст. 262 УК РФ («Пособничество нарушению режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов»).

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector