издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рубил, рублю и буду рубить

Регион неэффективно исполняет полномочия по управлению лесами

Прошлая неделя оказалась щедрой на новости из лесной сферы. Министерство лесного комплекса Иркутской области в судебном порядке остановило рубки леса в региональных заказниках. Пожалуй, для иркутского минлеса это поворотное событие. Для того, чтобы оно стало возможным, министерство должен был возглавить бывший природоохранный прокурор. А несколькими днями раньше суд удовлетворил требование прокуратуры о признании добровольного ухода в отставку экс-министра Сергея Шеверды незаконным. Указом врио губернатора Иркутской области Шеверда уволен «по утрате доверия».

Уволен по жёсткой статье

Министерство лесного комплекса Иркутской области в судебном порядке остановило рубки леса в региональных заказниках. Об этом на тематическом форуме в прокуратуре Иркутской области 22 января сообщил и.о. главы минлеса Приангарья Дмитрий Петренёв. Рубки осуществлялись по 10 договорам. Сейчас министерство расторгает договоры и дополнительные соглашения на рубки защитных лесов.

На сегодняшний день в Иркутской области уничтожено 5,5 млн кубометров лесов этой категории на площади более 23 тысяч гектаров. Ущерб государству от этой деятельности, по данным Рослесхоза, составил 44 млрд рублей.

Именно рубки в заказнике «Туколонь» стали причиной для возбуждения уголовного дела в отношении бывшего министра лесного комплекса Сергея Шеверды. Он был арестован в июне прошлого года по подозрению в превышении должностных полномочий. По версии следствия, чиновник знал о рубках в заказниках и не препятствовал их проведению.

На прошлой неделе суд удовлетворил иск прокурора области к экс-губернатору Сергею Левченко о признании незаконным увольнения Сергея Шеверды в связи с добровольной отставкой. И дело не в том, что в отношении Шеверды возбуждено уголовное дело. Основанием для предъявления иска послужило вступившее в законную силу решение Кировского районного суда от 23 июля 2019 года об удовлетворении административного иска о признании незаконным бездействия бывшего губернатора Иркутской области Сергея Левченко. Левченко долгое время не хотел уволить Шеверду по более жёсткой статье – в связи с утратой доверия, как того требовала прокуратура.

Ещё в 2016 году Сергей Шеверда нарушил закон «О противодействии коррупции» – утаил имевшиеся доходы и счета в банках. «В справке о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера за 2016 год Шеверда не отразил доход от деятельности в филиале ФБУ «Рослесозащита» – «ЦЗЛ Иркутской области» в сумме 536712,46 рубля, а также доход, полученный от АО «Сбербанк управление активами», в сумме 23 263 756,87 рубля», – говорится в представлении прокуратуры. Зато доходы от основной работы Сергей Шеверда завысил на 187 532,44 рубля. Кроме того, бывший министр не указал пять открытых на его имя счетов в банке ВТБ.

Закон трактует нарушение антикоррупционного законодательства однозначно – уволить «по утрате доверия». Однако Левченко заявил «об отсутствии оснований для применения к министру мер юридической ответственности». В конце концов Сергей Шеверда, уже будучи в СИЗО, написал заявление об уходе по собственному желанию.

В судебном заседании по гражданскому делу представитель ответчика заявил о признании правомерным иска прокурора области и представил соответствующий указ временно исполняющего обязанности губернатора Иркутской области Игоря Кобзева об изменении формулировки причины увольнения.

Аукционы с одним участником

На прошлой неделе стали известны результаты проверки, которую Контрольно-счётная палата Иркутской области провела совместно с органами Контрольно-счётной палаты РФ. Аудиторы оценили, насколько эффективно исполняют свои полномочия по управлению лесами семь регионов, среди которых Иркутская, Архангельская, Вологодская, Костромская области, Забайкальский край, республики Крым и Саха (Якутия). Выводы сделаны ожидаемые: полномочия исполняются неэффективно. Достаточно сказать, что площадь земель лесного фонда, на которых лесоустройство проводилось более 10 лет назад, в проверенных регионах составляет 85%, а в Иркутской области и вовсе 88,3%. Значит, никто точно не может сказать, что творится в лесу и какими запасами древесины мы ещё располагаем.

Механизм определения Рослесхозом объёмов субвенций для исполнения переданных лесных полномочий остаётся непрозрачным. Меры по предотвращению нелегальной заготовки древесины недостаточно эффективны и не оказывают влияния на декриминализацию ситуации в лесной отрасли, объём незаконных рубок и оборота древесины в Российской Федерации остаётся высоким (в 2018 году объём незаконных рубок составил 1,1 млн куб. м).

По данным проверки, за последние три года покрытая лесом площадь в регионах сократилась на 2,1 млн га, или на 0,3%. Общий запас древесины в лесах сократился на 232,8 млн куб. м. Вместе с тем увеличилась площадь спелых и перестойных древостоев на 1,1 млн га, или на 0,3%, что свидетельствует о неосвоенности лесов и низких темпах их эксплуатации.

Площадь земель, требующих лесовосстановления, увеличилась на 2,8% и на 1 января 2019 года составила 33,2 млн га, или 4,3% от покрытой лесом территории. В Иркутской области площадь, требующая лесовосстановления, увеличилась на 14,8%, или на 157,9 тыс. га.

Наблюдается тенденция снижения количества проведённых органами государственной власти субъектов Российской Федерации аукционов на право заключения договоров аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Причём 40% аукционов проведены с единственным участником, в результате чего арендаторы платят по минимальным ставкам за 1 куб. м древесины, продавая её в дальнейшем по рыночной цене.

Растёт задолженность по платежам в федеральный бюджет за использование лесов. В 2018 году по сравнению с 2016 годом она увеличилась по Иркутской области на 17,5%, а по Приморскому краю – на 62,1%. Причём 28,1 млн рублей задолженности в Приангарье было списано в связи с банкротством предприятий.

Аудиторы отмечают, что сейчас отсутствуют методики расчёта экономического ущерба, причиняемого лесам вследствие иных факторов, кроме лесных пожаров и незаконных вырубок. «Провести полную оценку ущерба не представляется возможным», – делается вывод в отчёте.

Динамика ущерба от лесных пожаров в проверенных субъектах различная. Наибольший ущерб получила иркутская тайга в 2016 году – 9246,1 млн рублей, в 2017 году – 5871,6 млн рублей, в 2018 году – 1026,2 млн рублей. Для сравнения: в Приморском крае в 2017 году – 6724,5 млн рублей, в 2018 году – 582,7 млн рублей.

В Иркутской области установлено снижение ущерба от нарушений лесного законодательства, однако он остаётся достаточно высоким: в 2016 году составлял 5488,96 млн рублей, в 2017 году – 5540,4 млн рублей, в 2018 году – 4423,6 млн рублей. Аудиторы отмечают, в частности, что незаконные рубки в регионе снизились на 48%, и связывают это с электронной регистрацией оборота леса.

При этом для арендаторов интерес представляет только один вид деятельности – лесозаготовка. Все остальные виды деятельности практически не получают развития. Так, в Иркутской области для осуществления рекреационной деятельности предоставлено в аренду лесных участков только 4,1% от планируемой площади, для охотничьего хозяйства – 3,6%, для научно-исследовательской и образовательной деятельности – 13%. Штат лесной охраны не укомплектован во всех субъектах. Например, в Иркутской области кадровый голод в 2018 году составлял 23,8%.

Примечательно, что в последние годы федеральное финансирование Рослесхоза увеличивается. Например, на 2018–2020 годы было выделено дополнительное финансирование в объёме 1 млрд рублей ежегодно на поэтапное увеличение численности инспекторов на 1,9 тыс. человек. Правда, увеличить штат нужно было на 19,3 тыс. человек.

Но даже эти показатели не выполнены. Фактически в 2018 году численность лесных инспекторов выросла на 0,8 тыс. человек, или на 42,1% от плана. Отклонение фактической численности от штатной наблюдалось в 67 субъектах Российской Федерации (наибольшее отклонение установлено в Республике Карелия, Архангельской области, Республике Башкортостан, Иркутской области). В результате на 1 января 2019 года фактически насчитывалось 20,8 тыс. человек, или 52% от нормативной численности и 89,7% – от штатной.

Не удивительно, что количество плановых проверок в 2016–2018 годах, согласно данным Департамента лесного хозяйства Приморского края, снизилось в 4 раза (с 65 до 15), по информации минприроды Забайкальского края – в 1,4 раза (с 22 до 16), министерства лесного комплекса Иркутской области – в 1,8 раза (с 77 до 42).

Проблема с достоверностью

В ходе проверки установлена низкая эффективность использования ЛесЕГАИС территориальными органами Рослесхоза. С августа 2018 года по август 2019 года информационной системой было выявлено 326 011 административных правонарушений. Однако должностными лицами Рослесхоза возбуждено всего 6652 административных дела, что составляет 2,04% от общего количества выявленных событий.

«Расчётный объём недополученного объёма доходов в федеральный бюджет в результате непринятия мер по фактам событий об административных правонарушениях по статье 8.28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях составил 2,4 млрд рублей», – резюмируют аудиторы.

КСП делает вывод: существующая система перемещения древесины через границу Российской Федерации не позволяет проводить полноценную проверку легальности заготовки древесины – соответствия документов, объёма, качественного и породного состава древесины, что в конечном итоге не позволяет снизить объём оборота (экспорта) нелегально заготовленной древесины в Российской Федерации.

Увеличение финансового обеспечения за счёт федерального бюджета в 2019 году произошло в основном в связи с началом реализации федерального проекта «Сохранение лесов», в рамках которого для субъектов Российской Федерации предусмотрены субвенции на увеличение площади лесовосстановления, на оснащение лесопожарной техникой, лесохозяйственной техникой и оборудованием.

Например, по Иркутской области увеличение финансового обеспечения за счёт средств федерального бюджета с 2016-го по 2019 год составило 471 265,1 тыс. рублей, или 51,3%, из них на 272 527,6 тыс. рублей увеличены расходы на обеспечение деятельности органа исполнительной власти, на 167 466,4 тыс. рублей – субсидии на приобретение лесопожарной и лесохозяйственной техники в рамках Федерального проекта «Сохранение лесов». По какой-то причине это нисколько не помогло снизить количество пожаров. Так происходило не только в Иркутской области.

Республике Саха в 2018 году денег было выделено на 350 млн рублей (или на 87,1%) больше, чем в 2017-м. Однако площадь, пройденная огнём, увеличилась в 2 раза. Забайкальскому краю денег дали на 561,5 млн рублей больше (или на 90,5% больше), а площадь, пройденная огнём, увеличилась на 25,1%.

В целом в 2018 году в сравнении с 2016 годом произошло увеличение расходов на реализацию переданных полномочий в области лесных отношений в проверяемых субъектах Российской Федерации. В частности, в Иркутской области – с 917,9 млн рублей до 1223,8 млн рублей (на 33,3 %).

Лидером по экспорту леса среди проверенных субъектов стала Иркутская область. За 3 года экспорт продукции лесопромышленного комплекса составил 30,6 млн тонн. Наибольшую долю экспорта – 53,3 % – составил экспорт пиломатериалов, экспорт необработанной древесины – 27,4%, целлюлозы – 15,6 %. Официально выручка от экспорта составила 7682,2 млн долларов США.

Интересно, что в семи проверенных регионах зарегистрировано 3 тысячи лесозаготовительных предприятий, причём треть из них (1050) – в Иркутской области. С большим отрывом от нас идёт Приморский край. У него второе место и всего 641 предприятие. По общему объёму лесозаготовки Иркутская область также безусловный лидер – 35,7 млн кубометров. На втором месте Вологодская область, там всего 14,186 млн кубометров.

При этом сами аудиторы признают, что сегодня существует проблема с достоверностью сведений по объёмам и видам продукции ЛПК. Данные органов статистики и уполномоченных органов субъектов Российской Федерации в области лесных отношений не совпадают.

В 2018 году по сравнению с 2016 годом объёмы заготовки древесины составили 238,6 млн куб. м и увеличились на 11,6 %. При этом наибольший объём заготовленной древесины обеспечивается Иркутской, Вологодской и Архангельской областями.

Кстати, во время проверки не остались без внимания организации, реализующие приоритетные инвестиционные проекты (ПИПы). Аудиторы ещё раз подтвердили: их деятельность в большей мере ориентирована на экспорт круглых лесоматериалов, а не на переработку сырья и реализацию продукции, предусмотренной условиями инвестиционных проектов. Это значит, что ПИПы, задуманные как точки роста для глубокой переработки, себя не оправдали.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector