издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Синдром конечной остановки

Канадский педагог Лоуренс Джонстон Питер стал знаменит, выведя принцип Питера: «В иерархической системе каждый индивидуум имеет тенденцию подняться до уровня своей некомпетентности».

Иркутская область – это концентрированная властная некомпетентность. Это настолько очевидно, что даже неловко повторять. Партийный функционер псевдооппозиционной партии, вкусно и тепло сидевший в Госдуме, Сергей Левченко был вознесён в силу обстоятельств на позицию, в которой он реализовал принцип Питера во всей красе. Я не думаю, что сегодня, через четыре года после случившегося, он счастлив своему тогдашнему решению взять компенсацию за традиционные электоральные поражения.

Питер утверждает, что для сотрудника, достигшего уровня некомпетентности, характерен специфический набор особенностей поведения, названный синдромом конечной остановки: с целью создания видимости компетентности для окружающих и поддержания позитивной самооценки для самого себя сотрудник подменяет результативную работу какой-либо другой деятельностью, которая заметна, занимает рабочее время и требует определённых усилий, но не приносит реальных полезных результатов. Часто синдром конечной остановки проявляется в формализации работы, изобретении бюрократических правил и требовании от подчинённых точнейшего их соблюдения даже вопреки объективной целесообразности.

Но жизнь не теоретическая конструкция. Некомпетентность убивает. Информагентства сухо констатируют: «Во время наводнения в Иркутской области погибли 25 человек, 8 человек пропали без вести. О понесённом экономическом ущербе и говорить не приходится. Материальные потери оценены в 35 млрд рублей. В 109 населённых пунктах затоплено 11 тысяч жилых домов. Если бы чиновники просто исполняли свою работу, хотя бы частично этих жертв можно было бы избежать».

Природоохранная прокуратура ещё в 2016 году била тревогу: «Не проведены мероприятия по расчистке русла реки Ии в Тулуне, расчистке русла реки Чукши в районе посёлка Чунский, капитальному ремонту дамбы на реке Тайшетке в Тайшете, разработке проектно-сметной документации по объекту «Инженерная защита города Нижнеудинска от негативного воздействия реки Уда», установлению и закреплению на местности границ водоохранных зон и прибрежных защитных полос протоки Застрянки в пределах Нижнеудинска».

Суд поддержал требования прокуратуры и возложил на министерство природных ресурсов Иркутской области обязанности по исполнению мероприятий программы. Региональная исполнительная власть не просто проигнорировала решение суда. В 2018 году мероприятия по защите Нижнеудинска просто исчезли из областной программы «Охрана окружающей среды» на 2019–2024 годы.

Истерические попытки Левченко запихать обратно в госпрограммы выброшенное ранее – это лишь проявление всё той же некомпетентности. Ведь, согласно эффекту Даннинга – Крюгера, «люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, принимают неудачные решения и при этом не способны осознавать свои ошибки в силу низкого уровня своей квалификации».

А лицо, достигшее точки некомпетентности, будет находиться в ней до тех пор, пока не покинет систему.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector