издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Операция «Ребёнок»

Иркутянка самостоятельно вернула одного из детей, которых бывший муж удерживал после развода супругов

Елена Зиновьева говорит: то, о чём она мечтала полгода, свершилось за считанные минуты. Женщина подбежала к своему сыну Никите, который вместе с отцом выходил из подъезда, обняла ребёнка после долгой разлуки. Как рассказывает женщина, Денис, бывший муж, сбил её вместе с ребёнком с ног и нанёс несколько ударов. Неподалёку находились знакомые Елены. Они оттащили Дениса от бывшей жены и сына. По словам Елены, экс-супруг успел брызнуть ей в лицо газ из баллончика. Но ни побои, ни отравление слезоточивым веществом, как рассказывает женщина, не омрачили главное событие: она смогла воссоединиться с младшим сыном. Елена успела сесть с ребёнком в машину и уехать раньше, чем её смог догнать бывший муж. С вечера восьмого января мать и сын неразлучны.

У Дениса своя трактовка событий. Он подал в полицию заявление о похищении сына, краже сотового телефона и денег. Сообщил, что на него напали двое неизвестных и избили. Как редакции сообщили в пресс-службе ГУ МВД по Иркутской области, оба родителя подали заявления в полицию, проводится проверка по фактам, изложенным в документах. Мы связались с Денисом и попросили помочь нам воспроизвести события того вечера. Мужчина заявил, что не желает общаться с корреспондентом.

«Когда мы поняли, что всё получилось, плакали навзрыд», – рассказывает руководитель кризисного центра для женщин Наталья Кузнецова. Около года она помогала Елене вернуть детей. Сыновья – 13-летний Данил и 6-летний Никита – по решению суда должны находиться вместе с матерью. Несмотря на это, с июля прошлого года бывший супруг Елены удерживал детей у себя. Старший сын до сих пор находится с отцом. «Восточка» рассказывала о ситуации в материале «В квартире с тираном», опубликованном 24 декабря 2019 года.

Сейчас Елена поменяла телефонный аппарат и сим-карту, чтобы бывший муж не смог выследить её по сигналу. Из соображений безопасности женщины мы не можем сказать, где она находится сейчас. Наталья говорит, что в операции участвуют федеральные правозащитные организации. Общественники прилагают все усилия, чтобы обеспечить безопасность женщины и ребёнка.

Елена рассказывает, что больше десяти лет терпела оскорбления и побои от мужа. Супруг работал в полиции, в уголовном розыске. Женщина считает, что именно это придавало ему ощущение безнаказанности. «Вспышки агрессии возникали всё чаще. Если в первые годы совместной жизни муж старался подавлять приступы жестокости, то после рождения детей он уже перестал сдерживаться. Куда мы от него денемся?» – рассказывает Елена.

Она говорит, что давно хотела развестись с супругом, но держали долги. Елена сидела в декрете с двумя маленькими детьми, муж работал один. «Я узнавала: если бы я пожаловалась на побои, его бы сразу уволили из органов. Поэтому терпела», – продолжает женщина.

«Когда старшему сыну Данилу было шесть лет, отец впервые поднял на него руку, – говорит она. – У мужа будто «планка упала». Бил ребёнка так, что мне пришлось оттаскивать его, иначе зашиб бы», – рассказывает Елена. По её словам, после этого случая всегда, когда чувствовала, что муж находится «на взводе», старалась укрыть ребёнка, переключала агрессию на себя.

Первую попытку уйти Елена предприняла в 2015 году, когда муж жестоко избил её пряжкой солдатского ремня. Она подала заявление о разводе. «В суде муж стоял на коленях, плакал, читал стихи. Участники процесса уговаривали меня дать ему последний шанс. Говорили, что я с детьми буду никому не нужна, что чужие дети никому не нужны сейчас», – говорит Елена. Тогда она согласилась на уговоры и дала супругу ещё один шанс.

Жизнь в семье вернулась на свои рельсы. Как рассказывает Елена, скандалы и побои продолжились. Денис ушёл из органов и стал пенсионером. Это было дополнительным поводом для претензий к супруге: уволиться из органов ему пришлось после обнародования фактов рукоприкладства.

Елена занималась бизнесом – содержала маленький детский сад, параллельно работала юристом, кроме того, на ней были дети и дом. Однажды женщина забрала детей и предприняла попытку к бегству. Села на поезд и уехала в другой город. Муж выследил её по геолокации, забрал детей и с ними уехал в Иркутск. Вслед за сыновьями вернулась и Елена.

В прошлом году ей удалось поставить точку в отношениях с супругом. В марте 2019 года суд вынес решение о расторжении брака. Несколько месяцев длился процесс об определении места нахождения детей. Суд постановил, что мальчики должны проживать с матерью. Вопреки судебному решению Денис забрал детей. Старшего в июле прошлого года увёз с дачи, младшего выкрал из игровой комнаты, в которую мать устроила ребёнка на время.

К Новому году Елена исчерпала все юридические возможности вернуть детей. Она неоднократно обращалась в полицию. Женщина жаловалась на бездействие сотрудников Службы судебных приставов в вышестоящие инстанции, подавала на исполнителей в суд. Поскольку отец не лишён родительских прав, приставы заняли выжидательную позицию, предоставив бывшим супругам возможность решить вопрос о нахождении детей между собой. Кроме того, Денис подал на обжалование судебного решения, 20 января апелляция будет рассмотрена в областном суде.

«Суд уже определил, с кем должны находиться дети. Я никому ничего не должна доказывать. Нужно было просто выполнить решение суда», – говорит Елена. Не получив поддержки от государства, она взяла ситуацию в свои руки.

Елена согласилась с тем, что старший сын сам вправе решать, с кем ему жить. Данил заявил, что хочет быть вместе с отцом. Перед Новым годом после длительных переговоров при содействии уполномоченного по правам ребёнка в Иркутской области Светланы Семёновой бывший супруг позволил ей увидеть детей и подарить им подарки. «За встречей наблюдала психолог. Никита хотел быть рядом со мной, с удовольствием общался, мы с ним заключали друг друга в объятия», – вспоминает Елена. Женщина говорит, что после этой встречи окончательно поняла, что младший сын нуждается в ней.

Мы попросили Светлану Семёнову прокомментировать непростую ситуацию. Светлана Николаевна сообщила, что к ней за помощью обращались обе стороны: и мама, и папа ребёнка. «Я не могу занимать чью-то позицию, мы должны действовать в интересах ребёнка, – говорит уполномоченный. – Семейный спор – он очень серьёзный и жестокий. Я думаю, в нём каждая из сторон интересы ребёнка учитывает в последнюю очередь. Есть судебное определение о месте нахождении детей. Сейчас мы должны опираться на него. Суд досконально изучил материалы дела, опросил очевидцев, проводились экспертизы».

В определении суда подчёркивается, что оно должно быть исполнено немедленно. «К сожалению, это обычная практика, когда приставы не хотят вмешиваться, не делают то, что должны: не передают детей по решению, – говорит Наталья Кузнецова. – К нам в кризисный центр часто обращаются женщины с такой проблемой. На моей памяти впервые удалось изменить ситуацию, помочь матери вернуть сына».

Елена забрала ребёнка. Теперь она опасается, что бывший супруг будет преследовать её до тех пор, пока не отберёт сына. Ведь так уже было, когда она вместе с детьми уехала в другой город. На этот раз Елена и люди, которые ей помогают, предприняли все меры, чтобы не допустить повторения ситуации.

«Я опубликовала пост в «Фейсбуке» об истории Лены. Иркутяне сами писали, предлагали свою помощь. Откликались посторонние люди, – говорит Наталья. – Кого-то мы попросили забрать Лену с ребёнком на машине, перевезти с места на место. Кто-то передавал продукты. Ребята-спортсмены без лишних вопросов согласились сопровождать Лену к её дому. Помощь предложила подопечная кризисного центра Алёна. Теперь у неё всё хорошо, она спросила, чем может поддержать нас. Требовалось на машине увезти Лену с Никитой. Алёна попросила свою подругу, водителем оказалась девушка-мусульманка в хиджабе. Мы немного переживали, сможет ли она нам помочь в экстремальной ситуации. В итоге девушка-водитель не подвела: получив порцию слезоточивого газа, Лена побежала в сторону, противоположную от того места, где её ждала машина. Девушка догнала её, усадила вместе с Никитой в машину и быстро увезла. Получается, нам помогала многонациональная разнополая команда. Не только женщины сочувствовали ей и предлагали помощь. Откликнулось много мужчин. Помогла также статья, вышедшая в «Восточно-Сибирской правде». Когда люди просили объяснить, что случилось, я сразу отправляла ссылку на материал, и всё становилось понятно».

Наталья надеется, что случай с Еленой ободрит, подарит надежду другим родителям, которые, несмотря на судебные решения, не могут общаться со своими детьми.

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector