издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Судный год

10 самых громких процессов на страницах «Восточки»

Если верить информации регионального управления МВД России, местная полиция вполне контролирует криминальную ситуацию в регионе: число зарегистрированных в Иркутской области преступлений год от года снижается. Значит ли это, что наша жизнь становится безопаснее? Похоже, что так. Об этом свидетельствуют и судебные приговоры, вынесенные в завершающемся году. Вспомним 10 самых громких процессов – «Восточка» писала о каждом из них в подробностях. И станет понятно, что 2019-й – в какой-то степени знаковый год.

За прошедшие 12 месяцев органам правопорядка и правосудия удалось наконец разобраться с ангарским серийным убийцей и задержать тулунского сексуального маньяка, которые совершенно безнаказанно орудовали в регионе в течение двух десятилетий. Прискорбно, конечно, что наказание этих монстров так сильно запоздало. Как, собственно, запоздала и ликвидация одного из самых жестоких мафиозных формирований Приангарья – банды Захарова, больше десяти лет совершавшей убийства, поджоги, вымогательства и кражи в Нижнеилимском районе. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Ещё одна хорошая новость прошедшего года: в регионе проводилась настоящая, а не формальная борьба с производителями алкогольного суррогата и торговцами им. После того, как «Боярышник» с метанолом унёс жизни семи десятков иркутян, предприниматели, повинные в массовом отравлении, отправились по судебным приговорам за колючую проволоку. Прежде реальное лишение свободы за подобные преступления никогда не назначалось. А вот и удручающий факт: число убийств в регионе хоть и сокращается, но степень их жестокости зашкаливает. Истязание супруги на глазах собственных малолетних детей, сожжение подруги заживо – и не корысти ради, а, так сказать, для души. «Совершённые с особой жестокостью» и «общеопасным способом» – эти квалифицирующие признаки по-прежнему остаются характерными для множества преступлений. Итак, топ-10 самых громких судебных решений уходящего года.

Мошенник на доверии «Серого дома»

В январе в Свердловском районном суде Иркутска был оглашён приговор Алексею Шорину, учредителю и генеральному директору строительной фирмы «Находка», признанному виновным в мошенничестве в особо крупном размере. Дело Шорина представляет особый интерес хотя бы потому, что наглядно демонстрирует, каким образом обычный предприниматель, склонный к надувательству, может вырасти в крупного афериста. В нашем случае жуликоватому бизнесмену явно «порадели» государственные служащие, занимающие ответственные посты в «Сером доме». Гендиректор ООО «Находка» Алексей Шорин заключил с министерством имущественных отношений Иркутской области четыре государственных контракта на участие в долевом строительстве многоквартирного жилого дома в посёлке Чунский. 40 квартир в многоэтажке предназначались для сирот, в том числе и социальных. Между тем, когда подписывались контракты с минимуществом по сиротским квартирам, фамилия комбинатора была уже знакома оперативникам. К этому времени бизнесмен, находившийся в доверии у властей региона, сумел отжать у четы предпринимателей производственную базу стоимостью 40 миллионов рублей.

Что же касается дома для сирот, в суде подтвердилось: генеральный директор ООО «Находка» и не собирался его возводить. Всё, чего он добивался, – положить себе в карман бюджетные деньги, злоупотребив доверием должностных лиц. Сделать это оказалось несложно. Электронные аукционы были признаны несостоявшимися, но государственные контракты с Шориным были всё же подписаны, и на расчётный счёт «Находки» тут же поступили миллионы из областной казны и федерального бюджета. И хотя аферист, разжившись казёнными деньгами, за год не соизволил даже заключить договоры с подрядчиками, с ним было подписано ещё два госконтракта. В общей сложности министерству имущественных отношений Иркутской области нанесён ущерб на сумму 12,2 милиона рублей, которыми мошенник «распорядился по собственному усмотрению». Свердловский районный суд Иркутска приговорил Алексея Шорина к 5,5 года лишения свободы. А дети-сироты из Чунского района лишь через три года после заключения госконтрактов начали получать ключи от новых квартир. Если бы за расходованием казённых денег и судьбой принятых правительством социальных программ был хоть какой-то контроль, мошенник не смог бы так развернуться.

«Цех по розливу» в огороде

В феврале по приговору Свердловского районного суда Иркутска в места лишения свободы отправились производители «Боярышника». Организатор цеха по розливу смертельного пойла Александр Окунев получил три года строгого режима, его подручному Роману Иванову предстоит отбывать наказание в колонии общего режима на год меньше. Оба признаны виновными в производстве, хранении и перевозке в целях сбыта продукции, не отвечающей требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей. Ещё недавно, до массового отравления жидкостью для ванн «Боярышник», нарушители этой статьи Уголовного кодекса отделывались условным наказанием. Взять того же Окунева: имеющий бессрочную инвалидность парень много лет совершенно безнаказанно, как он выразился, «делал деньги на алконавтах». «Цех по розливу» находился в усадьбе его тёти на улице Кирпичной. Там трудились местные алкаши – приносили собранные на помойках бутылки и очищали их от старых этикеток. «Зарплату» хозяин выдавал им без задержек – тем самым суррогатом, в изготовлении которого «работяги» принимали активное участие.

Поскольку Окуневу приходилось часто лежать в больницах, а «цех» не должен был простаивать, ему помогал свояк. Давая показания в суде, помощник «винодела» с самым простодушным видом заявил, что ничего преступного в производстве «качественного суррогата» он не видит. «Жена моя – учительница, преподаёт в школе английский язык, зарабатывает мало. Сами понимаете, на жизнь не хватает», – пояснял Иванов. Между тем заключениями токсикологических и санитарно-эпидемиологических судебных экспертиз было установлено, что концентрация метанола в бутылочках с «Боярышником», хранившихся в гараже и в квартире Окунева, превышала допустимый для пищевой продукции уровень как минимум в 16 раз. А в некоторых ёмкостях, не дошедших, к счастью, до покупателей, яда было налито в 50 раз выше допустимого значения.

Не та мафия

В марте Иркутский областной суд огласил приговор 16 участникам многоуровневого преступного сообщества, больше десяти лет державшего в страхе предпринимателей Нижнеилимского района. За 43 доказанных преступления лидер банды Александр Захаров и его правая рука – положенец города Железногорска Николай Червов – приговорены к 21 году колонии строгого режима, на 3 года больше просидит за колючей проволокой Сергей Кашников – руководитель отряда беспредельщиков, наводившего ужас на горожан своей безудержной жестокостью. Банда Захарова была одной из самых крупных преступных организаций Приангарья. Она имела развитую сеть подчинённых группировок и сумела поглотить и уничтожить всех конкурентов в теневой сфере бизнеса. Продержаться такой огромный срок бандитам помогли прекрасно отлаженные коррумпированные связи. Местные жители даже окрестили Железногорск Захарьевском – по имени криминального правителя северного города.

К сегодняшнему дню все более-менее значимые криминальные структуры региона, входящие в состав Братского преступного сообщества, остались в прошлом. А крупные лидеры, кроме вора в законе Тюрика, либо отбывают длительные сроки заключения, либо их прах покоится на кладбищах. Но сама мафия оказалась бессмертной: в городах и районах региона до сих пор сидят так называемые смотрящие – теневые правители, поставленные на положение всё тем же Братским преступным сообществом. Нынешние мафиози, правда, уступают своим предшественникам в размахе криминальной деятельности. Но не в дерзости, как показывает судебная практика. В декабре нынешнего года Иркутский областной суд приговорил за убийство, совершённое общеопасным способом, к 12 годам колонии строгого режима Владимира Стерхова, известного в криминальных кругах под прозвищем Самбик.

«Стрелка», назначенная преступными авторитетами, не поделившими между собой сферу криминального влияния, завершилась перестрелкой в людном месте – на перекрёстке улиц 2-й Железнодорожной и Кайской областного центра. Самбик, сопровождавший смотрящего за Свердловским районом по прозвищу Бетон, расстрелял из карабина «Вепрь-12» некоего Француза, возглавлявшего силовой блок положенца Иркутска Паши Большого. Конкретной причиной конфликта стали якобы оскорбительные высказывания Бетона в адрес члена теневого правительства города. Этого оказалось достаточно для того, чтобы открыть на улице в 12 часов дня стрельбу из трёх стволов. И никого из бандитов не смутило, что под обстрел заодно с «неприятелями» попали многочисленные прохожие и автомобили. Пять машин, включая автобус с пассажирами, были повреждены, но люди, к счастью, не пострадали. В суде выяснилось, что главные персонажи этой криминальной истории – убийца и его жертва – вовсе не безмозглые качки, как можно было бы предположить. Молодые люди выросли в благополучных семьях и получили высшее образование. Карьера в преступном сообществе – это их сознательный выбор, сделанный уже в зрелые годы. Выбор, который одного довёл до могилы, для другого обернулся длительным заключением.

Личное кладбище начальника ЖЭУ

В конце марта Иркутский областной суд по вердикту присяжных заседателей приговорил к большим срокам заключения «чёрных риэлторов», отправивших на тот свет семерых иркутян. На скамью подсудимых угодили в том числе и вполне приличные, на первый взгляд, люди. Преступную группировку возглавил начальник ЖЭУ-17 Ленинского округа Игорь Наталин – человек при солидной должности и с большими связями в городских учреждениях. Имея восьмилетний опыт в сфере управления эксплуатацией жилищного фонда и неограниченный доступ к сведениям о задолженности по коммунальным платежам, Наталин решил, что грех не воспользоваться такой властью и не урвать для себя кусок пожирнее. Криминальному предприятию начальник придал видимость законной фирмы. «Риэлторы» даже располагались в здании жилконторы, через стенку с рабочим кабинетом самого Наталина как руководителя ЖЭУ. Участники организованной группы отдавали себе отчёт, что жители Ново-Ленино принимают их «риэлторскую контору» за «государственную организацию». Преступная группировка активно действовала под крышей ЖЭУ больше трёх лет – с сентября 2004-го по январь 2008 года. В неё добровольно вошли десять человек: одни искали «клиентов», другие отвечали за изоляцию обманутых людей, пресекая их обращение в правоохранительные органы. «Возни» со стариками и алкашами было много – их приходилось спаивать, вывозить в заброшенные дома, запугивать, бить. А иногда и лишать жизни. Так, владельца квартиры в доме № 259 по ул. Розы Люксембург избили и зарезали. Двоих вывезли в лесной массив возле деревни Большая Елань Усольского района, где задушили и закопали. Потом «риэлторы» приватизировали квартиру в доме № 247 по ул. Розы Люксембург, после чего «захоронили» бывшую хозяйку, не удостоив её даже соснового гроба. Собственника 40 квадратов в доме № 4 по ул. Академика Образцова они, напоив, прикончили на стройке в пос. Западный. А следующему «продавцу» заказали гулянку на катере по Байкалу и выкинули его за борт с привязанным к ногам грузом. Так «риэлторская» контора стала погребальной. Непосредственный исполнитель убийств Дмитрий Перетолчин приговорён к пожизненному лишению свободы, руководитель ОПГ Игорь Наталин получил 23 года строгого режима, «работники» его конторы Селиванов и Елохина – 8 и 5 лет колонии соответственно.

Шесть кило драгоценностей

В апреле в Иркутском областном суде завершилось обвинительным приговором рассмотрение дела о заказном убийстве менеджера ювелирной компании из Таганрога. Организатором преступления выступил бывший сотрудник Таганрогского ювелирного завода «Золотой Алеф» Роман Кобяцкой, хорошо осведомлённый о слабых местах в организации труда на предприятии. Придуманный им план позволил похитить 6,5 килограмма драгоценностей на сумму более 14 миллионов рублей. Прибытие драгоценного груза из Таганрога Кобяцкой обеспечил с помощью телефонной трубки: представился предпринимателем из Иркутска и заказал огромную партию дорогих ювелирных изделий – 2150 колец, подвесок, цепочек и прочих украшений. Основную «работу» – от встречи намеченной жертвы в аэропорту Иркутска до её убийства и ограбления – по придуманной Кобяцким схеме взял на себя его приятель Александр Шахбазов, проживавший в деревне Усть-Куда Иркутской области. Огнестрельным оружием – самодельным пистолетом с глушителем – Кобяцкой напарника обеспечил заранее, позволив ему на месте подыскать помощника с машиной. Так в компанию убийц влился третий подсудимый – Вячеслав Никулин, работавший в такси «Максим». За гонорар в размере миллиона рублей он согласился встретить менеджера с тяжёлой и дорогой ношей в аэропорту, во время самого убийства наблюдать за обстановкой, а после него – помочь в перевозке похищенного и сокрытии следов преступления.

Менеджер ООО «Золотой Алеф» Наталья Мулихова, в зону обслуживания которой входило и Приангарье, понимала, что сильно рискует, соглашаясь выехать с драгоценным грузом в командировку без охраны. Но, видимо, посчитала, что оно того стоит: с каждой сделки ей полагались соответствующие проценты. В результате замёрзший труп женщины был найден сотрудниками полиции в сумке, присыпанной снегом, на берегу Ангары за станцией Батарейная. А драгоценности с ценниками от 70 тысяч рублей отправились на такси в Усть-Куду и были закопаны в огороде. Сбыть их приятели не успели. Организатор заказного убийства был приговорён к 19 годам лишения свободы, исполнители – к 17 и 16.

Раз маньяк, два маньяк

В апреле была поставлена точка в уголовных делах ангарского маньяка. Верховный Суд РФ оставил без удовлетворения апелляционную жалобу осуждённого к двум пожизненным срокам экс-милиционера Михаила Попкова, совершившего за два десятилетия в общей сложности 78 убийств. Оперативного дежурного Центрального райотдела внутренних дел города Ангарска, который, занимаясь борьбой с преступностью, параллельно насиловал и зверски убивал женщин, не могли вычислить вплоть до 2012 года, когда он был задержан. Пожизненные приговоры осуждённый счёл справедливой карой, но выразил неудовольствие тем, что областной суд лишил его специального звания – офицера органов внутренних дел, а значит, и пенсии, которая полагается ветерану. Мотивировал тем, что нареканий по службе не имел, должностные обязанности исполнял добросовестно, получал от руководства поощрения. Ну а убивал не как блюститель закона, а в качестве частного лица и в нерабочее время. Себе в заслугу серийный убийца поставил помощь следствию, явки с повинной, без которых многие эпизоды могли бы и не всплыть. Однако Верховный суд РФ с этими циничными доводами не согласился. Так завершился многолетний кропотливый труд следователей и сыщиков, которые с 2002 года искали, собирали и анализировали доказательства виновности бывшего милиционера в преступлениях, давно числившихся в «висяках».

Пока шёл второй судебный процесс по делу Попкова, члены той же следственно-оперативной бригады приступили к разработке ещё одного маньяка – тулунского насильника, тоже безнаказанного совершавшего преступления с 1992 года. К сегодняшнему дню ему предъявлено обвинение в 24 эпизодах изнасилований и убийств.

«Она была послушным ребёнком»

К сожалению, прошедший год не стал исключением: малолетние дети по-прежнему становятся жертвами насилия. В сентябре завершилась приговором история пропажи и поисков девятилетней братчанки Алины – история, взбудоражившая год назад всё население северного города. Ученицу девятой школы в течение десяти дней искали более полутысячи человек, в том числе и волонтёры. На скамье подсудимых оказался Алексей Комаров, обвиняемый в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении малолетнего ребёнка с использованием его беспомощного состояния, а также в убийстве. 44-летний житель Братска имел чистую биографию: не судим, работал водителем такси «Максим», воспитывал троих детей. Подсудимый признался, что положил глаз на девочку, перебегавшую дорогу, когда высадил из такси пассажиров на улице Янгеля. Он остановил машину и предложил подвезти малышку до дома. Вместо этого повёз её к собственному гаражу в Падуне. Там насильник сбросил маску приветливого дяди. Удерживая ребёнка, силой влил в рот маленькой «гостье» водку, а затем удовлетворил свои сексуальные потребности. Когда напуганная Алина снова оказалась в машине, она заявила: «Я всё расскажу маме». И тут уже испугался насильник. Он принялся душить её, а затем закопал труп в лесу неподалёку от трассы «Вилюй». Иркутский областной суд приговорил убийцу первоклассницы к 20 годам тюрьмы.

Порой родители не только не в состоянии защитить своих детей от посягательств чужих людей, но и сами наносят психике малышей чудовищные травмы. Так, в ноябре сестрёнкам 6 и 14 лет пришлось выступить в областном суде главными свидетелями обвинения по уголовному делу в отношении собственного отца. Житель Заларей Киёмиддин Алиев в течение нескольких часов жестоко истязал свою бывшую супругу. И всё это время перепуганные дочери не спускали с родителей глаз. Старшая, Камилла, старалась держаться поближе к матери, которой ничем не могла помочь. А малышка Замира иногда по требованию сестры уходила в другую комнату. Но сидеть там одной девочке тоже было страшно, и она возвращалась к маме с папой. «Папа раньше также бил маму», – говорили обе девочки на следствии. И она не раз писала заявления в полицию о том, что муж её избивает. Но потом прощала его, и правоохранители не давали ход жалобам в отношении гражданина Таджикистана. Только в этот раз драка обернулась многочасовым истязанием и глумлением над женщиной, завершившись её гибелью. Иркутский областной суд приговорил убийцу к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Изуверский способ мести

В предыдущем номере газеты мы писали ещё об одном громком деле. Иркутский областной суд приговорил наркомана, который поджёг дом, чтобы отомстить подруге, к 14 годам колонии строгого режима. 34-летний житель города Шелехова Сергей Карнаков признался, что «решил поджечь барак, чтобы отомстить подруге за то, что та выгнала его ночью». Он запер квартиру снаружи и поднёс пламя зажигалки к куче мусора у входа в аварийное здание. Подруга спаслась, выпрыгнув из окна второго этажа, зато бабушка-соседка сгорела заживо. В суде наркозависимый признался: он «понимал, что могут сгореть другие жильцы», но ему «было всё равно, потому что очень хотел отомстить». Жертв этого преступления могло быть гораздо больше. Недаром в Уголовном кодексе РФ избранный Карнаковым способ мести называется «общеопасным». Это уголовное дело обращает на себя внимание не только тем, что его фигурантом стал редкий изувер. Но и удивительным безразличием властей, которое способствовало наступлению тяжких последствий. Ведь в течение целого десятилетия на улице Франк-Каменецкого, в самом центре Иркутска, стоял бесхозный аварийный барак, в котором практически все квартиры были заселены нелегалами. И ни участковому инспектору полиции, ни представителям администрации округа не было никакого дела до опасности, которой подвергаются нарушители паспортного режима.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector